• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как завоевать доверие вкладчиков

14 апреля состоялся круглый стол «Российская банковская система — уроки кризиса», организованный агентством РБК совместно с Банковским институтом ГУ-ВШЭ в рамках Национальной премии «Финансовый Олимп».

Открывая круглый стол, его модератор, директор департамента аналитической информации РБК Александр Яковлев, назвал два признака российской банковской системы, которые особенно четко «высветились в период экономического кризиса», — ограниченную ресурсную базу банков и неразвитую систему управления рисками. О том, как эти проблемы можно разрешить, и предлагалось подумать участникам встречи.

Основным спикером по первой теме стал директор Банковского института ГУ-ВШЭ Василий Солодков, отметивший, что главным источником пополнения ресурсной базы российских банков в последние десять лет стали внешние заимствования. Использовать для этих целей внутренние накопления российских граждан было тяжело по целому ряду причин. Одной из главных является недоверие населения к банковской системе, которое лишь начало преодолеваться благодаря введению системы страхования вкладов. Не менее существенную роль играла и макроэкономическая политика Центрального банка, который, по словам Василия Солодкова, «до сих пор не может определиться, то ли он будет таргетировать инфляцию, то ли регулировать валютный курс». Такая «погоня за двумя зайцами» оборачивается неуменьшающейся инфляцией и, следовательно, высокой стоимостью внутренних заимствований.

Но банкиры не сидят сложа руки и предлагают использовать механизмы, которые если и не увеличат приток вкладов, то помогут сформировать более «длинные» пассивы. Речь идет о безотзывных депозитах. Однако Василий Солодков уверен, что для достижения этой цели можно использовать другие, более гибкие и рыночные инструменты, и прежде всего — депозитные сертификаты. В этом случае клиент заключает с банком договор о покупке депозитного сертификата (сроком от трех месяцев до пяти лет), погасить который можно по окончании его срока действия. Ставки по депозитными сертификатам, как правило, привязаны к ставкам по государственным ценным бумагам, а сами сертификаты защищаются системой страхования вкладов (например, в США размер максимального покрытия ограничивается 250 тысячами долларов). Помимо обычного депозитного сертификата существует его разновидность — брокерский сертификат, сумма по которому в США превышает один миллион долларов. Этот сертификат покупается брокером, который затем делит его между своими клиентами. В свою очередь клиенты, столкнувшиеся с внезапными финансовыми трудностями, могут продать свою долю обратно брокеру — наличие такой опции чрезвычайно важно и удобно для вкладчиков в условиях нестабильной макроэкономической ситуации. С учетом всех указанных преимуществ, полагает Михаил Солодков, надежность брокерского сертификата на порядок выше, чем надежность обычного банковского векселя.

Остановился директор Банковского института и на еще одной проблеме, связанной с формированием банковских пассивов. В большинстве стран мира существует двойная система счетов — клиенту одновременно открываются расчетный и сберегательный счета, что позволяет ему легко отправлять, например, неизрасходованную часть заработанной платы на накопление процентов. В российских банках открытие двойных счетов если и практикуется, то об этом мало известно. Между тем, как считает Василий Солодков, повсеместное введение этой практики, наряду с депозитными сертификатами, позволило бы существенно «удлинить» пассивы российских банков.

Депутат Государственной думы, президент Ассоциации региональных банков «Россия» Анатолий Аксаков сказал на круглом столе, что законопроект по введению депозитных сертификатов уже подготовлен и отправлен в Минэкономразвития. Депутату представляется важным, чтобы в Госдуму этот законопроект вернулся именно как правительственная инициатива — его шансы на принятие в таком случае увеличатся. В то же время Анатолий Аксаков отметил, что банки уже сейчас начинают задействовать другие источники ликвидности. Среди них пенсионные накопления (так, Внешэкономбанк получил возможность направлять накопления «молчунов» на покупку ипотечных ценных бумаг) и субординированные кредиты, которые из антикризисной меры могут превратиться в инструмент повышения капитализации банков. Депутат предлагает также создать фонд капитализации региональных банков с участием российского правительства и зарубежных инвесторов. Согласно этому замыслу фонд сможет становиться акционером местных банков, повышать их прибыльность и капитализацию, а затем выгодно продавать свою долю. В выигрыше, по мнению Анатолия Аксакова, окажутся вообще все заинтересованные стороны.

