• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Дорожная карта гражданского общества

25 февраля в Высшей школе экономики состоялся научный семинар "Перспективы гражданского общества в России: проблемы оценки и выбора".

Семинар был организован действующей в Вышке Лабораторией исследования гражданского общества (ЛИГО). Открывая семинар, первый проректор ГУ-ВШЭ Лев Якобсон подчеркнул, что в 2008 году ЛИГО выполняла одну из тем плана фундаментальных исследований, которая касалась методов прогнозирования развития гражданского общества в России. При этом речь не столько шла о прогнозе как таковом, сколько об изучении подходов к определению перспектив гражданского общества и подготовке некоего пилотного проекта на основе методов Форсайта.

О том, что представляет собой Форсайт, то есть метод долгосрочного научного прогнозирования, рассказал заместитель директора Института статистических исследований и экономики знаний ГУ-ВШЭ Александр Соколов, который привел одно из наиболее распространенных определений данного метода: "Форсайт — это систематический процесс оценки средне- и долгосрочных горизонтов развития, основанный на участии всех заинтересованных сторон, нацеленный на принятие текущих решений и мобилизацию совместных действий". Докладчик подробно описал общие принципы и эволюцию Форсайта, коснулся методологии этого метода, практики его применения.

Сегодня метод Форсайт применяется в сотнях стран мира. "Форсайт очень эффективен в тех случаях, когда нужно принимать политические решения при выборе тех или иных стратегических альтернатив, где имеются различные варианты движения, но необходимо иметь общее мнение, связанное с достижением консенсуса между государством, бизнесом, обществом, в том числе гражданских обществом", — подчеркнул докладчик. А. Соколов осветил особенности применения метода Форсайта для социальной сферы. Так, например, научное прогнозирование развития городов весьма полезно для городских администраций с точки зрения планирования политики по развитию городского хозяйства, составления генеральных планов такого развития, а с другой стороны — и для более активного вовлечения самих горожан в городское управление, возможности для них высказать свои наболевшие проблемы, обсуждать их, находить поиски их решения совместно с властями, что и отвечает задачам развития гражданского общества.

"Цели и альтернативы развития гражданского общества: дорожная карта для России" — так названа тема доклада, с которым на семинаре выступили заведующий отделом стратегического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний ГУ-ВШЭ Сергей Шашнов и старший научный сотрудник ЛИГО Ирина Мерсиянова. В докладе были рассмотрены подходы и методы Форсайта, использовавшиеся для оценки перспектив развития гражданского общества в России. Вниманию участников семинара была также представлена дорожная карта одного из возможных вариантов развития российского гражданского общества. Сегодня, сказал, в частности, С. Шашнов, известно немало примеров использования методологии Форсайта применительно к гражданскому обществу. Рост интереса к Форсайту связан в значительной мере с тем, что это новый подход к определению перспектив развития гражданского общества, который достаточно успешно зарекомендовал себя в других сферах. "Популярность Форсайта объясняется также и увеличением спроса на знания о будущем и все более широким распространением новых принципов разработки политики, которая предполагает выбор приоритетов и концентрацию основных площадей своих достижений", — заметил докладчик. Внимание к этому методу обусловлено и ценностью как прямых его результатов, так и значительной пользой, приобретаемой участниками этого процесса.

Что касается дорожных карт, то как метод они предназначены "для разработки и визуального представления среднесрочной стратегии развития сектора в отрасли и компании". Это нормативный метод предвидения, при котором предполагается, "что мы знаем, куда мы хотим прийти или чего мы хотим достичь, и наша задача заключается в том, чтобы ответить на вопрос, каким образом оптимально это сделать. Временной горизонт этого метода обычно составляет от пяти до пятнадцати лет, а сама дорожная карта строится в виде схемы-маршрута, который непосредственно приводит к заранее установленной совокупности целей через решение промежуточных задач".

