• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Грани «алмаза» российского гражданского общества

15 июня состоялся семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, на котором директор центра Ирина Мерсиянова представила доклад «Гражданское общество в модернизирующейся России».

Лев Якобсон
Лев Якобсон
Доклад — итоговый аналитический документ по проекту «Индекс гражданского общества в России» Всемирного альянса за гражданское участие (CIVICUS). Авторы доклада — руководители и сотрудники Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ Лев Якобсон, Ирина Мерсиянова, Ольга Кононыхина, Владимир Беневоленский, Элла Памфилова, Лилиана Проскурякова и Анастасия Туманова.

Приводимые в докладе данные основываются главным образом на материалах мониторинга состояния российского гражданского общества (ГО), осуществляемого НИУ ВШЭ в сотрудничестве с рядом ведущих социологических центров страны. В частности, использовались опросы населения, обследовались негосударственные некоммерческие организации (НКО), анализировались экспертные оценки, проводился контент-анализ средств массовой информации.

Как сообщила Ирина Мерсиянова, представленный доклад — это итоговый документ по проекту, реализацией которого исследовательская группа ВШЭ официально занималась два года, а фактически — четыре. Изначально во второй фазе исследования, организованного CIVICUS, участвовало 50 стран, до финиша дошла 41 страна.

Базовое определение ГО, на которое опирались исследователи, — общее для всех стран-участниц. Гражданское общество — это «пространство (сфера) вне семьи, государства и рынка, созданное индивидуальными или коллективными действиями, организациями и институтами для продвижения общих интересов». Столь общее определение вызвало критику со стороны специалистов и экспертов. Однако авторы доклада пояснили, что такое определение соответствует целям исследования. К тому же, по предположению Ларисы Никовской, ведущего научного сотрудника Института социологии Российской академии наук (РАН), «такой подход примиряет очень разные страны и позволяет CIVICUS быть политкорректным».

Исследование проводилось в пяти измерениях, внутри каждого анализировались различные параметры, устанавливались их числовые показатели, которые затем усреднялись. В итоге в России гражданское общество имеет следующие измерения: практикуемые ГО ценности — 39,8 процента, общественное участие в организациях ГО — 33,7 процента, уровень институционализации гражданского общества, его организованность — 51,4 процента, восприятие воздействия ГО — 34,4процента, внешние условия, в которых ГО существует, оценено в  53,3 процента.

Алмаз ГО

Схематически эти показатели могут быть изображены в виде «алмаза ГО» (числовые показатели по первым четырем измерениям, расположенные на осях координат), вписанного в круг (внешняя среда). Характерно, что российский «алмаз ГО» вписывается в круг внешней среды, не выходя за ее пределы. При этом есть возможности для роста по всем направлениям. Правда, открытым остался вопрос, что является нормой для каждого из показателей, какова точка отсчета. И если, к примеру, уровень организованности ГО в России выше пятидесяти процентов, то как к этому относиться?

Внешняя среда — показатель, который исследовательской группой принимался как данность. Он выводился из внешних аналитических источников, например, исследований Всемирного банка или Freedom House. По словам Ирины Мерсияновой, точка зрения специалистов Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ несколько иная, однако это вопрос принятой методологии.

В сравнении с другими странами-участницами проекта Россия по уровню развития гражданского общества занимает срединное положение. К примеру, в Венесуэле институциональное развитие ГО выходит далеко за внешнюю среду, а для Замбии круг внешней среды тесноват для «алмаза ГО». При этом в Замбии наблюдается интересная ситуация, когда уровень организованности ГО высокий, а уровень доверия граждан — низкий. С российской точки зрения это парадоксальная ситуация. По мнению первого проректора ВШЭ Льва Якобсона, это можно объяснить архаичностью замбийского общества, в котором доверие к ближнему всегда на высоком уровне, а к дальнему — наоборот. Сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин дополнил, что Замбия — «страна, созданная миссионерами, которые, как известно, образуют НКО по любому поводу и в больших количествах. Но когда много граждан вовлекается в НКО, остро встает вопрос доверия».

Возможно, подобные перекосы свойственны большинству стран-импортеров гражданского общества, предположила программный директор международной благотворительной организации «Детские деревни-SOS» Екатерина Грешнова. В связи с этим было бы интересно сопоставить полученные данные с аналогичными показателями стран — экспортеров ГО.

Ирина Мерсиянова
Ирина Мерсиянова
В результате исследования измерены различные показатели состояния ГО в России. К примеру, показатель доверия (18,9 процента) или уровень толерантности (71,2 процента). Выявлены и самые волнующие россиян социальные проблемы. Оказывается, они связаны с благоустройством и распространением алкоголизма и наркомании.

