• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российская наука: инвестиции в устаревающие амбиции?

20 марта состоялся очередной семинар «Актуальные исследования и разработки в области образования» Института развития образования ВШЭ. С докладом «Российские ученые: штрихи к социологическому портрету» выступили эксперты Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ Татьяна Кузнецова, Ольга Шувалова и Галина Китова.

В России уже несколько десятилетий актуальны проблемы кадрового обеспечения науки. Они появились не в один день, и несмотря на то, что постоянно находятся в фокусе общественного внимания, решить их пока не удалось. Речь идет о неэффективности инструментов мотивации труда ученых, падении престижа науки и профессии ученого, возрастных диспропорциях научных кадров, недостаточной эффективности работы аспирантуры и докторантуры, продолжающемся оттоке ценных кадров из данной сферы.

Государство предпринимает определенные шаги для урегулирования ситуации, ориентируясь на самую разную информацию, но федеральная и ведомственная статистика не всегда позволяет понять проблемы, связанные с поведением ученых, их мотивацией и ценностями. Поэтому целью проведенного Институтом статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) в 2007 году обследования было изучение условий работы ученых и привлекательности научной карьеры в университетах и государственных научных организациях, а также определение перспектив развития кадрового потенциала российской науки.

 

Научные кластеры

Методологию исследования подробно представила заведующая отделом социологических исследований ИСИЭЗ Ольга Шувалова. Изучались не все категории научных работников — выбор объектов исследования был продиктован ориентацией на оценку возможностей применения инструментов государственной научной политики в области привлечения научных кадров, а также повышения престижа научной карьеры. При этом внимание уделялось в основном нескольким гомогенным группам научных организаций, которые различаются объемом государственной поддержки и степенью автономии.

В результате в качестве объектов исследования были выбраны институты Российской академии наук (РАН), государственные научные центры (ГНЦ), ведущие научные организации крупных отраслевых корпораций — «госкомпании», а также государственные вузы, выполняющие научные исследования и разработки. В этих организациях отбирались не все категории научных работников, а только те, кто профессионально занимается исследовательской деятельностью и научными разработками. Кроме того, в каждом обследуемом кластере были заданы квоты, которые репрезентируют исследователей по четырем признакам: региональная и половозрастная структура, ученая степень и область науки.

По итогам обследования были получены 2903 анкеты из 50 субъектов РФ. Анкету разработали сотрудники ИСИЭЗ, и ее содержательная часть включала несколько разделов: оценка состояния науки и государственной научно-технической политики, ценности и характер научной деятельности, блок вопросов о профессиональной карьере ученого от возможностей образования до планов, а также раздел о международном научном сотрудничестве, где выявлялись мобильность ученых, возможности, цели и география выездов за рубеж.

Перечень проблем, которые подробно рассматривались в исследовательском проекте, представила директор Центра научно-технической, инновационной и информационной политики ИСИЭЗ Татьяна Кузнецова. Исследователи стремились узнать мнения и оценки ученых по широкому кругу проблем, включая их отношение к динамике развития науки в нашей стране, действенность инструментов научной политики, направленность происходящих изменений, а также вопросы мобильности, научной карьеры, мотивации ученых и их удовлетворенности своей деятельностью.

 

Камни преткновения российской науки

Как выяснилось, почти половина всех опрошенных ученых оценивает текущую ситуацию в нашей науке как ухудшающуюся. Причем самые пессимистические взгляды имеют ученые, которые трудятся в ГНЦ. Оно и понятно. Раньше на ГНЦ возлагались большие надежды по развитию отраслевой науки, они проводили прикладные исследования, у них было много привилегий, а в последние годы их все больше критикуют, над ними постоянно висит дамоклов меч реорганизации.

Печально выглядит и оценка уровня нашей науки по сравнению с другими странами. К собственным научным достижениям ученые довольно скептически относятся: 46% респондентов из ГНЦ и 36% из госкомпаний считают, что уровень российской науки ниже мирового.

Что же мешает развиваться российской науке? 72% ученых считают, что главная проблема — это низкий престиж и низкий уровень оплаты труда научного работника. Второе место в рейтинге проблем занимают диспропорции в возрастной структуре научных кадров. Наконец, как считают ученые, сильно ограничивает возможности развития невостребованность результатов научного труда отечественными потребителями.

Также авторы исследования попросили ученых оценить ключевые направления научной политики — что, по их мнению, должно делать государство, чтобы улучшить ситуацию. Повышение объемов финансирования из бюджета представляется большинству ученых лучшим средством решения проблем. Другие возможные пути — это улучшение качества внутреннего управления, повышение качества подготовки и переподготовки научных кадров, а также введение льгот и налоговых преференций научной деятельности.

При этом внутри опрошенных кластеров дифференциация мнений была большой. За последние три пункта больше всех ратовали представители госкомпаний, а одно лишь выделение денег из бюджета для них особого значения не имело.

