• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Коронавирус диктует новую этику?

Коронавирус диктует новую этику?

© iStock

Коронавирус изменил массовые представления о нормах поведения в публичном пространстве. Болезнь перестала быть личным делом. Носить маску и перчатки – это уже не только санитарное, но и общественное предписание. Карантинные меры разделили обывателей на два враждующих лагеря: одни нигилистически относятся к вирусной угрозе и демонстративно пренебрегают профилактикой, другие готовы затравить любого «безмасочного» пассажира автобуса. Пандемия формирует новые общественные нравы? «Российская газета» обсуждает тему с социологом, профессором НИУ ВШЭ Симоном Кордонским.

Вокруг вирусов уже сформирована мифология

Достижение необходимого уровня социальной защиты от коронавируса, вероятно, потребует внесения каких-то изменений в нашу жизнь. Каких, на ваш взгляд?

Симон Кордонский: Не понимаю, что такое необходимый уровень защиты. Защита от ковида называется иммунитетом. Меры, которые предпринимают люди и государства, сводятся к изоляции заболевших, защите от аэрозолей, с которыми распространяется вирус, и лечению больных. Ну и всяким излишествам, которыми напуганные чиновники и обыватели пытаются магически остановить распространение болезни. Вроде мытья улиц и всяких поверхностей. Вирусы, с точки зрения обывателей, это такие микроскопические сущности, которые делают людям всяческие гадости. То есть это современная форма средневекового понятия «черти». Вокруг вирусов уже сформирована мифология, не слишком сильно отличающаяся от той, в которой черти играли весьма значимую роль. Даже электронно-микроскопическим образам вирусов придаются признаки, характерные для изображений чертей.

Изменения в нашу жизнь, которые внес ковид, касаются в первую очередь возрождения (становления) еще одной ветви власти – санитарной. Притом что количество отравлений и кишечных инфекций совершенно не зависит от деятельности инспекторов, а определяется временем года, культурой людей, состоянием коммунальной инфраструктуры. Поэтому вопрос об эффективности служб, контролирующих санитарно-эпидемиологическую обстановку, раньше не стоял. А сейчас в ходе борьбы с ковидом эти службы по факту получили право вмешиваться в личные отношения людей, ограничивать их в отправлении естественных потребностей и применять «меры социальной защиты» в случае нарушения людьми ситуативных норм. Фактическое право может в конечном счете стать юридической нормой, потому что санкционная деятельность выгодна для самой службы.

Первая группа – мнительные, вторая – ковид-диссиденты, третья – ковид-конформисты

Ношение маски приобрело не только профилактическое значение. Это уже дресс-код, не соблюдать который в первую очередь неприлично, а небезопасно  во вторую. Здесь этика опережает профилактику. Или мне так кажется?

Симон Кордонский: В нашей ситуации люди разделились на три группы, различающиеся отношением к угрозам и страхам, мифологическим и реальным. Первая группа – мнительные, которые верят во все страшное, что пишут и показывают про ковид-19. Их, судя по результатам уличных наблюдений за теми, кто в масках и перчатках, не больше 10 процентов. Вторая группа – ковид-диссиденты, которые не верят в то, что рассказывают о вирусе. Вряд ли их количество тоже больше 10 процентов. Остальные – это ковид-конформисты, которые не очень верят тому, что пишут о вирусе, но подстраиваются – по ситуации. Первая и вторая группы конфликтуют друг с другом, иногда и до применения силы доходит. С точки зрения мнительных, не носить маску неприлично и опасно. С точки зрения ковид-диссидентов ношение маски – свидетельство легковерия и позорной слабости.

Ко мне на днях в Ашане, в очереди на кассу, вплотную приблизился человек. Я попросил его соблюдать дистанцию. Получил ответ: «Вам надо – вы и соблюдайте». Я – снова, причем деликатнейше. Он – угрожающе: «Вам что-то не нравится?!». Мы живем в обществе, где вежливая просьба чуть-чуть отодвинуться (сделать музыку потише, перестать материться на весь автобус) воспринимается как вызов, а уступка – как проявление слабости. Выход только один – самому отойти в сторону. Что я и сделал. Получается, нет никакой «новой» этики, а есть обычные нормы общественного поведения, которые и в мирное-то время не всеми соблюдаются?

