• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Укорененность и за ее пределами: воздействие сетей

 Видеозапись

26 октября прошло второе пленарное заседание конференции «Укорененность и за ее пределами: объясняют ли социологические теории экономическую реальность?». Оно было посвящено власти сетей, а современные исследования этого явления представляли профессор Массачусетского технологического института Роберто Фернандес и профессор Северо-западного университета Брайан Уцци.

Новостная служба портала уже сообщала о первом пленарном заседании конференции, на котором выступили профессор Университета Кардиффа Гленн Морган и профессор Гарвадского университета Фрэнк Доббин.

Масть — к масти
 

Выступление на втором пленарном заседании профессора Массачусетского технологического института Роберто Фернандеса было посвящено власти сетей на рынке труда. Он начал с утверждения, что вера в их силу, в то, что, только создавая и преумножая контакты, можно достичь большего, — это основа как экономической социологии, так и повседневной экономической практики. Именно поэтому, перефразируя библейское «плодитесь и размножайтесь» (go forth and multiply), он обычно напутствует своих MBA-студентов фразой: «Идите и создавайте сети» (go forth and network). Однако любой неленивый исследователь знает, что мы не успеваем с эмпирическими исследованиями экономической реальности, оставляя многие вопросы без ответов. Итак, что мы действительно знаем сегодня о роли сетей на рынке труда? С чем мы сравниваем сети, чтобы понять их значение?

Роберто Фернандес, охарактеризовав себя как скептика («человека одной трети» (стакана), призвал аудиторию на минуту представить, что сети на рынке труда не обладают никакой особой силой. По его мнению, исследования, доказывающие этот тезис, зачастую игнорируются, благодаря сетевой мифологии, начало которой положила знаменитая статья Марка Грановеттера. Все мы помним, что в поле зрения ее автора попали кандидаты, получившие работу. Но что бы произошло, если бы Грановеттер писал о соискателях, которые работу не получили? Как это изменило бы наши представления о роли сетей на рынке труда?

Еще один источник скептицизма докладчика — это исследования, авторы которых фокусируются на том, как именно люди и работа находят друг друга. В этот процесс вовлечено множество участников: те, кто ищет работу, те, кто подбирает сотрудников, и, наконец, те, кто посредничает в этом поиске. В своем обстоятельном обзоре недавних исследований Фернандес особое внимание уделил именно тем, что посвящены посредникам, «людям в середине». Большая часть упомянутых им работ так или иначе затрагивает феномен социальной гомофилии (homophily), или склонности людей поддерживать связи с себе подобными и строить сети на основе различных сходств (докладчик напомнил собравшимся, что принцип гомофилии часто иллюстрируют поговорками «масть — к масти», «рыбак рыбака видит издалека» и подобными (birds of a feather flock together).

То, что работодатели, рассматривающие резюме, больше ценят кандидатов, пришедших через социальные сети, находит множество подтверждений. От чего же зависит поведение посредника, предоставление или непредоставление соискателю информации о вакансии? Какова цена превращения постороннего в своего человека? «Девяносто три тысячи долларов», — шутит, отвечая на этот вопрос, Фернандес, который вместе с коллегами недавно исследовал значение рекомендаций и направлений (referrals) и выделил в результате пять основных механизмов воздействия социальных сетей на рынок труда. Один из этих механизмов (М2) — уже упомянутая гомофилия. Остальные четыре — это расширение круга кандидатов (М1), стремление представляющего защитить свою репутацию (М3), дополнительная информация о кандидате (М4) и социальное обогащение в результате найма (М5).