Что касается отношения ученых к реальным инициативам государства — тут однозначного мнения нет. Так, создание фондов целевого капитала положительно оценили 42% ученых в госкомпаниях и только 22% в ГНЦ. Ученое сообщество выражает недовольство институциональными мерами: к ассоциированию и приватизации бюджетных учреждений позитивно отнеслись 27% ученых госкомпаний и всего 11% ученых ГНЦ. «Это, в общем, не удивительно. У сотрудников ГНЦ до сих пор свежи воспоминания, о том, как целые институты продавались за бесценок», — отметила Татьяна Кузнецова.

Отдельный блок вопросов был посвящен мотивации ученых при выборе научной карьеры. Очевидно, что материальный фактор в науке явно не является мотивирующим. Но почему люди идут в эту сферу? Оказалось, больше всего ученых во всех сегментах говорят, что их в науке привлекает перспектива интересной работы и возможность самореализации.

Еще один интересный момент: большинство ученых отмечает, что во многом к научной карьере их подтолкнуло обучение в вузе. Книги и кино открыли двери в научный мир 10 процентам ученых, и только 3 процента соблазнились возможностью когда-нибудь уехать за рубеж, чтобы заниматься наукой там.

В заключение своего выступления Татьяна Кузнецова поделилась некоторыми выводами проведенного исследования.

В целом ученые стали более скептически относится к результатам своей деятельности и особенно к месту российской науки в мире.

Пессимизм в отношении перспектив научного развития формируется под воздействием объективных факторов, таких как низкое финансирование и слабость материальной базы, а также субъективных факторов, например, слабой информированности о научной политике государства.

Но при всем том, что большая часть ученых состояние отечественной науки оценивает как плачевное, надежда на лучшее еще есть: «30% ученых высказывают «осторожный оптимизм» в отношении развития науки. В ранее проведенных опросах ничего такого не было. Носителями положительного настроя являются прежде всего ученые из госкомпаний, молодые ученые, а также некоторые руководители организаций».

Наконец, исследование констатировало появление в нашей стране нового сегмента научной деятельности — это собственно госкомпании. Они развивают совершенно новый тип науки, со своими законами и правилами игры. У исследователей в этом сегменте свои специфические ожидания и своя мотивация развития в научной сфере. Но станут ли они локомотивом развития в нашей стране полноценного предпринимательского сектора науки? Этот вопрос пока остается открытым.

 

Вопросы преемственности

Заведующая отделом научной политики ИСИЭЗ Галина Китова рассказала о том, насколько выводы проведенного обследования согласуются с данными других опросов разных лет. Например, если сравнивать результаты опроса ученых, проведенного ИСИЭЗ, с всероссийским опросом населения 2007 года, который оценивал отношение людей к науке, можно увидеть, что в отличие от научного сообщества рядовые россияне оценивают состояние и перспективы нашей науки куда более оптимистично.

Докладчик отметила также, что за последние годы произошли серьезные изменения научной и образовательной политики: «Мы наблюдаем массированную государственную поддержку вузовской науки — это создание национальных исследовательских и федеральных университетов, реализация инновационных программ вузов и многое другое. Но как менялось отношение к науке за эти годы?»

В 2008 году исследование авторитета профессии ученого проводил Фонд общественного мнения (ФОМ). И на вопрос о том, готова ли современная молодежь поддержать своих детей, если бы те выбрали профессию ученого, 61% респондентов ответили «да».

А вот более ранний опрос, проведенный сотрудниками Центра исследований и статистики науки (ЦИСН) в 1996 году, давал совсем иные результаты, как и данное исследование ИСИЭЗ, — респонденты совсем не горели желанием видеть своих детей научными работниками.

Разнятся результаты опросов и в том, почему люди выбирают карьеру ученого и что их на этом пути держит. В 1990-е годы одной из главных причин того, что ученые не уходили из науки, считалось их нежелание перемен. Опрос 2007 года показал, что теперь всего лишь 10% респондентов остаются учеными, потому что не хотят ничего менять в своей жизни.

Также со временем возросла значимость такого фактора, как «интересная среда и окружение». В 1996 году ценность научной среды признавали лишь 11% респондентов, а в 2007 году уже 36%.

Наконец, в обследовании 2007 года по сравнению с данными 1990-х явно выше процент людей, которые считают, что благодаря профессии ученого у них есть шанс самореализоваться.

Таким образом, положительная динамика в отношении населения к науке достаточно очевидна.