Читать материал полностью

Вам также может быть интересно:

Теория всеобщего расизма – новая версия американского культурного доминирования

В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире. Об этом в своей колонке для журнала «Россия в глобальной политике» говорит руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ Александр Лукин.

Не автомобилем единым: что поможет справиться с постпандемическими пробками

Города и страны постепенно снимают вызванные распространением коронавируса ограничения. И хотя многие уверены в сохранении и расширении укрепившегося тренда последних лет — режима удаленной работы, — в результате городам грозят еще большие пробки, чем раньше. К такому выводу пришли в Институте экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ. Почему вылечить пробки в России возможно только с помощью развития общественного транспорта, разбирался портал «Будущее России. Национальные проекты».

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

В разгар очередного кризиса власти и эксперты почти ничего достоверно не знают о реальных масштабах и структуре российской безработицы, это значит, что оценка последствий кризиса окажется крайне приблизительной. РБК публикует колонку Владимира Гимпельсона, профессора факультета экономических наук Высшей школы экономики, директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ.

Россия намерена реализовать великую евразийскую мечту

Известный журналист и писатель Пепе Эскобар побеседовал с российским политологом Сергеем Карагановым. Караганов говорит о том, что новый мир стал многополярным, но с двумя вероятными гегемонами — США и Китаем. В будущем России предстоит обеспечивать баланс между ними, считает он. Статья опубликована в издании Asia Times (Гонконг).

Раскол углубится: беспорядки в США и их политические последствия

Не факт, что общенациональные протесты приведут к уходу Дональда Трампа из Белого дома в январе 2021 года. Его электорат, который смотрит на бесчинства демонстрантов, демонтаж памятников и коленопреклонение белых демократов с ненавистью, по-прежнему с ним. Если демократам не удастся с помощью общенациональной протестной волны привлечь неопределившихся избирателей и мобилизовать их прийти 3 ноября проголосовать за Джо Байдена, Трамп вполне может быть переизбран. Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» колонкой заместителя директора Центра Дмитрия Суслова продолжает серию статей об изменениях на международной арене.

Под воздействием коронавируса образы будущего оказались в прошлом

Казалось, мир пребывает в конкуренции образов будущего, однако при первом же испытании на прочность человечество вовлеклось в конкуренцию образов прошлого. Выяснилось, что обратно хотят вернуться все. Об этом в колонке для «Литературной газеты» пишет политолог, профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев.

13 трендов биоэкономики: что ждет людей, бизнес и науку в ближайшие годы

Биоэкономика — это экономика возобновления природных ресурсов в производстве продуктов питания, энергии, товаров и услуг. О перспективах ее развития через призму 13 глобальных трендов РБК рассказал к.э.н., директор центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок.

Четвертый закон робототехники: машины будут выбирать за нас одежду, технику, продукты

«Цвет автомобиля может быть любым, если он черный», – легендарная фраза Генри Форда снова может стать актуальной. Одним из последствий пандемии окажется возвращение суверенитета производителю. На заводах и фабриках решат, какого фасона нам нужна одежда, обувь, какие характеристики техники необходимы потребителю. В мире, где клиент был всегда прав, назревают перемены, предупреждает директор центра научно-технического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок в интервью «Российской газете».

Трансформации социального пространства как предчувствие нового мира

Какое место займет культура в постпандемическом мире, останется ли она вне цифрового пространства и как изменит образ «социального героя», в колонке для «Эксперт Online» рассуждают профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев и доцент НИУ ВШЭ Любовь Цыганова.

Тыла больше нет

Колонка декана факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Андрея Быстрицкого о том, что уже изменилось из-за мировой пандемии, а с чем только предстоит столкнуться.