Почему же для работодателей так важно, чтобы кандидаты были кем-то представлены? Многие из них полагают, что сети сотрудников — это та часть их личного социального капитала, которая может и должна наращивать социальный капитал компании. В ходе своего исследования Фернандес и его коллеги поставили эксперимент. Они наблюдали за реакцией работодателей на одних и тех же кандидатов, пришедших через социальные сети или со стороны. Сначала, как и ожидалось, выяснилось, что представленные через социальные сети кандидаты оказывались успешнее. Затем выяснилось, что успешность людей со стороны при подаче повторного резюме немного возрастала. Но значительный ее рост наблюдался тогда, когда пришедшие в первый раз со стороны соискатели во второй раз оказывались кем-то представлены работодателю. Еще примечательнее то, что уровень успешности кандидатов резко падал, если они переходили из категории пришедших через социальные сети в категорию людей со стороны. Из разговоров с менеджерами по персоналу и вице-президентами компаний выяснилось, что чем опытнее и старше они были, тем больше внимания обращали на то, направлен ли кем-то пришедший к ним соискатель должности.

Таким образом, резюмировал выступающий, социальные сети активно работают на рынке труда, способствуя как интеграции, так и сепарации. Сила сетей зависит от множества факторов, особенно когда речь идет о различных меньшинствах и этнических группах.

Что же все это означает для участников конференции? Как и своих MBA-студентов, профессор хотел бы убедить собравшихся, что их успех будет тем выше, чем эффективней они будут строить и использовать свои социальные сети, которые помогут им открыть новые возможности. Но если они хотят получить ответы на вопросы: «Что, если я сделаю это?», «Что, если я сделаю то?», его сегодняшний ответ: «Не знаю — впереди еще много исследований».

Вопросы, действительно, последовали. Слушателей интересовало, объясняется ли успех представленных кандидатов самим фактом их представленности или тем, что работодатель имеет о таких кандидатах информации больше, чем о пришедших со стороны. Может ли помочь научное знание о механизмах, управляющих процессом рекомендации, в повседневной жизни? Ведут ли коллеги докладчика исследования самой работы, а не только процесса ее поиска?..

Профессор Фернандес отметил, что механизмов, управляющих процессом сетевого посредничества, может быть существенно больше, чем выделили он и его соавторы. Идеальные исследования (gold standard studies) на рынке труда невозможны: исследователи всегда влияют на поведение исследуемых (например, он и его коллеги контролировали одну из сторон, а именно соискателей). В завершение своего выступления он предложил собравшимся еще раз задуматься о ценности сетей. Безусловно, для работодателей в разных секторах рынка труда эта ценность различна. Часть распространяемой по сетям информации о кандидатах детализирована, часть — нет. Можно предположить, что там, где стоимость найма высока, особенно ценится детализированная информация. Но повсюду рекомендация от хорошего сотрудника предполагает, что кандидат будет так же хорош и подойдет компании. И это тот из механизмов современного сетевого посредничества, который все работодатели стремятся использовать.
 

О коллективной мудрости
 

Брайан Уцци начал свое выступление о коллективной мудрости и укорененности с интригующего обещания, что результаты его последнего исследования не только откроют присутствующим нечто мистическое, но, возможно, даже помогут лучше узнать современный мир. Он пригласил собравшихся разделить с ним путешествие в жизнь нью-йоркского хеджевого фонда, которое для него самого началось несколько лет назад. Особое внимание Уцци в повседневности 60 наблюдаемых им трейдеров привлекли мгновенные сообщения, которыми они обменивались между собой и с тысячей других адресатов. Уцци напомнил о своих предыдущих исследованиях финансовых рынков и отметил, что все полученные им данные фокусировались вокруг трех тем: 1) того, что трейдеры планируют сделать; 2) того, что происходит на рынке (здесь он напомнил о контагиозной природе этого рынка, но пояснил, что говоря о «заражении», имеет в виду не каскад банковских ошибок, а то особое состояние возбуждения (state of arousal), которое передается трейдерам, обменивающимся мгновенными сообщениями); и, наконец, 3) того, что докладчик назвал «синхронностью», содержание которой пообещал раскрыть позже. А пока он напомнил участникам конференции о гипотезе «коллективной мудрости», восходящей к идее Леонардо да Винчи о «синтезе разума».

