• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Гражданское общество: конкуренция идей и интересов

19 июня на семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ с докладом «Гражданское общество на распутье: взгляд из сектора развития» выступил менеджер региональных программ в Центральной Европе и странах бывшего СССР Международного центра обучения и исследований в некоммерческом секторе (International NGO Training & Research Centre — INTRAC) Чарльз Бакстон (Charles Buxton).

В своем выступлении Чарльз Бакстон рассмотрел особенности и проблемы организаций, работающих в сфере поддержки гражданского общества в рамках международных программ развития, представил выводы и идеи по этой тематике, обсуждавшиеся на конференции INTRAC в декабре 2011 года. Выводы и обобщения Чарльз Бакстон сделал на основе опыта, полученного во время работы в разных странах постсоветского пространства.

Представляя докладчика, первый проректор и научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ Лев Якобсон отметил, что Чарльз Бакстон, известный специалист в области некоммерческих и неправительственных организаций, долгое время работавший в странах бывшего СССР, был приглашен для работы на Летней школе по проблематике гражданского общества. Свое выступление Чарльз Бакстон начал с формулировки актуальных вопросов по проблематике гражданское общество. Что, собственно, такое — гражданское общество? Каковы сегодня основные вызовы для международного развития, связанные с новыми социальными движениями? Как развивается гражданское общество в некоторых странах постсоветского пространства?

Определение гражданского общества, которого придерживается INTRAC, гласит: «Гражданское общество — объединения, существующие вне государства и рынка, которые сохраняют степень автономии и независимости и у которых есть потенциал для предоставления альтернативных точек зрения, курсов политики и действий, отличных от тех, которые продвигаются государством или рынком». При таком подходе, по мнению Чарльза Бакстона, гражданское общество всегда выступает инноватором в социальной сфере по сравнению с государством, и тем более, очень отличается от бизнеса своими изначальными установками. Гражданское общество, считает эксперт, — это «пространство, площадка для дискуссий, где есть конкуренция идей и интересов».

В связи с данным определением у аудитории сразу возникли вопросы. В частности, Владимир Якимец, главный научный сотрудник Института системного анализа Российской академии наук (РАН), обратил внимание, что в данном определении гражданского общества обозначен лишь его потенциал, а не конкретные действия. А кроме того, гражданское общество существует вне государства и рынка, но ведь речь должна идти о трехстороннем партнерстве государства, коммерческого и некоммерческого секторов. На это докладчик отреагировал суждением о том, что, безусловно, определение может быть не совсем полным, однако оно не исключает партнерства разных сторон. При этом необходимо помнить, что потенциал организаций гражданского общества, к которым при определенных условиях можно отнести и профсоюзы, и ассоциации работодателей, очень разный.

Что же касается отнесения тех или иных организаций к гражданскому обществу, но в этом вопросе существует две позиции. Первая — исключающая — сводится к тому, что к гражданскому обществу можно отнести лишь такие организации, которые активно поддерживают демократические процессы. Согласно включающей позиции, которую разделяет INTRAC, гражданское общество представляет собой «огромный ландшафт всевозможных ассоциаций, разнообразных групп, часто находящихся в конфликте между собой». Но есть много организаций, которые готовы к партнерству с другими секторами, например, в улучшении услуг для уязвимых слоев населения. Не стоит забывать и о том, что отношения между различными организациями подвижны, пространство для гражданского общества может открываться или закрываться, — это зависит от государства.

Вообще же, в странах Центральной Азии, где до сих пор работает Чарльз Бакстон, НКО стали активно создаваться в 1990-е годы, когда государство перестало справляться со своими социальными обязанностями. Характерной же особенностью стран этого региона стало то, что многие НКО в своей деятельности ориентировались на досоветские традиции (например, добровольческие), разумеется, в новом формате, используя интерактивные методы работы.

В процессе социального развития гражданское общество помогает решить целый комплекс задач. В частности, содействовать экономическому росту, фокусируясь на незащищенных слоях населения, предоставляя услуги, которые государство предоставить не может. Гражданское общество помогает в построении демократии, осуществляя контроль за действиями власти и включая людей в активный политический процесс. Правда, говоря о функции контроля за властью, Чарльз Бакстон подчеркнул, что НКО социально-экономического характера существенно отличаются от политических некоммерческих организаций, способствующих демократизации.

