• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Людмила Павлова в 2007 году закончила бакалавриат экономического факультета НИУ ВШЭ (сейчас — факультет экономических наук), а в 2009 году — магистратуру МИЭФ.

Дарья Устюжанина и Артем Киселев в 2008 году закончили бакалавриат, в 2010-м — магистратуру факультета бизнес-информатики.

Во время учебы работали в Бизнес-инкубаторе Вышки, где создали ресурс, позволяющий организаторам мероприятий упрощать и оптимизировать свою работу с аудиторией. Официальный запуск проекта Timepad состоялся летом 2009 года, через два года проект начал приносить доход и получил государственный грант на развитие. В 2014 году объем продаж компании составил около 150 млн руб.

«Мы напрямую приложили свои университетские знания к бизнесу»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Редкий проект становится прибыльным сразу, но если учиться на ошибках и не опускать руки, успех непременно придет. Проект Timepad за шесть лет своего существования пережил взлеты и падения, но в конце концов стал лидером на своем рынке. В рубрике «Конструктор успеха» его создатели, выпускники Вышки Дарья Устюжанина, Людмила Павлова и Артем Киселев рассказывают о том, как не тратить деньги на рекламу, чем хорош российский рынок и как заработать более 100 млн рублей, не продавая свою идею.

Вы сами пришли к идее создания необычной платформы для организаторов мероприятий или почерпнули ее из зарубежных источников?

 

>2 млн

билетов было продано через Timepad

 

Дарья: Идея зародилась тогда, когда мы все работали в Бизнес-инкубаторе и занимались организацией ивентов. Благодаря этому мы создали и опробовали наш продукт прямо в Вышке. В какой-то момент нам стало сложно справляться с несколькими мероприятиями в неделю (а иногда их бывало даже больше), и для своих нужд мы придумали инструмент, который помогал бы нам в работе. Мы к тому моменту очень хорошо разбирались во всех организационных вопросах. Люда, например, организовывала Клуб исторических танцев, Клуб преферанса, художественную школу — то, что сейчас в Вышке называется Studlife, сделано отчасти нами. Артем также участвовал в организации мероприятий «Бизнес в стиле RU» — короче, крутились в этом, понимали процесс и знали, что тут нужно что-то менять.

Первую версию проекта мы сделали исключительно для себя, чтобы разгрузить голову и руки, и начали показывать друзьям — они тоже вели разные студенческие инициативы и нуждались в помощи. Неожиданно люди начали пользоваться нашей разработкой и расхваливать ее. Это нас подстегнуло к тому, чтобы создавать на основе нашего изобретения большой и серьезный проект. Так мы стали выходить непосредственно на организаторов мероприятий и показывать им, какая у нас есть прекрасная идея.

Timepad — штука непростая с технической точки зрения: порядок оплаты билета, регистрации на мероприятия и т. д. Как вы решали программные вопросы? И в чем ваше главное отличие от тех же билетных посредников?

Дарья: В целом Timepad сделан для того чтобы помогать организаторам делать события — выстраивать работу с участниками, приглашать, регистрировать, принимать деньги за билеты и привлекать новую аудиторию. Да, есть kassir.ru и parter.ru — они, конечно, тоже продают билеты, но цели у нас разные. Наш ресурс полезен именно организаторам, которые могут увидеть, кто придет на мероприятие, получить данные о посетителях, чтобы дальше с ними работать. А на старом рынке продажи билетов есть только одна схема: ты продал билет и не знаешь кому. Для нас продажа билета — важная, но далеко не единственная опция.

Людмила Павлова (Фото: Михаил Дмитриев)

Артем: Изначально у нас были технические наработки, когда мы сами пытались организовывать мероприятия Вышки. Первая версия Timepad была создана фактически «на коленке», но когда сервис разросся, я понял, что один не справляюсь со всеми запросами — и мы наняли техническую команду.

Дарья: Наш первый наемный программист был единственным оплачиваемым сотрудником в проекте. А сейчас у нас трудится около 35 человек, и на этой неделе мы наняли шестерых.

Как ваша нынешняя деятельность связана со специальностями, которым вы обучались?

