• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Люда Никишина

Дизайнер одежды и владелец бренда Luda Nukishina.

Окончила факультет менеджмента НИУ ВШЭ в 2009 году.

Параллельно закончила колледж по специальности «модельер-конструктор». В 2009 году основала бренд Luda Nikishina, который представила на международной выставке Pitti Super в Милане. Открыла шоу-рум и собственное ателье, где изготавливает одежду из меха, шерсти, шелка по своим лекалам.

«Я создаю красивую одежду для красивых женщин»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Легко ли быть русским дизайнером одежды, когда фабрики стоят, Китай шьет, а скидки в стоках дешевых зарубежных марок доходят до 70%? Все дело в авторстве — и выпускница Вышки Люда Никишина в рубрике «Конструктор успеха» рассказывает, почему бизнес нужно делать в Москве, чем русский дизайнер лучше H&M и как делать вещи, которые обязательно купят.

Ваш бренд родился в Петербурге, а потом переехал в Москву — почему так произошло?

Отчасти это произошло по личным обстоятельствам и еще потому, что Питер — это особенный город, там проще позволить себе долгие размышления и творческий поиск. Он вдохновляет, он потрясающе красив, и чтобы зарядиться, наполниться — нужно именно такое место. Но бизнес-возможности там ограничены: не такой большой рынок сбыта и неразвитая инфраструктура, невысокая покупательская способность. Но несмотря на это через полтора года я поняла, что некую базу я для своего бизнеса создала — и теперь хочется пойти дальше и основательно расти там, где для этого есть возможности.

В смысле первых инвестиций — в Питере было дешевле начинать?

Вначале я так предполагала. Но сэкономить не получилось, даже если издержки и были меньше процентов на 20, то компенсировать их все равно в Питере было сложнее, а в Москве при больших затратах ты можешь легко покрыть это за счет увеличения оборота и цен. Ничего нового: Питер для творчества, Москва для бизнеса. Хотя и здесь я, конечно, никогда не стремилась только зарабатывать деньги. Мое дело для меня — это в первую очередь удовольствие и возможность вырасти как профессионал.

Понимание, что русское — значит, качественное, и есть самый ценный и позитивный тренд, который появился за последние пять лет.

С чего лучше начинать швейный бизнес?

Это очень индивидуальная история, у меня был свой путь, и он был оптимален для меня. Наверное, это хорошо, когда есть бизнес-план и инвестиции, еще лучше, если к этому прилагаются звездное имя и опытные партнеры. Но для меня главным было — просто желание. И оказалось, что и этого достаточно. Просто, чтобы начать свой бизнес в индустрии моды, нужно хорошенько подумать: как вы будете производить одежду и как ее продавать, кому и зачем это нужно. Но самое смешное, что даже и это не обязательно знать сразу, понимание может прийти с опытом, возможно, даже с негативным. Главное, просто любить то, что делаешь, быть готовым к трудностям и постоянно учиться. Честно, бизнес-планы у меня тоже были, но ни один из них не был реализован, а все вложения в дело были сделаны лично мной. Я создаю красивую одежду для красивых женщин, и потом, я верю в рынок — тем, кто производит востребованный товар, не нужны инвестиции и дотации.

Из чего складывается цена вашей одежды? Основной единицей бизнеса у вас является шуба, а они стоят не дешево.

Цена шуб всегда связана с ценой на сырье, а она высока. Если сравнивать с китайским ширпотребом — мои цены несколько выше, но если посмотреть на другой качественный продукт, то цена очень конкурентная и даже низкая. Шуба — дорогостоящая вещь по своей сути, потому что требует кропотливой работы со сложным и неоднородным материалом. Здесь требуется индивидуальный подход: каждую шкурку надо подобрать по фактуре, оттенкам, качеству, размеру. Это как складывать мозаику, решать хитроумный ребус. Мех мы красим в розовые, голубые, фиолетовые цвета, ворс у шкурок разный, и чтобы покраска прошла успешно, их тоже нужно долго и тщательно подбирать. Как видите, дороговизна шубы вполне естественна.

Фото: Михаил Дмитриев

Почему выбрали такой непростой материал? Проще нашить юбок из дешевой ткани.

Дело не только в том, что дешевле шить — но и в том, что дороже продавать. Мы бы могли шить трикотажные майки сотнями. Это ходовой товар, но усилия на продажу сотни маек или одной шубы несравнимы. Фокус тут смещается с производства на продажу, логистику и дистрибуцию — то, чем я никогда не хотела заниматься и не занимаюсь. Мне по душе высококачественные индивидуальные изделия, поэтому я выбрала ту нишу, где к вещам можно прикладывать большое количество усилий на этапе производства, а не реализации. И где это того стоит и окупается.

Если говорить о продаже — как позиционируют себя русские дизайнеры наряду с дешевым мейнстримом вроде Zara, H&M?

Мы абсолютно не конкуренты — наш продукт лежит в другой ценовой категории. Рынок одежды таков, что нет прямой зависимости цена-продажа, это дифференцированный продукт, и в стоимость заложена масса других факторов: подача, бренд, даже личность дизайнера и умение выстраивать вокруг себя аудиторию. Причины успеха часто невидимы на первый взгляд. То нематериальное, что витает над каждой вещью, и создает ее ценность для покупателя. Моей целью изначально было создание марки, которая была бы ориентирована на средний класс, поэтому мы в доступной категории. Мы не стремимся в люкс, мне нравится думать, что мои вещи при желании может позволить себе любая девушка, если она ей нравится. Для меня важно, чтобы цена была адекватной и разумной, но с другой стороны, я не выстраиваю стратегию на конкуренции по цене.

