О проекте «Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Как подружить экономику с технологиями, разрушать стереотипы о женщине в IT и постичь тонкости корпоративного дресс-кода? Об этом новостной службе портала рассказала Виктория Корженевская, руководитель направления цифровой стратегии в российском офисе компании IBM.

— Как этапы обучения меняют профессиональное мировоззрение? Какой была ваша мотивация к поступлению и что изменилось потом?

— Я получила сильную математическую подготовку, мне с детства нравилось заниматься математикой и аналитикой, но я понимала, что в перспективе это нужно сочетать с пониманием отраслей, рынков, с практикой. А экономика — это область, где понимание реального бизнеса связано с глубокой аналитикой. Выбор пал на Вышку как на топовый вуз России, который отвечает моим требованиям. Я училась на факультете довузовской подготовки, стала призером Всероссийской олимпиады по экономике, в общем — варилась в вышкинской среде еще до поступления. И поняла, какая тут динамичная и активная жизнь.

Мне нравилась система модулей, не позволяющая на полгода уйти в отрыв. Это вызов, подогревающий интерес. Я поступила на экономфак и за время учебы заинтересовалась количественными методами в экономике, занималась разными интересными задачами – от моделирования аддиктивного поведения людей при совершении покупок до анализа расходов на дорожное хозяйство в разных регионах России. Появилось понимание приложения экономики к жизненным реалиям. Я выпустилась с осознанием того, на чем хочу сфокусироваться в профессии. Желая глубже и практичнее понимать финансы, я поступила в магистратуру МИЭФ.

Конечно, понимание своих профессиональных интересов — это не выбор на всю жизнь, в современном мире все слишком динамично. Мой выбор — не пример для подражания. Думаю, после бакалавриата стоит поработать и потом уже принимать решение, в какой области тебе не хватает знаний. И тогда учиться дальше.

Фото: Михаил Дмитриев

— Разве нельзя работать — и параллельно учиться, стажироваться или проходить практику?

— Я со второго курса бакалавриата стажировалась в Лаборатории исследования отраслевых рынков Вышки, где научилась чувствовать свою задачу и нести ответственность за работу. После третьего курса я устроилась на работу в международную компанию из «Большой четверки» аудиторских фирм, а потом перешла в инвестиционный фонд, который занимался алгоритмической торговлей. Последние три года учебы в магистратуре я работала, и магистерский диплом стал итогом не просто учебы, но и моего опыта в трейдинге и в алгоритмике. Опыт работы особенно важен для тех студентов, которые планируют идти после бакалавриата в бизнес или компанию, а в плане поступления в магистратуру — дает понимание прикладных аспектов специальности.

— Как найти баланс между теорией и практикой? Например, наше образование часто обвиняют в излишнем академизме и оторванности от индустрий.

— Закончив МИЭФ или получив другое фундаментальное образование, ты умеешь работать с реальными данными, а не листать ленту Фейсбука в поисках «источников». В Вышке я научилась мгновенно пропускать через себя массивы информации и вытаскивать самое ценное. Это мне помогло, когда я пришла на работу в IBM и пришлось быстро погрузиться в сферу IT. Из других важных навыков хочу отметить критическое мышление, умение мгновенно анализировать ситуацию и делать выводы — это огромное преимущество фундаментального образования, которое ничем не заменить.

— Что дает человеку работа в крупной компании, помимо строчки в резюме?      

— Целый спектр преимуществ. Международные контакты, общение с людьми разных стран и культур, глубокое понимание рынка и путей взаимодействия с конкурентами и коллегами. Кроме того, корпорации предлагают сотрудникам разнообразное обучение. IBM, например, может сертифицировать сотрудников по международным стандартам как Product Owner или Agile Coach, а это и строчка в резюме, и уровень знаний.

Международные компании предоставляют возможность поучаствовать в глобальных проектах, в том числе за рубежом. У нас в IBM есть программа, по которой можно отправиться на работу в иностранный офис. Я, например, работала в Азербайджане. Такой опыт дает понимание внутренней кухни сложных корпоративных процессов, учит общаться, добиваться своего, помогает освоить бизнес-этику на уровне высочайших стандартов. В любой крупной компании процессы отстраивались десятки лет. Чтобы понять, как все должно работать, лучше школу, чем международные корпорации, не найти.

Фото: Михаил Дмитриев

— У вас не возникло сложностей из-за отсутствие IT-навыков, когда вы пришли в IBM?