Дарья: Люда училась на факультете экономики в бакалавриате и заканчивала магистратуру МИЭФ, а мы с Артемом учились на факультете бизнес-информатики, поэтому мы напрямую приложили свои университетские знания к бизнесу. Правда, Артем все же больше по технической части, а я по бизнесовой. Учась на одном факультете, мы имеем совершенно разные фокусы в нашей работе — например, я программирую «как обезьяна», говоря на нашем внутреннем сленге. А стратегические вопросы решаю на отлично.

Людмила: C Артемом все понятно — он мозг программирования. Есть уникальные компетенции, которые изначально были за ним закреплены — это все, что связано с разработкой, технологиями и всем, что связано с созданием продукта в целом. Мы с Дашей сначала занимались примерно всем, но больше — клиентами, финансами, юридическими вопросами, привлечением финансирования и продажами. Потом уже стала проглядывать какая-то специализация — у меня финансовая история, у Даши — про общий менеджмент и продажи. Все равно появляются те задачи, которыми мы «кидаемся» друг в друга. Но ключевые для бизнеса решения мы делим на всех — у нас нет директора, который выносит вердикт, скорее «совет директоров» или совет старейшин, который принимает решение коллегиально.

На каком этапе все это из стартапа выросло в качественный и новый для рынка проект?

Дарья: У нас получилось так, что идея органично превратилась в инструмент, которым мы сами пользовались, а на бизнес-проект это стало похоже тогда, когда мы начали показывать его знакомым и получили хороший фидбек — тогда стали уверенно совершенствовать продукт.

Артем Киселев (Фото: Михаил Дмитриев)

Людмила: Это нельзя назвать переломом, потому что переход к рынку длился достаточно долго. Процесс взросления продолжается до сих пор, как у человека. Нельзя из ребенка сразу стать взрослым — надо пройти через ошибки и успехи, качественно измениться и начать приносить пользу.

«Взросление» Timepad больше связано с запросами пользователей или с проектами, которыми вы обрастаете?

Дарья: Если говорить про начало — был просто рост заинтересованности пользователей, соответственно — и нас. Мы поняли, что нужны, поувольнялись со своих основных работ и начали заниматься только Timepad’ом. Потому что верили и видели отдачу — конечно, на тот момент не финансовую. База тоже росла постепенно — сейчас это порядка 40 тысяч организаторов, для которых, конечно, у нас теперь больше возможностей.

Людмила: У нас есть несколько больших и любимых клиентов, для которых мы делали нечто большее, чем просто универсальную платформу. Это, конечно, Вышка, для которой мы разработали систему по организации Апрельской конференции — прием заявок, докладов, оценка докладов, регистрация посетителей. Из других любимчиков — это Политехнический музей, которому мы помогаем делать регистрацию и сопровождение процесса по Университету детей. Регистрация проходит на семестры — родители покупают абонемент, а дальше сами выстраивают для ребенка индивидуальный трек обучения по предметам. Этот сложный процесс регистрации мы помогаем сделать удобным для всех.

Если кто-то скажет: идемте всех громить — конечно, мы событие прикроем. Но призывов к агрессии почти не бывает, зато есть слеты марсиан.

Каких инвестиций изначально потребовал проект, и сколько денег из них ушло на рекламу?

Людмила: У нас было несколько попыток тратить деньги на рекламу, но ни одна из них не была успешной. Стало ясно почти сразу: привлечение аудитории для нас — это органический процесс, основанный на рекомендациях.

Дарья: Довольный организатор советует пользоваться сервисом другому организатору, и выясняется, что это очень удобный инструмент. Инвестиции при этом, конечно, у нас были — приходилось оплачивать штат и решать технические моменты. Начинали мы с того, что вложили свои небольшие деньги, а главное — силы. На первых порах еще никто из нас не получал дохода от того, что делал. А то, что зарабатывали на своих старых работах — вкладывали в проект. Потом в 2009 году мы получили грант от фонда Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере). Оказалось, грант — достаточно полезная вещь, хотя про госгранты говорят разное. Нам хватило этой поддержки на постепенное развитие продукта и на первого штатного сотрудника, программиста, который, в общем, и съел весь грант. Потом были частные инвестиции и в итоге — знакомство с «Афиша-Рамблер».