Фото: Михаил Дмитриев

Почему вы шьете одежду в России, а не в Китае?

Чтобы шить Китае, нужно говорить о гигантских партиях. Думали производить часть вещей в Турции, но отказались от этой идеи из-за роста курса валюты. На самом деле ни в Москве, ни в Подмосковье нет проблем с производством — цены вполне реальные. Конечно, на массмаркет ты не выйдешь с такими затратами, они значительно выше азиатских, но для среднего сегмента можно вписаться в издержки. Еще один плюс такой схемы — короткий цикл производства и небольшие партии, есть свобода от стоков, можно быстро реагировать на спрос. И к тому же я сама очень люблю контролировать производство и мне важно присутствовать при процессе, поэтому у моих вещей особая энергетика.

Ситуация с курсом как-то повлияла на производство, ведь ткани, как правило, закупаются в Италии?

Все ткани, фурнитура и мех подорожали ровно на столько, на сколько упал рубль. Конечно же, все материалы мы покупаем в Европе, так что наши цены тоже выросли. И стоимость растаможки в валюте тоже. Это проблемы, с которыми сейчас столкнулись все, не только наша отрасль.

Можно организовать свой бизнес даже с небольшими деньгами и не надо тратиться на рекламу

Не проще использовать сырье, которое есть в России? Мех, шерсть, к примеру.

У нас ни то, ни другое не производят. В нашей огромной стране нет никаких тканей, кроме ивановских для пижам и простыней. Пальтовки в России нет даже самой плохой, при том, что погода вынуждает носить теплые вещи. Кожевенного производства в России тоже нет. При создании своих изделий мы используем специфическое сырье — это мех ламы, овцы, козы. С типичными российскими мехами соболем и норкой мы не работаем по концептуальным соображениям. Кстати, даже они на российский рынок попадают через европейских дистрибьюторов. Напрямую у российских поставщиков купить качественное сырье невозможно.

Есть ли конкуренция в среде русских дизайнеров?

В последнее время появилось много интересных молодых российских дизайнеров, это здоровый и позитивный процесс, молодежь не боится идти в предпринимательство и освобождается от предрассудка — «зачем делать свое, если можно купить где-то еще». Число производителей и качество растет. И главное — растет доверие к отечественным брендам и число их поклонников. Это понимание (что русское — значит, качественное) — и есть самый ценный и позитивный тренд, который появился за последние пять лет на рынке отечественной моды. Когда я начинала, все говорили, что это безрассудство. А сейчас благодаря росту интернет-медиа, соцсетей в первую очередь, можно организовать свой бизнес даже с небольшими деньгами. Не надо тратиться на рекламу, а можно доносить информацию непосредственно до потребителя.

Фото: Михаил Дмитриев

Насколько трудный вопрос для малого бизнеса — аренда площади в центре Москвы?

Мы зарабатываем на это. Чтобы приходили клиенты, действительно нужно находиться в центре, никто не поедет на МКАД. К тому же это иллюзия, что на окраине помещение дешевле, часто это не так. В самом начале мы снимали офис на окраине, но разница в стоимости квадратного метра там и в центре оказалась не такой уж и высокой, а желающих посетить шоу-рум в красивом историческом месте Москвы оказалось больше.

Не планируете вырасти в модный дом или крупную компанию?

Понятие «модный дом» можно применить к чему угодно, это чисто поэтическое название. Что же касается размеров компании, то я не верю в то, что такое можно спланировать. Для того чтобы произошел большой рост, должны совпасть ряд факторов. Конечно, нужно много и упорно работать, часто без обедов и выходных. Все любят мечтать о больших компаниях и огромных деньгах, но мне не очень хочется делать себя заложником результата — я просто люблю свою работу. И если мы всю жизнь проработаем в формате небольшого ателье, то я буду так же счастлива.

Я четко усвоила все, что диктует рынок, и в этом смысле я — уверенный маркетолог.

Вы изучали в Вышке менеджмент и маркетинг, в каком формате пришлось применить знания к управлению, производству и продаже?

Обучение очень повлияло именно на мой подход к бизнесу — я не из тех дизайнеров, которые говорят: я делаю так, потому что хочу, чтоб было так. Я четко усвоила все, что диктует рынок, и в этом смысле я — уверенный маркетолог. В первую очередь я всегда думаю о том, что нужно людям и что первой возникает потребность, а не товар. Конечно, всегда есть поле для экспериментов и самореализации, но чаще всего эксперимент лежит в рамках той области, где я вижу потребность — так и произошло с моим брендом. Я увидела потребность в качественных и доступных пальто, а теперь в актуальных и доступных мехах, которых просто нет на рынке. Думаю, что такой подход идет из ВШЭ, где за пять лет тебе четко дают понять, что спрос диктует предложение. Доступно, качественно, актуально — это баланс, в котором я нашла себя.

Все материалы рубрики