Его коллега, председатель подкомитета Государственной думы по законодательству о банках и банковской деятельности Павел Медведев, вспомнил о том, как долго банки лоббировали идею безотзывных депозитов и как долго он этой идее оппонировал. «Банкиры меня за это ругали, а я на них обиделся и решил им отомстить, — сказал депутат. — Теперь я не буду возражать против закона о безотзывных депозитах. Пусть его примут, и банки тогда сами поймут, где раки зимуют». Ну а перейдя на серьезный лад, Павел Медведев подчеркнул, что никакого другого ресурса привлечения средств вкладчиков, кроме доверия, у банков нет, а введение безотзывных вкладов означало бы, что банки расписываются в собственной ненадежности.

Директор Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии Сергей Моисеев, выступив на круглом столе, «разделил проблему формирования ресурсной базы банков» на три части. Во-первых, дефицита ресурсов как такового у банков не наблюдается. Во-вторых, эти ресурсы, за исключением собственного капитала банков и средств ЦБ РФ, являются ресурсами «до востребования». В такой ситуации введение безотзывных сертификатов было бы лучшим решением, но оно невозможно по политическим и социальным причинам. «Вторым лучшим решением», полагает Сергей Моисеев, являются депозитные сертификаты, но «они вряд ли получат широкое распространение, их популярность не будет выше популярности облигационных паевых фондов». Можно выбрать другой путь: соблюдая баланс интересов вкладчиков и банков, наделить последние правом выплачивать вклады не по первому требованию клиента, а в рассрочку.

Как истинный банкир, горячим сторонником введения безотзывных вкладов оказался председатель правления КБ «Мой Банк» Александр Арифов, который видит в них отличную возможность управлять как ликвидностью, так и рисками. Пока же постоянная угроза досрочного изъятия клиентами срочных вкладов не позволяет банкам отвлекать ресурсы, необходимые для кредитования российской экономики. Впрочем, мешало кредитованию малого и среднего бизнеса не только отсутствие «длинных» пассивов, но и гонка по накручиванию депозитных ставок, которую до кризиса устроили сами банки. Ставки по кредитам в таких условиях, естественно, также не могли быть низкими. В настоящее время доходность депозитов снижается, и ее оптимальная величина, как считает Александр Арифов, все больше будет привязываться к доходности других инструментов сбережения и накопления средств.

А вот один из руководителей Ассоциации российских банков Владимир Тарачев полагает, что в гонке банков за ликвидностью остались позабыты нужды реального сектора экономики, который ни капли из этих средств не получает. Начавшийся рост цен на энергоносители не добавляет оптимизма: российская экономика, так и не придав импульса развития обрабатывающему сектору, вновь может «сесть на нефтегазовую иглу». С тем, что основной функцией банков должно стать кредитование инновационных секторов промышленности, согласился и Анатолий Аксаков. Одним из инструментов такого кредитования ему видится Российский банк развития.

Генеральный директор Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов признался, что ратовал за введение безотзывных депозитов до тех пор, пока не была создана госкорпорация, которую он теперь возглавляет. По его словам, закон о безотзывных вкладах не будет принят, потому что он просто не нужен: «антипанический» потенциал системы страхования поможет клиентам больше и дольше доверять банкам. Правда, необходимо установить «здравые, соответствующие реалиям банковской деятельности» сроки по истребованию вкладчиками своих средств.

Кстати, именно Александр Турбанов задал тон обсуждения второй темы круглого стола — поведению банков накануне кризиса и недооценке ими собственных рисков. Говоря о том, какие уроки должно извлечь из случившегося банковское сообщество, глава АСВ остановился на двух аспектах — морально-психологическом и профессиональном.

Банки, по его словам, стали слишком жадными, забыв о том, что жадность, неадекватность потребностей возможностям не имеют ничего общего с естественным для предпринимателя стремлением получить прибыль. Кризис наглядно показал, что жадность приводит не к увеличению доходов, а к краху бизнеса.

Профессиональный урок состоит в том, что риск-менеджментом в банковской сфере всерьез не занимались. Кредиты банками выдавались либо «непонятно кому непонятно на какие проекты», либо собственным топ-менеджерам и акционерам, то есть деньги банками собирались не для перераспределения по экономике, а для кредитования самих себя. При этом основное напряжение в секторе создавали крупнейшие банки, прочнее всех уверовавшие, что они «too big to fail».

Преподаватель Банковского института ГУ-ВШЭ, вице-президент Исследовательской группы «РЭА — Риск-Менеджмент» Алексей Лобанов предложил перейти к другой парадигме — «too big to save». Крупные банки должны платить больше за право быть спасенными. Возможно, тогда они осознают необходимость «кардинального пересмотра роли риск-менеджента в управлении», в котором будут заинтересованы прежде всего сами собственники финансово-кредитных организаций.