Такая карта представляет собой, как правило, многослойную схему, где каждый слой содержит однородные элементы (цели, задачи), и основной акцент при этом делается на согласовании временных координат событий и действий, что придает данному инструменту динамический характер и позволяет отслеживать всю реализацию процесса. При этом при построении дорожных карт результаты должны быть представлены в максимально понятной форме, доступной для самого широкого круга заинтересованных лиц, и служить основой для принятия текущих решений в соответствующих областях. При построении дорожной карты для гражданского общества, отметил докладчик, ее авторы провели подробный анализ основных документов, в частности, изучались документы Общественной палаты Российской Федерации, концепция долгосрочного развития РФ до 2020-го года и другие.

Сергей Шашнов и Ирина Мерсиянова
Сергей Шашнов и Ирина Мерсиянова
Если говорить о построении дорожной карты, то этот процесс предполагал выполнение таких этапов, как определение целей и задач и временных рамок. Главное значение дорожной карты заключается в выборе и представлении возможных направлений развития гражданского общества, определении системы необходимых мер и точек их наиболее перспективного приложения, построении траектории достижения поставленных задач и отражении альтернативных вариантов. Это и разработка методологии, и выбор метода. "Естественно, методы выбирались таким образом, чтобы у нас имелась возможность оценить перспективы развития гражданского общества и собрать всю необходимую информацию, которая требовалась для описания элементов дорожной карты", — подчеркнул С. Шашнов.

В соответствии с выбранной системой методов к работе привлекались эксперты, представители организаций гражданского общества, различных групп населения. Для построения дорожной карты использовалась совокупность различных методов, таких как обзор литературы, контент-анализ, интервью с экспертами, опросы населения, очные и онлайн фокус-групповые дискуссии. Что касается сценариев дорожной карты, то они использовались для определения возможных перспектив развития гражданского общества и возможных его вариантов. Цель подготовки сценариев заключалась в том, чтобы "представить возможные картины будущего, отразить альтернативные пути их достижения. Сценарии были посвящены событиям и направлениям событий, которые являются предметом наибольшего интереса и беспокойства".

Суть подхода, использовавшегося при составлении сценариев, состояла в том, что рассматривались различные факторы, которые либо влияют на гражданское общество, либо характеризуют какие-то важнейшие составляющего этого общества. "Перебирая различные такие факторы, мы смотрим, какова может быть динамика". Благодаря этому весьма удобно формировать простейшие сценарии, которые затем уже можно группировать в кластеры.

Выступившая затем И. Мерсиянова представила несколько возможных сценариев развития гражданского общества. В первом сценарии, условно названном "общество солидарности", гражданское общество характеризуется высокой социальной активностью населения на фоне роста доходов и его образовательного уровня, сопровождающихся укреплением социальной базы гражданского общества (увеличение доли ядра и уменьшение буферной зоны). При таком сценарии среди большинства населения преобладает восприятие общества как сплоченного организма, в котором наличествует рост доверия, ответственности, ощущение своих возможностей оказывать влияние на происходящие процессы. При этом деятельность третьего сектора обладает свойством устойчивости, в том числе за счет хорошего кадрового обеспечения, услуги НКО являются востребованными со стороны органов власти и бизнес-структур, а вклад третьего сектора в ВВП не меньший, чем в развитых западных странах.

Второй сценарий условно называется "инерционное общество", когда функционирование институтов гражданского общества проявляется в конкретных практиках, однако вовлеченность в них россиян находится на низком и среднем уровне. Организации третьего сектора в таком обществе разнообразны, однако неустойчивы, отдельные виды НКО могут вносить вклад в решение вопросов местного значения, наиболее развиты формы взаимодействия с властями на муниципальном уровне. Общественная активность по месту жительства имеет тенденцию "приватизации" органами местного самоуправления. При этом имеются в виду и группы, характеризуемые высокой активностью, "то есть лица с высшим образованием, или наша традиционная интеллигенция". В этом сценарии отдельные виды НКО могут вносить свой вклад в решение вопросов местного значения, но при данном варианте "возможно взаимодействие между органами власти и некоммерческими организациями именно на муниципальном уровне".