Чтобы проиллюстрировать эту идею, он обратился к двум примерам — из будущего и прошлого. Спок, популярный герой «Звездного пути», обладал счастливой способностью соединять свой разум с разумами других героев, и результат такой комбинации был бόльшим, чем простая сумма двух отдельных разумов. Френсис Дальтон, который в начале прошлого века провел забавный эксперимент по комбинации разумов своих сограждан, пришел к аналогичному результату. Разделив коровью тушу, он предложил экспертам и рядовым гражданам оценить совокупный вес частей. Затем он сложил все названные цифры и вывел среднее арифметическое. Оказалось, что оно было точнее, чем отдельные ответы, даже если последние принадлежали экспертам. Уцци суммирует примеры шуткой о том, что же такое разум: «Разум — это среднее (обобщенное) мнение в отношении среднего мнения».

Но какое отношение все это имеет к трейдерам и их мгновенным сообщениям? По мнению Уцци, самое непосредственное. Когда мы обмениваемся с людьми сообщениями о вещах, в которые глубоко вовлечены, возникает эффект так называемой бесконечной дофаминовой петли (здесь необходимо заметить, что профессор Уцци сопровождал свое выступление презентацией, без обращения к которой некоторые положения его доклада, возможно, покажутся читателю не вполне разъясненными). Он выделил несколько категорий трейдерских сообщений: 1) общая информация о торговле, ценах и прочем; 2) социальная информация (кто кому нравится, с кем встречался и подобное); 3) императивная информация (кто и что должен сделать); 4) интенциональная информация (о том, что сами трейдеры намерены делать). Систематизировав эту информацию, Уцци обнаружил, что в ней содержится очень общее знание: несмотря на то, что спонтанный обмен информацией предполагает высказывание своих мыслей, он также представляет собой попытку передать представления трейдеров о том, что происходит на рынке. Анализируя сообщения, мы можем узнать, как трейдер декодирует рынок. Таким образом, трейдеры обмениваются сообщениями для того, чтобы получить достаточно информации для осмысления рынка.

Уцци проанализировал 2 миллиона сообщений и выяснил, что (без учета вспомогательных) в них насчитывалось около 10 тысяч различных слов. Но только 500 оказались содержательными (типа Федеральный резервный банк, S&P, то есть Standard & Poor’s и прочие). Он их выделил, установил связи между ними и организовал в сеть. Дальнейшее исследование этой сети обнаружило, что 500 значимых слов разбиваются на две более или менее равные группы: 250 используются в одних ситуациях, 250 — в других. Трейдеры использовали слова той или иной группы, в зависимости от того, что происходило на рынке. Одна из постоянных в трейдерской работе — это то, что они всегда говорят о неустойчивости (volatility). Существуют два вида неустойчивости, которые их беспокоят: немедленная неустойчивость (как рынок ведет себя сегодня) и кратковременная неустойчивость (как рынок будет вести себя в ближайшие дни). Использование определенных слов предсказывает определенную неустойчивость рынка. Оказалось, что одна группа слов использовалась в предсказаниях немедленной, а другая — кратковременной неустойчивости. И здесь, возвращаясь к понятию коллективной мудрости, Уцци пояснил, что эти предсказания оказывались более точными, чем прогнозы каждого трейдера по отдельности. Более того, он отметил, что они были даже более точными, чем данные использовавшихся на финансовых рынках количественных прогнозов. Чтобы продемонстрировать последнее утверждение, Уцци пояснил, что точность, которую обеспечивала первая группа слов (анализ неустойчивости дня), оказывалась на 20% выше, чем официально используемый индекс неустойчивости VIX (volatility index). «Коллективную мудрость» мгновенных сообщений профессор Уцци объяснил взаимной укорененностью (embeddedness) этих сообщений: чем выше был уровень консенсуса трейдеров относительно прогноза неустойчивости дня, тем больше денег в целом им удавалось заработать.

