• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Алексей Ролич

Закончил с отличием НИУ ВШЭ: в 2013 году — специалитет, а в 2015 —магистратуру МИЭМ. С 2015 года — аспирант МИЭМ НИУ ВШЭ.

В 2014 году получил стипендию Президента РФ, в 2015 году стал стипендиатом фонда В. Потанина. Выиграл 7 грантов, имеет более 18 дипломов различных выставок и конкурсов.  Преподает в лабораториях МИЭМ НИУ ВШЭ, руководит Лабораторией 3D-визуализации, является автором проекта «Общественная розетка».

«Очевидно, что в инновационных сферах ученый может заработать»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Наука еще в ХХ веке перешла в сферу потребления, сейчас мы относимся к технологическим новшествам так, будто это новое блюдо в ресторанном меню или премьера блокбастера. Наука работает для каждого лично, и этот «научный маркетинг» — заслуга ученых нового времени, «джобсов», которые умеют не только изобретать, но и продавать свои изобретения. Как можно зарабатывать на науке, в рубрике «Конструктор успеха» рассказал выпускник МИЭМ Алексей Ролич — руководитель лаборатории 3D-визуализации, автор проекта «Общественная розетка», получившего грант конкурса «УМНИК».

С чего началась ваша научная деятельность?

Научную деятельность я начал поздно, только на 5 курсе специалитета в МИЭМ. Тогда я сразу занялся проектом, который складывался во вполне научную работу. Но работать тихо и для себя — не мой случай, и я пошел на форум «Открытые инновации» представить один из своих проектов в набросках. Пришлось выступать перед серьезными людьми, например Чубайсом, и это дало полезный опыт смелости и желание быть убедительным. У многих инженеров есть проблема с «разговорным жанром» — они интроверты, «кони в сферическом вакууме», что-то делают для себя — растут и самосовершенствуются, — но не могут об этом рассказать и тем более продать.

Есть такой стереотип: инженер — это интеллигентный социофоб, который любит горы. Это так?

Это зависит не от профессии. Но дело в том, что задача инженера — работать не только головой, но и руками. Ему с этим прикладным опытом бывает трудно сдать философию на экзаменах в аспирантуру, философия идет вразрез с его практическим восприятием. Поэтому какая-то эмоциональная или социальная активность им не всегда близка. Это касается вообще многих ученых. Но я считаю, нужно уходить от этого стереотипа. Инженер должен уметь не только паять или писать программы, он в первую очередь должен быть эрудитом: знать философию, историю, разбираться в экономике и социологии, чтобы понимать, насколько его разработки этичны — а в нынешней науке это, пожалуй, один из самых важных вопросов.

Допустим, кто-то что-то изобрел, но как увидеть проект в перспективе и понять, как это можно будет продать?

Нужно читать экономическую литературу, и особенно про бизнес-моделирование. У меня понимание прикладной стороны пришло с опытом насмотренности, когда я сталкивался с проектами коллег, пытался примерять их на себя, советовался со старшими. Параллельно я пытался «распахивать» области экономики, менеджмента, маркетинга, но, к счастью, нашел поддержку в Вышке: мне написали магистры с факультета экономики и предложили проработать мой финансовый показатель для своей курсовой. Это классно: чем больше людей — это могут быть социологи, экономисты, предприниматели — вносят свои идеи в работу над проектом, тем меньше вероятность возможных осечек в презентации.

Фото: Михаил Дмитриев

Проект с розетками с самого начала был задуман как возможность получить грант?

Так совпало. Я начал везде ходить, предлагать, начинал создавать «бренд» «Общественная розетка» — все улыбались, когда я начинал рассказ о проекте с технических заумей, а в финале переходил на бытовую терминологию как городской активист. Оказалось, это один из хороших приемов, когда публику можно заинтересовать и расположить. Даже если твой продукт или формат презентации вызывает неоднозначную реакцию, чувства любого рода — это маркетинг XXI века, когда в ходу коммерциализация чувств.

 

20 000

ежемесячно составляет стипендия Президента РФ. Она выплачивается в течение трех лет молодому ученому (его возраст не должен превышать 35 лет).

Источник

 

Каким образом вы тренируетесь для участия в научных конкурсах?