Третий сценарий "общество социальной пассивности" характеризуется, в частности, слабой социальной базой гражданского общества, прежде всего, на периферии, неустойчивостью третьего сектора из-за слабости ресурсного обеспечения. НКО при этом не рассматриваются как ресурс развития муниципалитетов, регионов и страны в целом. Для такого общества характерны низкие показатели социальной активности населения, готовности объединяться с другими людьми, неразвитость установок на участие в практиках гражданского общества. При этом сценарии слаба социальная база гражданского общества, ее периферию составляет более половины населения, третий сектор неустойчив из-за слабости ресурсной базы, формы взаимодействия с властями не многообразны при преобладании нематериальных форм.

И. Мерсиянова спроецировала затем эти сценарии на некоторые данные опросов населения, проведенных ЛИГО в декабре 2008-го года. Согласно этим данным, практически 57% россиян считают необходимым, чтобы Россия к 2020-му году стала похожей на развитые страны Запада, где большинство граждан участвует в работе общественных, благотворительных и других негосударственных организаций и с помощью этого решает свои насущные проблемы.

На вопрос о том, будут ли к 2020-му году россияне участвовать в работе общественных, благотворительных и других НКО для совместного решения своих проблем, оказания помощи другим людям, а также для контроля за действиями властей, 41% россиян ответили утвердительно и 30% — отрицательно. А какие условия наиболее важны для того, чтобы большинство россиян стало участвовать в работе общественных, благотворительных и других НКО? Каждый второй указал, что одним из важнейших условий является значительный рост доходов граждан, а треть говорит о важности повышения уровня доверия между людьми, о росте образовательного уровня населения, о том, что между людьми должны существовать более нравственные отношения. Каждый четвертый опрошенный указал на важность большей прозрачности в деятельности самих НКО, а для каждого пятого таким условием является повышение внимания к деятельности НКО со стороны государства. На вопрос же о том, зависит или не зависит возможность России стать ведущей мировой державой к 2020-му году от участия рядовых граждан в деятельности общественных организаций и других НКО, 55% россиян ответили, что зависит, а 33% — что нет.

Эти данные, по мнению докладчицы, позволяют с большой надеждой смотреть на первый сценарий как наилучший для развития гражданского общества и реализуемый с большой вероятностью. Именно для этого сценария и была представлена потом дорожная карта развития гражданского общества.

Дорожная карта гражданского общества, продолжила И. Мерсиянова, построена в рамках стратегического направления, которое определено в докладах Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в России. Оно состоит "в создании общества свободной самоорганизации, представляющего собой совокупность общественных институтов, непосредственно не включенных в структуры государства и позволяющих гражданам, их добровольным объединениям наиболее полно реализовывать свои интересы и инициативы, вести конструктивную социальную деятельность и равноправный диалог с властью".

Определение таких ориентиров является вопросом политического выбора. "А наши представления, — отметила докладчица, — являются результатом научного поиска". Г-жа Мерсиянова описала далее основные элементы дорожной карты, представив ее графическое изображение на экране. Дорожная карта призвана содействовать укреплению социальной базы гражданского общества и повышению качества его институтов, расширению многообразия и распространенности социальных практик гражданского общества, снижению региональных различий с точки зрения благоприятности предпосылок для его развития.

Цель состоит и в широком распространении таких ценностей гражданского общества, как инициативность, общественная активность, альтруизм и др., в достижении соответствия качества человеческого потенциала интересам формирования гражданского общества в России, установлении стабильной обратной связи органов власти с населением через институты гражданского общества, расширении возможностей для самореализации граждан и повышении уровня доверия населения к институтам и структурам гражданского общества.