— Я попала в эту компанию сразу после магистратуры, в подразделение консалтинга, где и сейчас работаю. Глобально IBM активно меняется и держит стратегический курс на усиление роли облачных, когнитивных и технологических сервисов. У меня почти не было опыта в сфере IT, но мне повезло — я пришла как раз в тот момент, когда в России появилось подразделение IBM iX. Я стала частью его команды и с ней вместе развивалась.

По сути IBM iX — консалтинговое агентство внутри компании, которое направлено на работу в цифровой среде. Сейчас в России и других странах СНГ активно внедряются программы по переводу экономики на цифру, и мы как раз занимаемся тем, что работаем на стыке бизнес-консалтинга, креативного дизайна и технологической разработки.

На старте мне пришлось прокачать навыки бизнес- и системного анализа, чтобы налаживать коммуникацию между заказчиками и командой разработки. Было непросто, но я по привычке быстро и глубоко разбиралась в новой для себя теме.

— С какой позиции вы начали?

— Я пришла пять лет назад на уровень младшего консультанта по программе IBM Consulting by Degrees (CbD) — это стартовая программа для новичков, направленная на совмещение работы с обучением. Сейчас я руководитель направления по цифровой стратегии IBM iX в странах Центральной и Восточной Европы.

На программе CbD ребята работают и учатся два года и в итоге выходят на уровень хорошего консультанта. Некоторые консультанты по итогам программы смогли занять роль главного «владельца» продукта (Product owner) с командой разработки в рамках масштабного проекта. Те, кто хотят и могут, получают хорошие возможности для роста. Также у нас есть интернатура для стажеров, где ребята работают с частичной занятостью. Кстати, там сейчас учатся и коллеги из МИЭФ.

— Насколько экономическое образование коррелирует с запросами цифровой экономики?

— В сфере технологий наблюдается большой запрос на экономистов. Для каждой технологии, будь то блокчейн или искусственный интеллект, нужно искать применение, рассчитывать бизнес-ценность до уровня кейса с финансовой отдачей. А еще лучше, чтобы такие специалисты помогали находить те области бизнеса и клиентского опыта, где есть проблемы, трудности, возможности для развития — и уже потом вместе с техническими экспертами создавали продукт, способный закрыть брешь и обеспечить прорыв. Еще одна сфера, где требуются специалисты с экономическим образованием — цифровая трансформация финансового сектора.

Я много работала с банками, которые сейчас стараются вырасти, изменив структуру доходов. Мы тестировали гипотезы: может ли банк перевести 90% операций клиентов в цифровой канал, может ли он выйти на рынок малого бизнеса, например, в сельское хозяйство, актуально ли создание мультибанковского сервиса и т.д. Поэтому цифровая экономика — не только для технарей, но и для экономистов.

— IBM не планирует интегрировать наработки в фундаментальное образование?

— IBM на протяжении многих лет сотрудничает с университетами по всему миру. Сейчас мы запускаем профильные образовательные инициативы с Вышкой: в этом году провели курс с факультетом бизнеса и менеджмента по применению дизайн-мышления для создания продуктов и бизнес-моделей. Дизайн-мышление — актуальная дисциплина, в рамках которой, исходя из детальных исследований интересов пользователей, создаются новые продукты и стратегии компаний. Это, по сути, мостик между бизнесом, реальной жизнью и технологией, которые рассматриваются с точки зрения пользовательского опыта.

Фото: Михаил Дмитриев

— Какую роль в карьере играют личные качества сотрудника?

— «Гибкие» навыки сейчас, безусловно, в тренде. Одним из самых важных умений являются навыки презентации и сторителлинга — подачи не сухого контента, а логичной и яркой истории с понятными тезисами, наталкивающими на выводы и принятие решений. Также важно умение вести переговоры — слушать, грамотно менять линию диалога, тембр и темп речи, правильно считывать реакцию собеседника и т.д. В IBM проходят серии тренингов по презентации, переговорам, лидерству — качествам, необходимым для эффективного менеджмента. Компании активно развивают у сотрудников навыки эмпатии и коммуникации, ведь сплоченная команда — залог успеха любого проекта. С другой стороны, лучшие человеческие качества не имеют корпоративной ценности без профессиональной базы.

— Насколько сейчас комфортно быть «женщиной в IT»?