Уцци отметил распространенное убеждение, что реакции сетей обычно являются цепными и поэтому их трудно измерить. Докладчик предложил вернуться к термину возбуждение, активация (activation), который появился в 1960-е годы в публикациях психологов и обозначал состояние повышенной эмоциональной «проводимости» (conductance) — состояние, сигнализирующее о готовности людей к какому-либо действию. Чтобы составить «словарь возбуждения» (activation dictionary) трейдеров, участники команды Уцци исследовали эмоциональные ответы трейдеров на получаемые ими мгновенные сообщения и оценивали, в каких ситуациях они «возбуждались» и начинали использовать те же активирующие слова в своих собственных сообщениях. Это позволило исследователям наблюдать каскады или «заражение» (contagion), происходящие в сетях. Изменения в эмоциональных состояниях трейдеров меняли то, как они вели торги. Рост эмоций приводил к снижению торгов (это логично, потому что профессиональных трейдеров учат сохранять невозмутимость). Однако позже исследователи также выяснили, что повышение эмоциональной проводимости приводило к росту точности и аккуратности в торгах, что согласуется с точкой зрения о том, что в скачке интуиции когнитивное и эмоциональное соединяются.

Уцци напомнил концепты, которые он использовал в своих предыдущих исследованиях — момент коллективного блеска (moment of collective brilliance) и cинхронность (synchronicity). Первый непосредственно связан с понятием коллективной мудрости, второй заимствован у этологов, которые изучали коллективное поведение животных, птиц, рыб. Этологи выяснили, что синхронизация происходит, когда перед лицом опасности каждый из стада, стаи или косяка выбирает один и тот же (оптимальный!) путь к спасению. У людей синхронизация происходит на уровне активности головного мозга. Уцци решил взглянуть на трейдеров с точки зрения синхронности и выяснить, существует ли такой момент, когда трейдеры коллективно решают: «Сейчас!» и начинают торговать? Он использовал методологию современной неврологии, известную как spike train analysis (с ее помощью исследуются последовательности нервных импульсов, идентичных по форме и размеру и происходящих в определенный промежуток времени). Команда Уцци разработала на основе этой методологии свою собственную, которая позволила им исследовать моменты синхронизации трейдеров и построить сложную абстрактную модель. Выяснилось, что в такие моменты трейдеры, не зная о своей синхронности, имели вдвое больше шансов на очень удачные торги.

Возвращаясь к социологии, Уцци поставил вопрос: почему эти парни синхронизируются? Потому что все они гении и просто знают лучшее время для начала торгов или благодаря коммуникации и специфическому использованию мгновенных сообщений? Наблюдая изо дня в день за работой трейдеров, их реакциями на мгновенные сообщения и поведением на торгах, исследователи пришли к выводу, что чем больше трейдеры консультировались друг с другом при помощи сообщений, тем более синхронно они действовали. И это, как считает Брайан Уцци, доказывает, что сети играют огромную роль в работе трейдеров и помогают им действовать лучше. А исследователям это позволяет по-новому взглянуть на укорененность.

Профессор поясняет: мы всегда знали о богатстве концепта сетей и о том, что люди обмениваются информацией, но теперь мы также знаем, что значительная часть этой информации — мусор. Наш подход позволяет анализировать сообщения и проводить корелляции между их содержанием и фактическим поведением людей. Это первый большой шаг для нас. Второй шаг связан со временем. Мы точно знаем время отправки сообщений и можем связывать их с конкретными событиями.

В заключение Брайан Уцци поблагодарил аудиторию и отметил, что социологи пока еще в самом начале подобных исследований: именно поэтому в поисках объяснений своих данных он и его команда обращались за помощью к столь разным наукам — лингвистике, физике, экологии.

