• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Исследователи НИУ ВШЭ попытались выяснить, почему многие россияне не хотят прививаться

Исследователи НИУ ВШЭ попытались выяснить, почему многие россияне не хотят прививаться

© iStock

Несмотря на риски, связанные с новой коронавирусной инфекцией, многие люди в России отказываются вакцинироваться или проявляют нерешительность и сомнения. Какими факторами это обусловлено, в своем исследовании объясняют ведущий научный сотрудник Центра лонгитюдных обследований, старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) НИУ ВШЭ Яна Рощина, заведующий Лабораторией исследований рынка труда (ЛИРТ), проректор НИУ ВШЭ Сергей Рощин и младший научный сотрудник ЛИРТ Ксения Рожкова. Результаты исследования они представили на очередном семинаре ЛЭСИ.

Проблема отказа от вакцинации возникла задолго до появления вакцины от COVID-19, констатировала Яна Рощина. Переломной точкой считается 1998 год, когда было опубликовано исследование о связи прививок от кори, свинки и краснухи с последующим аутизмом у детей. Несмотря на то что впоследствии исследование было признано сфальсифицированным, движение против вакцинации с тех пор не затухает.

Яна Рощина

И если раньше протесты в основном касались детей, то теперь, в период пандемии COVID-19, прежде всего взрослых. С начала пандемии опубликовано много эмпирических исследований в разных странах о том, что влияет на отказ от вакцинации от коронавируса. Однако в опубликованных статьях до сих пор были использованы только результаты опроса в России, собранные в межстрановом исследовании летом 2020 года. В этом исследовании впервые используются репрезентативные данные, позволяющие сделать обоснованные выводы.

Авторы исследования анализируют, какие факторы определяют отказ от вакцинации или сомнения в ее необходимости. Используются данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ) НИУ ВШЭ, собранные в период с октября 2020 года по январь 2021-го, то есть до начала масштабной вакцинации. Респондентам задавали вопрос об их намерении вакцинироваться, когда это будет возможно (вакцину в тот период получили очень немногие — только в рамках ее тестирования).

8% опрошенных сказали, что точно будут вакцинироваться, 36% — только если будут уверены в безопасности и надежности вакцины, 42% — что не будут, 13% выразили неуверенность, 1% респондентов уже переболели COVID-19 и считали, что не нуждаются в вакцинации. Такой высокий уровень отказа от вакцины еще до ее массового внедрения может объяснить последующий низкий уровень вакцинации, однако непонятно, почему люди настолько негативно были настроены уже осенью 2020 года.

© iStock

Как выяснилось, риск, что человек откажется от вакцинации (по сравнению с ее условным принятием, то есть готовностью вакцинироваться при уверенности в надежности и безопасности вакцины), снижается, если в его семье есть пожилые люди, если у него есть высшее или среднее профессиональное образование, если он живет не в Москве или Санкт-Петербурге. Сходным образом риск возникновения сомнений в необходимости вакцинации снижается (относительно тех, кто условно принимает вакцину), если в семье есть несовершеннолетние дети, если у человека есть высшее образование, если он студент, если он живет не в Москве или Санкт-Петербурге.

Если говорить об отрицании вакцинации в сравнении с ее условным принятием, то это ассоциируется с более высокой развитостью таких черт характера, как согласность, невротизм, склонность к риску, а также с отношением к религии. Риск сомнения в вакцинации сочетается с высоким уровнем добросовестности и невротизма, а шансы безусловно принять вакцину растут, если человек имеет высокий уровень согласности и экстраверсии, а также не посещает религиозные мероприятия.

Исследователи обнаружили, что люди с высоким уровнем общего доверия более склонны к вакцинации, а если человек проводит много времени в социальных сетях, повышается риск отказа. Одним из ключевых факторов согласия на вакцинацию является доверие не только к другим людям, но и к государственным институтам, и это, по мнению Яны Рощиной, отчасти может объяснить, почему в России такой низкий уровень вакцинации.

Отвечая на вопрос, что нужно сделать, чтобы стимулировать россиян вакцинироваться, исследователи указывают на несколько групп риска, которые к вакцинации скорее не склонны: люди с очень плохим и с очень хорошим здоровьем, склонные к риску, но при этом низко оценивающие вероятность в течение следующего года заразиться COVID-19, живущие в Москве и Санкт-Петербурге. Так что, вероятно, можно сфокусироваться на этих группах и разработать различные способы, как убедить их вакцинироваться. Одна из долгосрочных мер — повысить доверие людей к государственным институтам в целом. «Не знаю, насколько это реалистично, но мы это увидели в исследовании», — сказала Яна Рощина.

Джудит Шапиро

Дискуссантами доклада выступили Джудит Шапиро, доцент департамента экономики Лондонской школы экономики и политических наук, и Дарья Лебедева, стажер-исследователь ЛЭСИ.

Джудит Шапиро отметила, что сомнения людей в новой вакцине понятны и даже рациональны и очень важно определиться, как решать проблему отказа от вакцинации — на глобальном уровне или в рамках национальных государств.