Если ты что-то разрабатываешь, очень хочется это внедрить, и такие мероприятия — канал выхода. Первым моим успешным конкурсом стал «УМНИК» от Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, где я получил грант за «Общественные розетки» (проект, благодаря которому можно будет заряжать айфон или ноутбук в общественном месте, например в транспорте или на станциях метро — прим.). Но свое желание сделать что-то важное нужно еще доказать и готовиться к конкурсу по специальной методике. Мы всей лабораторией помогали друг другу в подготовке, рассматривали проекты, которые у нас накопились, выбирали, разбирались в экономических вопросах реализации и в том, как это можно продать. Кстати, первый раз я с успехом провалился, что меня не расстроило, а подготовило к следующему визиту. Было очень интересно смотреть на чужие проекты — медиков, химиков, IT-шников — и на то, как их оценивают эксперты. В какой-то мере ты сам становишься экспертом и видишь проблемные места в кейсах, поэтому и нужно искать такие возможности, как конкурс или выставка. Это опыт взаимодействия с инновационной сферой, сбор мнений и идей, которые рождаются из других идей.

Расскажите о стороне не проектно-конкурсной — чем еще могут быть интересны будни молодого ученого?

Когда я только начинал работу в МИЭМ, председатель нашего Профкома МИЭМ сказала: «Ролич, ты везде». Я действительно везде, ведь если я не буду везде — то я буду нигде. Если ты хочешь чего-то добиться, надо быть везде. Работать, недосыпать, забывать о себе, подчас отказывать себе в отдыхе. Поэтому я разрываюсь на проекты, работу в лабораториях, менеджмент и маркетинг, работу с коллективом студентов и учебу. Многое из того, чему я учу студентов в 3D-лаборатории, я почерпнул на собственном опыте — мы делаем междисциплинарные проекты, с которыми можно «убить всех зайцев»: получить зачет, заработать дополнительные стипендии, показать себя как ученый, наработать портфолио или создать свой бизнес.

Мой научрук Леонид Сергеевич Восков со своими первыми студентами Комаровым Михайлом Михайловичем и Ефремовым Сергеем Геннадьевичем основал лабораторию, из которой мы все вышли — Лаборатория инновационных проектов Wisenet Lab. Там мы создали проекты по виртуальной реальности, умной энергетике, беспроводным сенсорным сетям и интернету вещей (англ. Internet of Things, IoT) — концепция вычислительной сети физических объектов («вещей»), оснащённых встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой, рассматривающая организацию таких сетей как явление, способное перестроить экономические и общественные процессы, исключающее из части действий и операций необходимость участия человек — Wiki).

Фото: Михаил Дмитриев

Ключевой вопрос: как можно заработать на науке? Многие боятся науки только потому, что зарплаты ученых — пугало для молодежи.

Это миф, в который некоторым хочется верить. Если смотреть на инновационные сферы науки, становится очевидным, что заработки в этой сфере есть. Между затворничеством с пробирками в лаборатории и работой на оборонном предприятии есть большая разница в зарплате. А еще есть люди, которые стараются продать хорошие идеи, потому что сейчас действительно принято вкладываться в науку, и слово «стартап» стало синонимом сказочных венчуров, даже государство повернулось к инноватором лицом.

Каким образом?

Посредством грантов. Сейчас регулярно выдаются деньги на определенные разработки, и это не только военка. Ученый свое любопытство реализует за госсчет — это и есть наука. А вот состояние инфраструктуры инновационной сферы в нашей стране пока не идеально, но для идей двери государства открываются, если упорно в эти двери стучать.

Насколько упорно?

Бюрократия вынуждает быть особенно назойливым. Ты не можешь просто прийти в министерство, скажем, транспорта и сказать: у меня есть крутая идея, которая вам ужасно нужна. Надо написать десяток писем, которые проигнорируют, потом написать еще двадцать, одно из которых чудом прочтут, потом найти людей, которые хоть чуть-чуть врубятся — и т. д. Можно попытаться понять министерства: за день там происходит тьма обращений, не всегда адекватных, ты можешь затеряться в папке спама. Тут нужно быть заметным, писать правильные письма и не лениться, как я, потому что мог бы сделать больше для рынка инноваций — и вы уже заряжали бы свой айфон в электричках.

Я должен в следующем году создать свое предприятие, вывести розетки на рынок, предоставить рабочие места — на это как раз и дается грант

Есть явные тренды на рынке инноваций?