Лев Якобсон
Лев Якобсон
На последней конференция INTRAC, состоявшейся в декабре прошлого года, ее участники констатировали произошедшее смещение контекста, в котором работают организации по развитию. Так, резко возрос интерес к вопросам безопасности в самом широком смысле слова. Бедность, на борьбу с которой традиционно тратилось много ресурсов НКО, теперь является лишь одним из нескольких ключевых вопросов для доноров, наряду с проблемами здорового образа жизни, борьбы со СПИДом, экологическими проблемами. Актуальными стали и вопросы конкуренции за сырьевые ресурсы и эффекта сырьевых доходов. По мнению многих специалистов, сырьевая рента все больше тормозит развитие многих стран. Наряду с этим последний экономический кризис и последующий режим строгой экономии в западных странах также снизил и даже приостановил программы помощи ряду стран мира. В политике международного развития появились новые игроки: Китай, Индия, Бразилия, отчасти — Россия, произошло изменение формата общения ведущих стран от G7 к G20. И наконец, в мире произошли геополитические потрясения: прокатилась волна «цветных» революций, «арабская весна» и подобные события.

Дискуссия, состоявшаяся после доклада, затронула сразу три темы, обозначенные докладчиком: роль НКО в демократизации, роль международных НКО в развитии гражданского общества, гражданское общество и НКО в Средней Азии.

Элла Памфилова, старший научный сотрудник Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, попросила прокомментировать недавние события в Киргизии, в которой Чарльз Бакстон работает последние десять лет. По мнению докладчика, условия политического плюрализма сыграли свою роль в Кыргызстане в 2005 году во время первой «революции». Тогда в республике был более либеральный президент, гражданское общество в основном уже сформировалось, люди имели опыт и навыки самоорганизации. Именно поэтому тогда общество смогло настоять на принятии новой Конституции, проходили многочисленные мирные собрания и митинги.

В 2010 году ситуация стала иной. Человеческие потери во время апрельских событий привели к тому, что уже не было демократической эйфории, сформировались политические движения националистического толка и произошли трагические межэтнические столкновения в Оше, хотя этнический вопрос, как считает Чарльз Бакстон, не был основным, «скорее узбеки были вовлечены в противостояние между севером и югом». По мнению же Эллы Памфиловой, столкновения происходили из-за собственности на землю. Это вывело наружу глубинный конфликт, существующий на этой территории несколько веков. Кстати, аналогичные проблемы есть на российском Кавказе.

Чарльз Бакстон пояснил, что НКО старались как-то смягчить конфликты. Но в Кыргызстане наряду с другими были и остаются политические силы, которые не стремились к разрешению конфликтов, между ними шла борьба за влияние. Внутри самого гражданского общества люди занимали разные позиции по поводу конфликта. В принципе НКО в Киргизии достаточно влиятельны, их руководители становились депутатами и руководителями разного уровня, они имеют возможность выступать на телевидении. Но это влияние, разумеется, не решающее, гораздо влиятельнее в 2005 и 2010-м годах были политики и бизнесмены.

В Казахстане до 2005 года НКО активно создавались и развивались. Но потом государство стало сдерживать этот процесс. Однако и там по-прежнему многие социально значимые услуги оказываются неправительственными организациями.

Участники семинара не обошли вниманием и вопрос о деятельности НКО, способствующей демократизации, в том числе обсудили влияние на эти процессы извне. По словам Чарльза Бакстона, картина с НКО и неправительственными организациями в этом регионе очень пестрая. Конечно, влияние извне есть, но в таких случаях часто возникает вопрос доверия к тем НКО, через которые это влияние происходит. Лев Якобсон заметил на этот счет, что «практики политического влияния извне были отработаны еще Коминтерном и доказали свою неэффективность».

Владимир Римский, заведующий отделом социологии регионального фонда «Информатика для демократии» (Фонд «Индем») обратил внимание на прозвучавшие в докладе опасения по вопросу отношений НКО и рынка: Чарльз Бакстон говорил «преданности истокам гражданского общества даже во время экспериментов с рынком». Докладчик напомнил, что цели НКО и цели частного (коммерческого) сектора очень разные. Но это не значит, что вопрос о сотрудничестве теряет свою актуальность, всегда важно найти что-то общее даже в условиях неравноправных отношений.

Итоги семинара подвел Лев Якобсон. «Дискуссия показала, что нет ответов на многие вопросы. Еще 18-20 лет назад ситуация с гражданским обществом казалось более ясной. Сейчас вопросов больше, чем ответов, видимо, потому, что процесс стал нелинейным. Пришло осознание, что демократия — наука сложная, да и НКО — очень разные. Но все это говорит лишь о том, что проблематика гражданского общества и некоммерческого сектора интересна для изучения, и вряд ли что-то подобное можно найти в какой-то другой сфере».

 

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.