Вице-президент Ассоциации региональных банков «Россия» Владимир Гамза отметил, что у финансового кризиса в нашей стране были также институциональные основы, в частности, «перевернутая» денежно-кредитная политика, провоцировавшая конкуренцию за ресурсы, и без того дорогие. Между тем ресурсов на рынке должно было быть много, а вот система оценки кредитных рисков должна была быть значительно более жесткой.

В условиях отсутствия правового регулирования происходило «безумное» потребительское кредитование: банки и заемщики соревновались, кто кого лучше обманет. «Сейчас нужно всю эту систему сбалансировать, — считает Владимир Гамза. — Нужно наконец принять закон о потребительском кредитовании, в котором был бы прописан этот баланс интересов».

Пессимистичным было выступление советника председателя правления «Связь-Банка» Виктора Шпрингеля, который полагает, что кризис не исчерпан, а лишь перешел в латентную фазу. Банки в реальности остаются недокапитализированными, и «токсичные активы из них не выведены до сих пор» — их объем превышает триллион рублей. «На банковском рынке нужна конкуренция, — считает Виктор Шпрингель. — А у нас пока крупнейшие банки уверены, что, куда бы они ни вкладывали средства, государство их все равно защитит».

Большинство участников круглого стола сошлись на том, что осуществлять мониторинг финансового состояния банков и добиться повышения качества банковского риск-менеджмента будет невозможно без прозрачной банковской отчетности. Здесь вновь встает вопрос о соответствии российских и международных стандартов — при переводе данных из одной отчетности в другую российские банки нередко из прибыльных превращаются в убыточные. «Трудно проводить анализ, трудно извлекать уроки, если выводы делаются на основе недостоверной отчетности», — подвел итог дискуссии Александр Турбанов.

Олег Серегин, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Чрезмерная забота о вкладчиках повышает риски банковской системы

Система страхования вкладов, с одной стороны, повышает доверие к кредитным организациям, а с другой стороны, создает предпосылки для оппортунистического и рискованного поведения банкиров. Причем крупные банки проводят более сдержанную политику и эффективнее работают с проблемными активами, выяснила в ходе исследования доцент департамента финансов факультета экономических наук НИУ ВШЭ Наталия Горелая.

Сила российской банковской системы — это продолжение ее слабостей

Заместитель председателя Банка России Михаил Сухов прочитал открытую лекцию в Банковском институте НИУ ВШЭ. Приводим 8 тезисов его выступления, характеризующих нынешнее состояние и перспективы развития банковского дела в России.

0,8%

На столько вырос общий объем вкладов физических лиц в январе с учетом сезонного фактора. Рост депозитов населения зафиксирован впервые с октября 2014 года.

Ифтекар Хасан: «Развитие институтов обеспечит стабильность банковских систем»

В Высшей школе экономики прошел четвертый ежегодный научный семинар «Banking in Emerging Markets: Challenges and Opportunities», организованный Институтом институциональных исследований ВШЭ при поддержке Института переходных экономик (BOFIT, Банк Финляндии).

Треть российских семей имеют сбережения

За последние четыре года запасы накопленных сбережений россиян возросли в два раза, а вклады в банках – в 2,4 раза. Чаще всего сбережения делают наиболее обеспеченные слои населения, свидетельствуют результаты ежегодного Мониторинга доверия финансовым институтам и финансового поведения населения, проведенного НИУ ВШЭ.

Эксперты соберутся в ВШЭ, чтобы обсудить, как управлять миром

В условиях медленного преодоления мирового финансово-экономического кризиса политика, по мнению экспертов, «вернулась в экономику». Отсюда и разговоры о менеджменте революций и гражданских войн, и попытки просчитать, какой тип глобального управления может обеспечить наибольшую стабильность. 15-16 ноября в ВШЭ прошла Международная конференция «Глобальное управление в неустойчивом мире».

В Высшей школе экономики рассказали, что будет с евро

25-27 мая в Высшей школе экономики под патронатом Российско-Германской Внешнеторговой палаты состоялся XV симпозиум «Что будет с евро? Страны и банки в долговом кризисе», организованный ассоциацией «диалог+».

Интервью с Василием Солодковым

Интервью участника XIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества — директора Банковского института НИУ ВШЭ Василия Солодкова.

Экономика России: нестабильность как традиция

15 февраля в ВШЭ состоялся мастер-класс «Что глобальный экономический кризис значит для России», который провел глава Постоянного представительства Международного валютного фонда в России г-н Одд Пер Брекк.

Сергей Гуриев выступит в ВШЭ

24 января в Высшей школе экономики пройдет ассамблея студенческой Ассоциации мировой экономики ВШЭ на тему «Политическая экономия российской модернизации». С основным докладом выступит ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. О предстоящей встрече и работе ассоциации рассказывает ее президент Инал Ардзинба.