О проекте «Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Одинокие дворовые турники и брусья нашли своих поклонников — благодаря воркаут-культуре тысячи людей проявили к ним интерес и поняли, что прийти в форму можно просто, бесплатно и затрачивая на тренировку всего 10 минут в день. Создатель проекта «WorkOut: фитнес городских улиц» Антон Кучумов рассказал, как уличную тренировку превратить в социальный проект, оздоровить российские АЭС и не верить фитнес-клубам.

Вы считаете себя спортивным человеком?

На турниках и брусьях я, конечно, занимаюсь. Но спорт не является моим главным интересом, и проект WorkOut не про спорт, а скорее про образование.  

Почему не стали строить карьеру по специальности?

Последние курсы учебы в магистратуре я совмещал с работой в небольшой IT-компании, которая специализировалась на разработке проектов по электронной статистике и управлению данными для крупных брендов. За несколько лет я вырос до позиции руководителя проектов, и меня почти все там устраивало. Но я понимал, что развитие собственного проекта —  это совершенно другой уровень, который позволит мне получить гораздо больше полезного и интересного опыта. Проект я начал еще во время работы, но когда понял, что с его помощью можно себя еще и обеспечить материально — решил посвятить ему все время.

Вы думали о рисках в тот момент? Ведь можно было остаться ни с чем.

Когда делаешь социальный проект — ничем по сути не рискуешь, всегда есть возможность вернуться к должности в компании.

Менеджерское образование вам по жизни пригождается?

Менеджмент очень здорово объединяет, с одной стороны, технические дисциплины — теорию вероятности, матанализ, статистику, а с другой стороны — гуманитарные дисциплины. Получается комплексное образование. Что-то человеку конкретно пригодится в жизни, что-то нет, но у него очень широкий выбор. Можно легко пойти в разных направлениях, и это очень здорово. В IT-компании, с одной стороны, я работал с технической частью, но с успехом взаимодействовал с «живой» материей — с людьми. Скорее менеджмент дает тебе гибкость и умение перестраиваться, важные качества в условиях любых экономических сдвигов.

Фото: Михаил Дмитриев, Высшая школа экономики

Как пришла идея проекта WorkOut? Легко ли было ее реализовать?

С друзьями мы увидели ролики в интернете, где американцы тренируются на брусьях — нас удивило, сколько всего можно делать, если просто выйти на спортивную площадку во дворе и добавить воображение. Тогда, в 2009 году, на турниках чаще выбивали ковры, и когда мы собрались потренироваться на площадке, нам, бывало, грозили милицией как «подозрительной банде». Но для нас это стало катализатором, чтобы привлечь внимание к регулярным и, главное, доступным занятиям физкультурой, дающим результат.

На наш первый сбор пришло 15 человек, а через три месяца только в Москве с нами тренировалось по 50-60 человек. Благодаря соцсетям воркаутом заинтересовались ребята в других городах, у нас появились единомышленники не только в России, но и в Украине, Беларуси, Казахстане.

Сейчас в соцсетях весьма непросто рассказать о проекте без огромных затрат на рекламу. Как вы решали проблему раскрутки на первых порах?

Мы потратили на нее ноль рублей. В 2009 году еще можно было разместить идею в практически пустом информационном поле, даже Youtube в плане спорта и фитнеса на русском языке был почти пустой, а людям тема показалась интересной и актуальной, выстрелить было легко. На Facebook еще не было алгоритмов, ограничивающих охват постов, не говоря уже о VK. На примере нашего проекта можно проследить, как чудовищно эволюционировали соцсети и насколько жестко стали вести бизнес.

Как из хаоса уличных тренировок вы перешли к вполне внятной структуре?

С 2011 году начался спад интереса, и мы стали думать, как переформатировать проект, чтобы сделать из этого систему, и масштабировать дальше. Мы начали разрабатывать программу «SOTKA: 100-дневный воркаут», которая была запущена в 2013 году, и сейчас в основном развитие воркаут-культуры идет через нее. «100-дневный воркаут» — это уже структурированный бесплатный продукт, который ориентирован на привлечение новичков в возрасте примерно от 20 до 70 лет, которые хотят привести себя в форму, но не знают, с чего начать. Мы за 100 дней даем участникам всю необходимую информацию, соответствующую уровню их физической подготовки.