Людмила: Они стали нашим акционером. «Афиша» планировала развивать Timepad как билетный сервис и некую афишу локальных событий, но в итоге мы решили не продолжать это сотрудничество.

Дарья: Некие идеи не смогли реализоваться в рамках этого сотрудничества, нам просто удалось мирно разойтись и сейчас у нас есть хороший финансовый инвестор — Target Ventures — это фонд, который выкупил пакет акций Timepad, раньше принадлежавших «Рамблеру».

Дарья Устюжанина (Фото: Михаил Дмитриев)

Продукт сугубо сетевой, поэтому любопытно, как вы работали на привлечение аудитории в соцсетях?

Людмила: Социальные каналы — действительно тот способ, который реально работает для привлечения людей на мероприятия. Это абсолютно наша история. По рекомендациям люди чаще всего узнают о событиях, это как позвонить кому-то и позвать с собой на вечеринку. Сетевыми механизмами глупо не пользоваться, ведь там есть все опции для приглашения друзей на мероприятие или извещение о нем. Мы активно ведем паблики, с помощью соцсетевых механизмов руками пользователей или организаторов продвигаем события и привлекаем аудиторию.

Например, из относительно недавних нововведений появился виджет, который позволяет купить билет, не выходя из «Вконтакте».

 

15 кг

печенья съедается в офисе Timepad за месяц

 

Теперь бестактный вопрос: на чем вы зарабатываете?

Артем: Про бизнес — вполне нормальный вопрос. Путь заработка был тернист, ведь изначально сервис был абсолютно бесплатным. Продукт не требовал денег ни с организаторов, ни с пользователей. В какой-то момент пора было перестать вкладываться и начать зарабатывать, и мы сделали самую простую вещь: начали продавать платную подписку и дополнительные платные возможности. Много усилий было потрачено на биллинг, но заработок был похож на слабый ручеек. Это был провал. Начали экспериментировать, так появились разные партнерские программы вплоть до того, что мы предлагали организатору распечатать визитки и сделать бейджи на мероприятие. Все же несколько экспериментов выстрелили — это возможность продажи билетов через сайт и рекламные возможности, которые мы предлагаем организаторам.

Дарья: Теперь у нас две основные статьи доходов: процент с продажи билетов и плата за продвижение мероприятия.

Существует некая цензура мероприятий? Ведь у вас, к примеру, вполне могут опубликовать анонс мирного пикета православных активистов против театрального искусства.

Людмила: Пикеты у нас тоже были. Вообще, прийти и зарегистрировать событие на Timepad и начать его продвигать может кто угодно. Мы блокируем только совсем противоречащие моральным и законодательным основам события. Если кто-то скажет: идемте всех громить — конечно, мы событие прикроем. Призывов к агрессии почти не бывает, зато есть слеты марсиан. Мы как сервис доступны любым организаторам, но у нас есть главный редактор, который по заданным параметрам, сверяясь со статистикой и проводя серьезную редакторскую работу, оценивает, насколько актуально это мероприятие, насколько хорошо описано. Для организаторов у нас есть список рекомендаций типа «как понравиться редактору или аудитории».

Неизменно мы рекомендуем тренинги, концерты, воркшопы — события, которые действительно не вызывают сомнений. По традиции у нас анонсируется много конференций — мы очень поддерживаем образовательные мероприятия. В общем, мы не снобы.

Что мы точно не планируем в ближайшее время — так это выход за пределы России и русскоязычного интернет-пространства.

Во что может развиться Timepad из того формата, в каком работает сейчас?

Людмила: Мы планируем развитие продукта. Но что мы точно не планируем в ближайшее время — так это выход за пределы России и русскоязычного интернет-пространства. Нам интереснее работать с отечественным рынком, здесь есть максимально сильное конкурентное преимущество и потенциал, тогда как на западе этот рынок более-менее освоен. В России как раз наступает фаза бурного роста, с которой нам, как лидерам, максимально интересно совпасть и расти.

Вот, кстати, почему вы не продали свою идею, как это зачастую бывает с хорошими стартапами?

Людмила: Может, и продадим — просто никто не предложил такой суммы, на которую мы себя оцениваем (смеется).

 

Все материалы рубрики