Для достижения этих целей необходимо повышать устойчивость функционирования НКО, развивать практики благотворительной деятельности и добровольчества физических лиц на предприятиях, обеспечивать эффективную поддержку этих видов деятельности на региональном и муниципальном уровнях, формировать положительные установки граждан, связанные с участием в социальных практиках гражданского общества. Важно также расширять спрос органов власти и бизнес-организаций на услуги НКО, развивать инфраструктуру информационно-консультационной поддержки деятельности НКО, развивать гражданское образование и территориальное общественное самоуправление, осуществлять мониторинг состояния гражданского общества и мониторинг деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти по развитию институтов гражданского общества.

На реализацию этих мер влияют такие критические факторы, как качество и уровень жизни населения, образ жизни, культурная интеграция общества, состояние институтов прав и свобод, социоструктурная динамика.

Сама дорожная карта гражданского общества представляет собой совокупность показателей развитости гражданского общества. "Мы в промежутке времени с 2010-го по 2020-й годы показываем, каковы именно количественные показатели по участию населения в практиках такого общества, например по показателю доли некоммерческих организаций списочного состава, которые являются функционирующими. Такие показатели для 2010-го года — это наши базовые показатели, собранные во время массовых опросов населения и других исследований. Остальные показатели основываются на экспертных оценках и взаимосвязаны между собой. Например, мы говорим о том, что база гражданского общества в 2010-м году составляет всего 8% россиян, к 2015-му году будет составлять 20% и к 2020-му году — 25% россиян. Учитывая, что ядро социальной базы гражданского общества составляют люди, готовые объединяться, участвовать в деятельности НКО и информированные о них, эти показатели у нас находятся во взаимосвязи с остальными показателями", — сказала докладчица.

Затем в адрес докладчиков последовали вопросы. Один из них задал Л. Якобсон, и звучал он так: "А кому и зачем нужна дорожная карта в самом гражданском обществе? Жили до сих пор вроде бы и без всякой дорожной карты…"

Такая карта, отметила, в частности, И. Мерсиянова, делает развитие гражданского общества более предсказуемым для различных субъектов.

А вот как ответил на собственный же вопрос первый проректор Вышки: "Понятно, что мы не можем знать наверняка, как будет развиваться гражданское общество. Представления о гражданском обществе естественным образом разнятся у разных общественных сил. Необходимо поэтому консистентное видение для каждой из общественных сил. Если привести лежащую на поверхности аналогию, то никто ведь не знает, когда закончится нынешний экономический кризис. Но при этом грамотный человек отличается от неграмотного тем, что он прослеживает и понимает некие взаимосвязи. Применительно к развитию гражданского общества следует заметить, что без того или иного инструментария предвидения невозможны наши представления о будущем. А без таких представлений о будущем просто нельзя действовать, эти представления всегда имплицитно есть у каждого участника, однако они вряд ли являются системными. Но если мы хотим чего-то, то мы должны действовать в соответствии с тем, что мы хотим. А это на самом-то деле задача весьма и весьма трудно разрешимая".

Затем последовали выступления участников семинара. Так, известный политолог Иосиф Дискин отметил, в частности, что в данном случае "можно говорить об успехе исследовательского проекта, потому что в принципе необходимо обогащать арсенал исследовательских методов гражданского общества, которое весьма многогранно и многоаспектно. И хорошо, когда при его исследовании применяются разные методы". Но есть и проблемы. "Метод Форсайта используется там, где в очень большой степени объект находится в руках управления. Это научно-технические программы, строительные программы, где самоорганизующаяся, генетическая составляющая не определяет судьбу развития процесса. Но гражданское общество по своей сути объект, который в очень большой степени развивается за счет своих внутренних, генетических факторов". Этот, по словам ученого, "хрупкий организм" можно легко разрушить путем неких "нормативных воздействий".