Если следовать всем рекомендациям, то результат будет равен серебряному или золотому значку ГТО для их возрастной категории

В чем же образовательный момент проекта?

Мы даем людям всю необходимую информацию о физической активности и здоровом образе жизни вообще. Рассказываем, из чего состоит еда, что такое белки, жиры и углеводы, на что расходуются калории, как происходит метаболизм и т.п. Мы это делаем также для того, чтобы очистить интернет от информационного шлака по этой теме. Интернет стал сточной канавой для ложной информации по теме веса, где люди или компании навязывают выгодные им тренды: хочешь похудеть — исключи углеводы, не ешь после 18:00, принимай добавки горстями и т. п. Процесс преобразования энергии не очень сложен, хотя в нем и участвуют разные системы организма, в том числе гормональная, и надо знать, как это работает на самом деле, чтобы не вестись на удочку маркетологов.

Вся информация для «SOTKA: 100-дневный воркаут» взята из научных источников, начиная от школьных учебников по химии, физике и биологии, заканчивая самыми свежими публикациями ученых. Среди участников программы немало людей из научной среды и профессиональных спортсменов — так мы получаем обратную связь, благодаря которой программа корректируется и совершенствуется дважды в год. Например, мы стали много рассказывать о биомеханике и распределении нагрузки в разных частях тела, и люди, понимая это, получают больше возможностей в процессе занятий и вообще начинают целостно и осознанно воспринимать работу своего организма.

Фото: Михаил Дмитриев, Высшая школа экономики

Кто работает в команде проекта?

У нас есть кураторы тренировок в 30 городах в 5 странах, они проводят занятия, открытые сборы, помогают новичкам. Все это бесплатно. В свое время воркаут изменил их жизнь, и они просто «отдают моральный долг» проекту. Люди начинают разочаровываться в традиционном фитнесе, потому что много платят и не получают результат. А когда ты видишь, как твой коллега привел себя в форму, да еще и бесплатно, то люди просто начинают доверять и охотно поддерживать проект.

Кто контролирует занятия?

Нет никаких тренеров, которые могли бы заниматься тобой, пока твой мозг отключен. Каждый следит за собой сам, учится понимать свой организм, наша задача — развить  в людях самостоятельность, чего сейчас очень не хватает в мире. И это всего 20-30 минут в день вместо изнурительных и совершенно ненужных тренировок, которые продают различные фитнес-структуры. Ученые доказали, что важна не длительность, а правильное распределение нагрузки во времени.

Тогда где здесь лежат деньги? Кажется, в 2019 году вы планируете заработать на Workout $1 млн?

Мы зарабатываем, торгуя спортивной экипировкой в рамках проекта. На самом воркауте нельзя зарабатывать.

Я придерживаюсь позиции, что знание — это не товар, а потому оно должно распространяться абсолютно бесплатно

С другой стороны, по мере роста популярности воркаут-культуры мы стали все чаще получать от людей запросы на специализированную экипировку — перчатки для защиты от мозолей или жилеты-утяжелители и т.п. Постепенно количество товарных категорий увеличивалось, и сейчас у нас их порядка 20, но мы все равно предпочитаем оставаться нишевой компанией, которая при этом отлично разбирается в своих товарах и является одним из ведущих экспертов в мире. Покупатели это оценили, и помимо обыкновенных физкультурников наши товары приобретают крупные российские фитнес-сети, спортивные команды, государственные структуры и образовательные учреждения. Все деньги, которые получает магазин, идут на развитие воркаут-культуры.

Чувствуете себя бизнесменом?

Нет. Скорее — социальным предпринимателем. Любой коммерческий успех проекта — это больше возможностей для того же проекта, а значит — больше пользы для общества. У меня нет цели заработать деньги, я хочу изменить мир и сделать людей более самостоятельными и сознательными.

Что нужно знать о социальном бизнесе, прежде чем его открыть?