— В России, да и в мире в целом, не часто встретишь женщину в нашей сфере. Но если посмотреть на статистику, то ситуация постепенно меняется. По данным Росстата пять лет назад в российском IT-секторе  было около 19% женщин, сейчас нас уже более 37%. В IBM многие профильные руководящие позиции занимают женщины — гендиректор всей корпорации, гендиректор IBM в России и СНГ, руководитель направления бизнес-консалтинга, руководитель направления продаж. Все они яркие, интересные профессионалы с огромным опытом в IT. Вообще в IBM на всех уровнях применяется политика разнообразия: кадровые решения должны приниматься объективно, а не за счет, например, гендерных характеристик.

Лично мне приятно особое отношение компании к женщинам с детьми. В прошлом году у меня появился ребенок, и вопрос дохода начал особенно волновать. В IBM у мам с новорожденными малышами есть возможность трудиться из дома. Сейчас я работаю неполный день, но планирую вскоре вернуться к прежним обязанностям.

IBM всячески помогает сотрудникам работать в удобное им время, из любой точки мира и в любой ситуации. Есть веб-конференции, Slack и корпоративный мессенджер для общения, цифровые инструменты вроде Trello для ведения проектов, Box для хранения документов, Mural/ Miro для структурирования проектной информации и инсайтов. Но если вы консультант, которому нужно понимать, чем «дышит» заказчик, как живет и работает целевая аудитория продукта, что происходит у остальных членов команды – личное общение полностью отменить невозможно.

Фото: Михаил Дмитриев

— В компании придерживаются дресс-кода?

— У IBM iX есть такой маркетинговый материал, как Thinkbook. Это брошюра о том, кто мы и какого рода проекты мы делаем. В одном из разделов, посвященном работе в команде, можно найти иллюстрации сотрудников с татуировками. Их не осуждают, а подчеркивают, что мы все разные, но на эффективность совместной работы это не влияет. Здесь принято уважать уникальный стиль каждого.

У нас есть слоган «Renegades&Realists» («Отступники&Реалисты» – прим.ред.). Мы открыто демонстрируем свои отличительные стороны и особый взгляд, но при этом соблюдаем границы, не доставляя дискомфорт коллегам. Если сейчас твой клиент — нефтегазовая компания, не стоит появляться в ее офисе в джинсах. В остальном свобода и уникальные особенности стиля только приветствуются.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает современному студенту?

— Я стараюсь участвовать в жизни университета, приезжаю на встречу со студентами, чтобы рассказать о своей работе и компании. В следующем году мне предложили читать серию лекций. Я думаю на эту тему и считаю крайне важным участие в образовательном процессе представителей компаний. Если вспомнить мой опыт в магистратуре МИЭФ, то самыми запоминающимися курсами оказались как раз короткие интенсивы от профессионалов. В частности, курс Вячеслава Иванова о слияниях и поглощениях, полностью построенный на кейсах: мы делились на команды, «продавали» и «покупали» компанию. Еще был важный курс по производным финансовым инструментам от Брайана Илса из LSE с большим количеством практики. Это и личное, и профессиональное знакомство с индустрией.

Всевозможная практика и понимание ответственности за свою работу крайне важны для студентов. К примеру, интерны IBM (как в рамках консалтинга, так и в других бизнес-направлениях) проводят презентации проектов руководству компании. Отличная возможность посмотреть на собственную работу с точки зрения ценности для бизнеса — и правильно ее подать. Другие формы обучения — кейс-чемпионаты, интенсивы от крупных компаний, запуск своих стартапов — позволяют развеять иллюзии и получить трезвый взгляд твою работу в условиях, максимально приближенных к реальному бизнесу.

— Не хотелось бы вам поработать за рубежом? Достаточно ли для этого, на ваш взгляд, диплома МИЭФ? 

— Вышка дает глубокое с фундаментальной точки зрения образование. Наши ребята имеют широкие аналитические навыки, но, зачастую, не настолько практические, как, например, выпускники зарубежных вузов. Многие, получив диплом, уезжают за границу в консалтинговую компанию, и я тоже рассматриваю такую возможность. Работа в другой стране прививает понимание глобальности. Это, безусловно, важный этап роста. Но я почувствовала важность и другого аспекта — ты хорошо знаешь экономику страны, в которой живешь, и это огромный плюс в работе. Тебе проще реализоваться, если ты хорошо разбираешься в происходящем на конкретном рынке, погружен в тему. Если уж ехать за рубеж, то не в краткосрочную командировку, а чтобы изучить чужую экономику изнутри и не только набраться опыта, но и внести свой вклад с учетом понимания специфики.