В числе сильных сторон работы Дарья Лебедева отметила включение в нее предикторов — факторов отказа и сомнения в вакцинации. Перечень этих предикторов очень объемен, и, по ее мнению, довольно интересно, как они были отобраны. Она предложила расширить перечень внешних факторов — включить, например, те из них, которые сопряжены с доверием к политическим институтам и с особенностями риторики в дискуссии о COVID-19 и вакцинации. Ведь то, как продвигали «Спутник» и другие российские вакцины, как их противопоставляли вакцинам западным, наверняка повлияло на отношение к вакцинации.

Сергей Рощин

Характеризуя фокус исследования, Сергей Рощин пояснил, что, во-первых, факторы оцениваются на индивидуальном уровне, что дифференцирует индивидов по их отношению к вакцинации. Во-вторых, важно помнить, что исследование проводилось в тот период, когда уже прошло более полугода с начала пандемии COVID-19, но массовой вакцинации еще не было. Это позволяет увидеть фундаментальные установки людей, во многом еще не связанные с конкретной вакциной и методами ее продвижения. Затрагивая вопросы поведения людей в связи с их отношением к вакцинации, можно работать с локацией респондентов и теми или иными типами индивидов. С учетом развития ситуации и появления новых данных РМЭЗ НИУ ВШЭ за 2021 год исследование будет продолжено.

В ходе дискуссии ординарный профессор НИУ ВШЭ Леонид Косалс подчеркнул, что в Москве и Санкт-Петербурге выше доля отказывавшихся от вакцинации, хотя, казалось бы, там живет продвинутая и модернизированная часть социума. И это во многом индикатор отношения не только к медицинской процедуре, но и вообще к современности или архаике, что, по его мнению, требует объяснения. В представленной работе это обсуждается недостаточно, и на этом стоило бы сосредоточить внимание в дальнейшем.

Старший научный сотрудник ЛЭСИ Елена Бердышева отметила важность концепции «условное принятие» вакцинации, а также обратила внимание на необходимость адресной коммуникации по продвижению вакцинации, что подтвердило и данное исследование. Старший научный сотрудник ЛЭСИ Ольга Кузина подчеркнула важность влияния доверия на намерение вакцинироваться и предложила исследовать также взаимосвязь ответов различных членов семьи.

Вадим Радаев

По мнению первого проректора НИУ ВШЭ, заведующего ЛЭСИ Вадима Радаева, работа получилась интересная и результаты на данный момент выглядят правдоподобно. Он особо отметил удивительный факт: согласно полученным данным, перенесенный COVID-19 не влияет на отношение человека к вакцинации. Однако это могло быть характерным для осени 2020 года, когда еще не слишком большая доля людей переболела.

Он также напомнил, что наряду с Россией, которую порой считают страной предрассудков и тем самым объясняют высокий процент антипрививочников, устойчивые и крупные группы населения, не желающие вакцинироваться, сохраняются и в США, и в европейских странах. Там на этой почве возникают социальные движения, и отчасти это связано с отстаиванием людьми своих гражданских прав. Так что в заявленной теме остается много непонятного и сохраняется широкое поле для дальнейших исследований.

Вам также может быть интересно:

«Мы можем сравнить вакцинацию с уроками самообороны»

Онлайн-лекция, посвященная ответам на вопросы о прививках от коронавируса, прошла недавно в питерском кампусе ВШЭ. Биолог, директор АНО по поддержке и развитию вакцинопрофилактики «Коллективный иммунитет» Антонина Обласова рассказала о жизненном цикле вирусов, отличии вакцин от лекарств по принципу действия, а также о типах прививок. Кроме того, спикер ответила на основные вопросы о вакцинах: почему они появились так быстро и как они работают, насколько они эффективны и влияют ли на работу репродуктивной и других систем организма.

Ректор НИУ ВШЭ Никита Анисимов сделал прививку от коронавируса

В Высшей школе экономики продолжается вакцинация сотрудников и студентов от COVID-19. Ежедневно работают медпункты в кампусе на Покровском бульваре, записаться можно с помощью специального модуля в личном кабинете сотрудника. В понедельник, 5 июля, прививку сделал назначенный в минувшую пятницу на должность ректора университета Никита Анисимов. О том, почему он пошел вакцинироваться только в середине лета, — в материале новостной службы портала.

Вакцинация от гриппа защищает детей и помогает избежать осложнений у взрослых

Профессиональное медицинское сообщество на первое место в списке социально значимых инфекционных болезней ставит грипп, от которого ежегодно страдают миллионы людей по всему миру. Единственная специфическая профилактика гриппа на сегодня – это вакцинация. О ее эффективности новостной службе портала рассказывает Екатерина Александрова, директор Международного центра экономики, управления и политики в области здоровья Санкт-Петербургского кампуса НИУ ВШЭ.

Вышка свободна от кори

С 22 февраля Роспотребнадзор снял все ограничительные мероприятия по проведению занятий во всех корпусах ВШЭ.