 

Жестокая реальность и прогрессирующая инертность

Дискуссию по итогам выступления трех докладчиков начал старший научный сотрудник Центра мониторинга качества образования ВШЭ Дмитрий Попов. По его мнению, исследователи подняли серьезную проблему: негативное отношение самих ученых к науке. «Но вопрос, который возникает следом, — а что же делать? Если просто «накачать» науку деньгами, вряд ли она расцветет буйным цветом…» Проблема глубже. Она заключается в той среде, в условиях, в которых развивается современная российская наука, — это и ее закрытость, и ограниченность внутренних коммуникаций. Культура научной среды не соответствует ожиданиям людей, они хотели бы работать в науке, но в сложившихся условиях вынуждены уйти…

Научный руководитель Международной лаборатории анализа образовательной политики ВШЭ, профессор Стэндфордского университета Мартин Карной заметил, что проведенное исследование базируется на мнениях ученых. А есть еще и реальность. И реальность такова, что ситуация с финансированием исследований в России довольно плачевна. Согласно статистическим данным трехлетней давности, «в России на вузовские исследования в расчете на одного студента тратится всего 149 долларов. В том же Китае, который является более бедной страной, на одного студента тратится 650 долларов, а в Бразилии — 1300 долларов. Не говоря уже о США, которые тратят едва ли не в 20 раз больше, порядка 2600 долларов на одного студента. Таким образом, получается, что отношение к науке в России оставляет желать лучшего. Но если смотреть в глаза реальности, то к науке русские люди относятся даже слишком оптимистично».

По мнению директора ИРО ВШЭ Ирины Абанкиной, исследователи выявили позитивные представления российского общества о науке, некоторую «саентистскую ориентированность», они показали, как ученые ассоциируют себя с научным классом, какое отношение к науке передается от родителей к детям. Но здесь все неоднозначно. «Ученые, которые хоть и не сомневаются в своем выборе профессии, отговаривают своих детей идти в науку. А значит, мы не можем считать их инициативным, энергично развивающимся кластером. И если мы сегодня говорим об инвестициях в науку, то куда вкладываться? Создается впечатление, что нам придется инвестировать в устаревающий стиль жизнь и устаревающие амбиции класса, который даже не ставит своей целью международную конкурентоспособность».

С этой мыслью вынуждена была согласиться Татьяна Кузнецова, которая в своем заключительном слове констатировала угасающую активность современного научного сообщества: «Даже в 1990-е годы ученые были куда менее инертны, чем сегодня…»

 

Алина Иванова, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Механизмы финансирования российской науки нуждаются в обновлении

Необходимо обеспечить базовое финансирование длительных фундаментальных исследований, увеличить срок обучения в аспирантуре до четырех-пяти лет, развивать исследования в региональных вузах при участии ведущих исследовательских университетов. Об этих и других мерах поддержки науки ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов заявил 7 декабря на заседании правления Российского союза ректоров.

Как Вышка популяризирует научное знание

10 ноября отмечается Всемирный день науки. Праздник призван продвигать достижения науки, содействовать ее развитию. Рассказываем, как Вышка популяризует научные исследования, выполненные в стенах университета.

Студенты МИЭМ НИУ ВШЭ показали свои разработки на фестивале Nauka0+

Потанцевать с роботом, погрузиться в виртуальную реальность, собрать метеостанцию, узнать об «умных» технологиях для дома и просто хорошо провести время — Вышка на фестивале NAUKA 0+ показывает, что научные разработки могут быть не только полезными, но и доступными каждому.

«Очевидно, что в инновационных сферах ученый может заработать»

Наука еще в ХХ веке перешла в сферу потребления, сейчас мы относимся к технологическим новшествам так, будто это новое блюдо в ресторанном меню или премьера блокбастера. Наука работает для каждого лично, и этот «научный маркетинг» — заслуга ученых нового времени, «джобсов», которые умеют не только изобретать, но и продавать свои изобретения. Как можно зарабатывать на науке, в рубрике «Конструктор успеха» рассказал выпускник МИЭМ Алексей Ролич — руководитель лаборатории 3D-визуализации, автор проекта «Общественная розетка», получившего грант конкурса «УМНИК».

Женщины в науке: стереотипы и реальность

5 марта лекции в Культурном центре ЗИЛ в рамках проекта «Университет, открытый городу: лекции молодых ученых Вышки» продолжила Анна Сорокина, младший научный сотрудник Лаборатории политических исследований. Она рассказала о том, каково это — быть женщиной в науке.

48 лет

— средний возраст российских исследователей.

Индикаторы науки: 2014

Сборник публикаций посвящен различным аспектам развития науки и инноваций в Российской Федерации. Приводятся статистические данные о составе организаций, выполняющих исследования и разработки, кадрах и финансировании науки, ее материальнотехнической базе. В отдельных разделах содержатся сведения об интеллектуальной собственности, коммерциализации и использовании технологий, инновационной деятельности, общественном восприятии науки; представлены данные международных сопоставлений.

Новая наука ответит на вызовы цифровой эпохи

Опубликованы доклады прошедшей в Словении в рамках XVI международной научной мультиконференции «Информационное общество» 3-й конференции по новой научной дисциплине — когнитонике. Организатором конференции выступил сооснователь этого направления, профессор кафедры инноваций и бизнеса в сфере информационных технологий ВШЭ Владимир Фомичев.

Какой была наука периода «холодной войны»

17-19 октября в Высшей школе экономики прошла международная конференция «Социальные и гуманитарные науки по обе стороны “железного занавеса”».

Как развивалась наука в период «железного занавеса»

17-19 октября в рамках Полетаевских чтений в ВШЭ проходит конференция «Social and Human Sciences on Both Sides of the "Iron Curtain"».