Есть, по мнению И. Мерсияновой, и опасные тенденции. «Мы привыкли думать, что ГО — это все только хорошее. И спросить человека, встречался ли он с коррупцией в НКО, значило обидеть, оскорбить его». Однако исследование показало, что 45 процентов руководителей НКО считают, что факты коррупции в организациях ГО встречаются часто, причем активнее других говорят об этом представители НКО, занимающихся религией и здравоохранением.

Замечена и еще одна очень странная вещь: участие в НКО не влияет положительно на культурные установки. Среди активных участников организаций ГО больше тех, кто склонен, например, проехать в транспорте без билета. Никакого рационального объяснения этому пока найти не удалось. Правда, стоит отметить, что Россия в данном отношении не одинока, есть много стран, находящихся в аналогичном положении.

Виталий Тамбовцев, заведующий лабораторией институционального анализа экономического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова (МГУ), и ведущий специалист Обнинского информационного центра Михаил Синицын попросили прокомментировать некоторые положения доклада. К примеру, «случалось работать на благо других людей трети опрошенных (33 процента)», а в целом 61 процент россиян принимал участие хотя бы в одном виде добровольческой активности. Такое расхождение, по мнению авторов доклада, обусловлено заданностью объемов итогового документа, в результате чего некоторые важные замечания выпали из окончательного варианта текста. Кроме того, некоторое расхождение в цифрах объясняется спецификой методики исследования. Однако по утверждению докладчиков, при некоторых различиях общая картина не меняется. Одним из объяснений может служить также наличие разных выборок респондентов.

Среди затронутых во время обсуждения доклада вопросов был и вопрос об Общероссийском народном фронте (ОНФ). В частности, президента Российского Центра развития добровольчества Галину Бодренкову интересовало мнение специалистов ВШЭ о том, даст ли создание народного фронта всплеск гражданского общества. По мнению Льва Якобсона, народный фронт — образование, созданное для предвыборной кампании. Будет ли он жить дальше и как повлияет на ГО, покажет время.

Более пессимистическую оценку ОНФ дала Элла Памфилова. По ее мнению, в 2005-2006 годах из избирательного законодательства были исключены положения, предполагавшие законное участие в выборах общественных объединений. Нынешний возврат к этому происходит вне правовой базы. И это приведет к плачевным последствиям. Общественные организации рассчитывают на определенные преференции. Но выборы пройдут, организации окажутся использованными в политической борьбе, а потому уже ненужными. Кроме того, многие НКО многое делают, чтобы быть прозрачными, демократичными. А попав в неправовое поле, навредят и себе и гражданскому обществу.

Завершается представленный доклад разделами, в которых выделяются сильные и слабые стороны российского ГО, предлагаются рекомендации организациям гражданского общества, органам власти, средствам массовой информации, бизнес-организациям и объединениям доноров, реализация которых будет способствовать укреплению ГО в России. По замечанию директора Агентства социальной информации и сопредседателя рабочей группы «Развитие общественных институтов» Елены Тополевой-Солдуновой, эти разделы доклада «очень полезны для рабочей группы, и стоит объединить усилия по доработке концепции развития нашей страны до 2020 года в части выработки стратегии развития общественных институтов».

И это не только интересные, но и важные части итогового документа. Главный научный сотрудник Института системного анализа РАН Владимир Якимец считает, что для хорошего исследования необходимы количественные измерения. Это в полной мере касается и гражданского общества. Причем, по его мнению, надо думать уже о третьей фазе исследования CIVICUS, а авторы доклада «отчасти уже двинулись по этому пути, сформулировав рекомендации». Но этого уже оказывается мало, необходимо пересматривать базовое определение ГО, в котором должно быть учтено институциализированное взаимодействие с властью и бизнесом.

Несколько скептически оценила возможность применения полученных в исследовании результатов Л. Никовская: «Мы фиксируем некую данность. А что внутри? Какие нормы и ценности для гражданского общества важны, как они влияют на его развитие? Что дает проведенное исследование для внутреннего пользования?» 

С другой стороны, это «специализированное исследование с узким кругом задач, которые вполне удовлетворительно решены. Межстрановые исследования, безусловно, нужны, хотя, конечно, необходимо и свое исследование российского ГО, но с другими гипотезами, посылами, задачами», — считает И. Дискин. В любом случае, участие в проекте позволило «лучше понять предмет изучения, продвинуться вперед на этом пути», уверен Л. Якобсон. А кроме того, по мнению И. Мерсияновой, теперь есть понимание, что «требуется теоретическое объяснение устройства нашего гражданского общества, его места и роли в российском трансформационном процессе».

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Ивана Морякова

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.