Директор центра "Глас народа" Института социологии РАН Александр Кинсбургский оценил представленный проект "как успешный опыт, в частности, когда речь идет о прогнозировании модели взаимодействия институтов власти и гражданских структур". А вообще, задался вопросом ученый, насколько подходит методология Форсайта для изучения проблем развития гражданского общества в России? "На мой взгляд, это наиболее адекватный метод", — подчеркнул он. Этот метод адекватен потому, что позволяет рассматривать гражданское общество во всех формах самоорганизации населения. Во-вторых, методология Форсайта позволяет рассматривать гражданское общество и его развитие в широком контексте, включая и политический, и экономический, и социальный, и международный аспекты. К достоинствам методологии Форсайта А. Кинсбургский отнес и наличие в этой методологии десятка методов, "включая и качественный, и количественный, и интегральный, связанные между собой. Примером такого интегрального метода и является дорожная карта гражданского общества".

Метод Форсайта — это не только предвидение будущего, но и возможность достижения консенсуса всех участников данной методологии, "причем включая не только теоретиков и исследователей, но и практиков, в том числе и практиков гражданского общества. И это очень сильная сторона, позволяющая рассчитывать на практические приложения". Ученый высказал пожелание о том, чтобы исследователи "переходили от пилотных к полномасштабным Форсайт-проектам с участием всех заинтересованных сторон с тем, чтобы такая работа привела к должным практическим результатам".

Достаточно критично в адрес представленного проекта высказался профессор Виталий Тамбовцев (экономический факультет МГУ). Авторы проекта попытались показать, как надо применять некий метод. "Но доклады, особенно второй, блестяще продемонстрировали, как это делать не надо", — категорично заявил В.Тамбовцев. По его мнению, "при раскрытии определения метода Форсайта в ключевых элементах нет противоположных элементов — стэйкхолдеров. Отсутствует такое понятие, как согласование интересов, которое достигается отнюдь не через обработку экспертных мнений, а через переговоры".

Лев Якобсон
Лев Якобсон
Итоги семинара подвел Л. Якобсон. "Позволю себе высказать мнение, что и такого стейкхолдера, как государство, тоже нет, — заметил, в частности, первый проректор Вышки. — Потому что если бы мы аналогичным образом попытались представить себе перспективы государства, мы уперлись бы в то же самое. А вся разница в том, что мы имеем дело с процессами — что применительно к государству, что применительно к гражданскому обществу — принципиально игровыми. Представления о будущем у каждого из участников свои, и, действительно, нет такого субъекта, как гражданское общество, нет такого реального субъекта, как государство. А есть разные общественные силы, которые ставят перед собой цели. В любом прогнозировании дело обстоит так: что ты туда заложил, то ты и получишь.

Но людям, живым субъектам, свойственно так или иначе представлять будущее. Что значит научно представлять будущее? Это значит, во-первых, отметать заведомо нереальные варианты и оставлять некую зону возможного и, во-вторых, представлять эту зону возможного консистентно, взаимосвязано, совместимо друг с другом. Ничего другого в научном представлении о будущем нет, потому что человеку не дано знать будущее. И какие бы кто переговоры ни вел, при том что это, безусловно, дело полезное, такие переговоры хороши для формирования лучшего будущего, а не для его предвидения. Авторы проекта не замахивались на то, чтобы знать, каким будет через десять лет российское гражданское общество, потому что замахнуться на это — значит заранее действовать за рамками науки".

Николай Вуколов, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Ивана Морякова

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Факультет социальных наук провел первую форсайт-сессию

Факультет социальных наук первым среди всех факультетов Вышки при поддержке Программы развития НИУ ВШЭ провел форсайт-сессию, посвященную вопросам стратегического развития образовательной и кадровой деятельности факультета.

Что могут и чего не могут дать «большие данные»

14 марта в Высшей школе экономики в рамках серии дискуссий «Форсайт финансовых профессий» состоялся круглый стол на тему: «Использование Big Data в финансах». Обсудить вопрос собрались ученые московских и ведущих региональных вузов, а также эксперты, представляющие бизнес-структуры.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.