Не стоит начинать социальный проект, имея на руках только голую идею и желание, это абстракция и тупик. Сначала стоит пойти поработать в компании, которая уже преуспела в интересующей тебя сфере. Будут полезны и новые контакты, которые можно приобрести за время работы. Обрисуется и проблема, которую сможет решить твой бизнес — только тогда он будет нужен людям.

Фото: Михаил Дмитриев, Высшая школа экономики

Я знаю, что вышкинцы тренируются по вашей программе. Где еще вам удалось популяризировать воркаут?

Выход в университеты и другие структуры произошел благодаря инициативам выпускников программы. Например, парень из МФТИ позвал друзей, чтобы ему было нескучно тренироваться в одиночку, а потом ребята попросили администрацию построить для них площадку, так сформировалось целое ЗОЖ-движение в институте. По программе занимаются сотрудники Курчатовского института — один из наших выпускников был начальником лаборатории, сначала позвал лаборантов, а потом решил, что коллегам вообще не мешало бы заняться физкультурой. Примерно так же было в Вышке и в РКК «Энергия», в «Росэнергоатоме» программа уже запущена в двух АЭС для сотрудников станций и жителей городов. Еще на трех АЭС программа на стадии запуска.

Почему именно атомные энергетики оказались склонными к тренировкам на брусьях?

Как-то на мою лекцию по социальному предпринимательству попал выпускник 100-дневки и сотрудник Курской АЭС и решил стать куратором программы в своем городе. С этого все началось. Это вообще традиция — как-то поддерживать здоровье в условиях не слишком благоприятных, к тому же занятия по программе требуют минимальных условий, минимум времени и дают понимание того, как поддерживать свое здоровье, даже если ты не увлекаешься спортом. Для сотрудников станций это также своего рода тимбилдинг, потому что это интересно и просто поддерживает командный дух.

Получается, что воркаут — это некая оппозиция коммерческому фитнесу. В чем не правы бизнесмены от ЗОЖ?

Проблема в самой модели. Тренер в фитнес-клубе не заинтересован в позитивном результате, ему важнее, чтобы клиент дольше ему платил, поэтому решения, которые будет принимать тренер, ориентированы на деньги. Кроссфит, например, совершенно бестолковая система, но зато хорошо развлекает людей. К тому же это модно, и если ты говоришь кому-то, что занимаешься кроссфитом, то услышишь сладкое «ого!».

WorkОut  в этом плане похож на школу, когда ты шаг за шагом выстраиваешь свои отношения с телом и получаешь целостное образование. «Крепкое дерево растет медленно», но кому это интересно, если обещают за деньги быстрый и сказочный результат?

В воркаут-культуре у людей не очень популярен Инстаграм и другие способы самолюбования, мы не понимаем, зачем это

Как в ближайшие годы будет развиваться проект, какие цели перед вами стоят?

Сейчас у нас более 250 тысяч установок мобильного приложения, к следующему лету планируем увеличить цифру вдвое. Мы переводим программу «SOTKA: 100-дневный воркаут» на английский язык — как оказалось, таких проектов на международном уровне нет. Пока что мы стали «приложением дня» только в российском AppStore, но планируем выход на Запад.

Может ли воркаут изменить жизнь?

Ты начинаешь заниматься, это дает тебе силу, сила дает уверенность, а ее ты можешь использовать в любых сферах жизни. Все просто, главное — делать. Даже если ты не видишь пока результата, но делая, знаешь, что будешь двигаться вперед и достигнешь цели.

Мы не любим, когда нас называют спортсменами, мы просто занимаемся для себя, помогаем другим. Это активная социальная позиция, и все могут быть такими. Наша задача — научить быть активным и дать для этого инструменты. Например, я глубоко убежден, что физика, математика и биология нужны всем, потому что мы из этого состоим, все наши системы работают согласно физическим законам. Я холодно отношусь к увлечению технологиями, они отвлекают нас от чего-то существенного, от настоящих константов, которые останутся неизменными, и когда отключат интернет — вдруг такое случится — я выживу. Я и сейчас живу почти в «авиарежиме», отключил все оповещения на телефоне, чтобы не отвлекаться.