Явно виден тренд в сфере интернета вещей и полезных гаджетов как фитнес-браслеты. Виртуальная реальность, дополненная реальность, различные системы мультитач-взаимодействия и робототехника, без которой никуда.

Но самые крутые вещи получаются на стыке научных областей. Вот есть медицина, а есть информатика — получается биоинформатика, это здорово! Никто раньше не думал, что на 3D-принтерах можно будет печатать костные протезы и органы. Есть умная энергетика, что очень важно, ведь с каждым днем растет потребление гаджетов, и скоро их количество достигнет 50 млрд. Через 20 лет все электростанции мира будут работать на гаджеты, если ничего не делать.

Вы в лаборатории разрабатываете сферу 3D-визуализации — каких достижений и новшеств удалось добиться?

Студенты сделали интересный проект мультитач-стола, на котором пальцами могут рисовать сразу несколько человек, а сейчас разрабатываем нам нем систему голографических изображений. Садясь за такой стол, мы будем видеть голограмму через специальную оптическую систему.

Ого, как в кабинах космических кораблей в голливудской интерпретации?

Не так технологично, но в воздухе можно будет видеть файлы и объекты, создав нужный свет. Конечно, пальцами растянуть скрин не получится. Но работа над этим идет, мы уже знаем, как это сделать.

Еще у нас в разработке различные виды 3D-шлемов со встроенными аудиосистемами и проект 3D-лектория для школьников по физике.

Фото: Михаил Дмитриев

Пробовали работать со стерео-изображениями — это дает возможность увидеть фотографию буквально под другим углом. Недавно на выставке фотографий Сергея Челнокова в Музее Москвы мы сделали из стереопар некое информативное пространство, куда можно было зайти и увидеть фото в 3D, рассмотреть характер каждого персонажа — возникает целая драматургия из деталей, которые можно исследовать с точки зрения культурологии, философии, искусства.

Еще у нас есть перчатка, в которую встраиваются вибромоторы, и когда вы прикасаетесь к виртуальному предмету — идет вибрация на пальцы, так что вы можете даже почувствовать виртуальный предмет на ощупь. Правда, тут есть проблема с самим моделированием — нужно максимально качественно рисовать саму «реальность». Моделирование реальности может стать востребованным в музейной сфере — это онлайн-экскурсии, или в работе с тренажерами-имитаторами. Я, к примеру, давно вынашиваю идею виртуальной церкви.

Ой.

Почему бы нет: если человек маломобильный, но верующий, почему бы ему не посещать качественную модель храма, чтобы почувствовать себя там комфортно.

 

450 000

составляет грант РФФИ в конкурсе инициативных научных проектов, выполняемых молодыми учеными (Мой первый грант).

Источник

 

Здорово, если б туда одновременно могли прийти несколько человек, и виртуальный пастор читал проповедь онлайн. Такой сounter-strike, только духовный.

Конечно. Но тут уже начинаются другие проблемы, неизменные спутники науки, — этические.

Чем планируете заняться после того, как закончите аспирантуру? Может инженер стать русским Джобсом, к примеру?

У нас каждый ученый, который создал инновационное предприятие, где работают люди — уже Стив Джобс в своей сфере. Посмотрите на выпускников программы «Старт» — многие запустили свой бизнес. Технари или медики, начиная свой проект, не думали, что станут бизнесменами, а сейчас они дают людям рабочие места. Ведь у ученого есть еще и социальная нагрузка. Например я, как участник программы, должен в следующем году тоже создать свое предприятие, а до этого провести опытно-конструкторские работы и вывести розетки на рынок, потом предоставить рабочие места — на это как раз и даются деньги, те самые 2 млн гранта, которые я получил. Еще «планы на будущее» после окончания вуза — повод свериться со своей дорожной картой. Пока все мои попытки роста довольно импульсивные. Попробовав разные роли, вижу себя как кандидат технических наук, преподаватель, человек, который занимается управленческой работой — а там как сложится. Вся суть в том, чтобы не упустить возможности, которые возникнут случайно. Ученые музу не ждут.

Обязательно хочется поработать со школьниками. Например, курсы по 3D-печати, робототехнике и элементарному программированию — путь к тому, чтобы заинтересовывать детей и готовить их к техническим специальностям, потихоньку раскачивать консервативную сферу образования. Чтобы ребенок не шел в технический вуз неосознанно, как это было у меня — я пришел, потому что мне нравилось играть в игры.

Все материалы рубрики