Наталья Богатырь, старший преподаватель кафедры экономической социологии, специально для новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Профессии в тренде: как Вышка отвечает на вызовы будущего

Рынок труда постоянно меняется. На кого учиться, чтобы выйти из вуза со знаниями и навыками, востребованными не только в современных реалиях, но и как минимум через четыре-шесть лет? Как определить, насколько та или иная профессия будет востребована в будущем? Что может послужить базой для создания списка профессий, которые продолжат быть востребованными и в России и в мире? В нашем спецпроекте эксперты ИСИЭЗ ВШЭ отвечают на эти вопросы через анализ глобальных трендов.

Правила успешного фриланса. Как побеждать в конкурсах на бирже удаленной работы

Шансы фрилансера получить конкурсный контракт могут снижаться до 0,1% и взлетать до 40%. Социологи ВШЭ изучили от чего это зависит. IQ.HSE переложил выводы ученых в инструкцию: как существовать на бирже, чтобы оказываться в выигрыше.

Тест: работа мечты существует? Какие трудовые условия соблазняют миллениалов

HR-специалисты охотятся за молодыми творческими работниками. А те меняют фирмы как денди — перчатки. Почему так происходит? Ольга Котомина из ВШЭ по итогам опроса креативщиков в возрасте 19–35 лет выделила пять характеристик идеального рабочего места. На их основе редакция IQ.HSE составила быстрый тест.

Ярослав Кузьминов — о развитии высшего образования в условиях цифровизации

В течение ближайших 10 — 15 лет рынок труда полностью изменится под воздействием цифровой революции. Чему и как нужно учиться в условиях быстрого обновления профессий и технологий на рынке квалификаций? Как выжить вузам в условиях распада традиционных методик преподавания? Когда ждать появления массовой индивидуализации образовательных траекторий? Ответы на эти и другие вопросы — в лекции ректора НИУ ВШЭ.

Личность на работе. Как трудовые успехи связаны с психологическими качествами

Манера думать, чувствовать и вести себя в определенных обстоятельствах влияет на возможность занятости и величину зарплаты. Эффект от характеристик личности на рынке труда впервые в России измерила Ксения Рожкова.

Безысходность или желание. Межстрановые и гендерные различия мотивации на рынке труда

Экономические показатели стран и присущая им культура влияют на то, какие цели преследуют мужчины и женщины в сфере занятости. Исследователи ВШЭ проанализировали трудовые ориентации людей, проживающих в разных странах мира, и выявили, какие факторы сказываются на их мотивации работать и в какой степени она реализовывается на рынке труда.

«Готовить человека для работы в среде, которая скоро исчезнет — не совсем разумно для государства»

Профессии охранника, продавца и водителя начнут вытесняться в ближайшие десять лет. Им на смену придут специальности, связанные с адаптацией цифровых сервисов, поиском и освоением информации. Именно такой эффект цифровой революции мы увидим к 2030 году, рассказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая 5 марта с докладом на заседании межфракционной группы «Единой России» в Государственной думе.

В серой зоне

В России, Франции и Греции внешние неквалифицированные трудовые мигранты невольно поддерживают политику работодателей, сразу помещающих их в серое правовое поле. Исследование в трех странах показало, что иностранные рабочие изначально готовы трудиться полулегально, лишь бы заработать на жизнь. Между тем, их доходы не компенсируют ситуацию социальной уязвимости, в которой они оказались. Статья об этом опубликована в Журнале исследований социальной политики НИУ ВШЭ. 

Какие профессии будут нужны через 10 лет

Какой вуз гарантирует, что завтра ты не останешься без работы? Зачем повару университетский диплом? Кто такие «кентавры»? Чему научит цифровая школа? На вопросы «Российской газеты» ответил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Силы на труд

В России почти 25 миллионов рабочих, это почти треть занятого населения. У перестраивающейся экономики на них большие надежды. Но готовы ли они к труду — хватит ли на него здоровья? Хватит, считает профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова. Однако не у всех. О том, кто в зоне риска, — новое исследование на данных RLMS-HSE.