• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Дифференциация вузов усилится, онлайн-образование захватит мир

Ярослав Кузьминов. Фото: Гайдаровский форум

Развитие университетов во всем мире будет определяться изменением технологий, ростом платежеспособного спроса на образование, созданием альтернативных систем подтверждения квалификации и другими факторами. Об этом сказал ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов в ходе дискуссии «Университеты 3.0: будущее рядом?» на Гайдаровском форуме 14 января.

Он назвал 7 факторов, которые будут определять развитие высшего образования в ближайшие 25 лет.

Фактор 1. Качественно изменится роль человеческого капитала в экономике.

По мнению Ярослава Кузьминова, это произойдет потому, что творческая деятельность станет массовой. 50–60 лет назад, когда Гагарин полетел в космос, очень немногие люди во всем мире получали деньги за то, что с утра до вечера создавали новое. Теперь же в развитых странах такие работники составляют до 20% рынка труда, а к 2040 году их доля вырастет до 1/3.

Это будет задавать спрос на деятельность университетов, где не просто дают знания, но учат творчеству, то есть обоснованию нового.

Фактор 2. Полноценная жизнь человека станет существенно дольше.

С большой вероятностью можно прогнозировать ее увеличение на 15–25 лет. Это приведет к необходимости дальнейшего расширения непрерывного обучения. Сейчас Россия в этом вопросе сильно отстает — у нас учатся лишь 10% людей старше 40 лет, тогда как в Германии это показатель — 40%, в Швеции — 60%.

Фактор 3. Технологии будут постоянно меняться.

Людям постоянно придется улучшать свои знания и приобретать новые, понадобится необходимость постоянной адаптации к рынку труда. Отсюда невозможность узконаправленного обучения — не только такого, как в Советском Союзе, но и ныне существующего, называемого «Университет 2.0», когда человек по окончании вуза получает конкретные компетенции.

Фактор 4. Платежеспособный спрос на образование многократно возрастет.

Коммерциализация образования зависит не от желания университетов продать свои услуги, а от платежеспособного спроса. Переход городского населения в пост-средний класс, когда 50% дохода не тратится на заранее предписанные нужды и человек может выбирать, приведет к тому, что люди предпочтут тратить деньги на образовательные сервисы.

Фактор 5. Английский станет глобальным профессиональным и деловым языком.

Это уже сейчас происходит на наших глазах, национальные границы энергично стираются вне зависимости от желания государств.

Фактор 6. Будет развиваться онлайн-обучение.

Уже сегодня в ведущих университетах не меньше половины студентов изучает столько же онлайн-курсов, сколько обычных, традиционных, даже если университет это не предписывает. Это связано с неудовлетворенностью качеством офлайн-преподавателей, с желанием лишний раз проверить себя. Платформы онлайн-образования будут вытеснять традиционные университеты.

Фактор 7. На рынке труда квалификация будет подтверждаться не только вузовскими дипломами.

«Нетрадиционные» сигналы о наличии у специалиста той или иной квалификации появляются уже сейчас. Это могут быть свидетельства о соответствии профессиональным стандартам, как например, у финансистов, или корпоративным, как в компании Microsoft. Их признает рынок труда, и они в своих секторах будут вытеснять дипломы о высшем образовании. Это приведет к значительным ограничениям традиционных университетов, вытеснению национальных образовательных стандартов.

Часть университетов, продолжающие работать офлайн, превратятся в клубы, на базе которых будут развиваться проекты, важные для регионов

Как изменится структура высшей школы под влиянием этих факторов? Ярослав Кузьминов выделил 5 моделей университетов будущего.

Модель 1. Глобальные проектные исследовательские университеты.

Эти университеты не просто сохранятся, но и будут расширяться, поглощая автономные исследовательские структуры. Они будут активнее заниматься технологическими разработками, так как в условиях неопределенности в эти разработки меньше будут вкладываться корпорации, не желающие рисковать. Уже сегодня в России исследовательские программы РАН и таких компаний, как, например, Airbus или General Electric, интегрируются в университеты.

Модель 2. Университеты, обеспечивающие инфраструктуру для творческих проектов.

Часть университетов, продолжающие работать офлайн, превратятся в клубы, на базе которых будут развиваться проекты, важные для регионов. Эти университеты, не являющиеся исследовательскими, будут в значительной части учить онлайн. Они смогут выжить благодаря своей уже сложившейся инфраструктуре.

Модель 3. Университеты — площадки онлайн-образования.

Это самые слабые университеты в отдаленных регионах, где нет спроса на энергичную образовательную деятельность. Они будут собирать слушателей онлайн-курсов на короткие семинары, фактически превратившись в корпункты глобальных онлайн-ресурсов.

Модель 4. Университеты — центры профессиональных сообществ.

Пока таких университетов нет. Однако со временем, когда профессиональные сообщества станут более влиятельными игроками в мире постоянно меняющихся технологий и стандартов, они появятся. Велика вероятность, что профессиональные сообщества, утвердившие свои профессиональные стандарты и принимающие экзамены на соответствие им, создадут свои университеты — например, где готовят санитарных врачей или финансовых аналитиков.

Модель 5. Корпоративные университеты.

Их создают корпорации для повышения квалификации и переподготовки своих сотрудников, так как не удовлетворены качеством подготовки выпускников вузов применительно к своим нуждам. Факторов, на основании которых можно было бы прогнозировать закрытие корпоративных университетов, на сегодняшний день нет.

Высшее образование невозможно ограничить только компьютерным обучением — необходимо хотя бы минимальное общение

По мнению Ярослава Кузьминова, в условиях роста платежеспособного спроса на образование и связанные с ним результаты проектной деятельности университеты во всем мире останутся общественным достоянием. Во всем мире университеты будут активнее зарабатывать деньги — причиной тому и жесткая конкуренция, и появление новых возможностей для гибкого заработка. И здесь российские вузы давно опередили зарубежные: университет в постсоветской России — это в значительной степени бизнес-проект.

В нашей стране в ближайшие 5–7 лет будет развиваться структура вузов, основа которой уже сформирована.

Ее «верхушка» — порядка 50 университетов, имеющих право разрабатывать собственные образовательные стандарты, позиционирующиеся на глобальном рынке. В них сосредоточены основные проектные и исследовательские коллективы.

Второй уровень вузов — те, кто успешно готовит профессионалов в основном для национального рынка труда, проектные университеты. Как минимум один университет в регионе должен поддерживаться в качестве проектного центра, важного для экономики и социальной сферы региона. Он должен «обрастать» бизнес-парками и другими инновационными структурами, создавая среду для общения. Ведь университеты гораздо свободнее, чем бизнес, могут вовлекать людей в проекты.

Наконец, третий уровень вузов — те, кто обеспечивает потребности населения в высшем образовании. Оно стало социальным императивом, и это большой шанс для России. Но такие «социализирующие» университеты должны обеспечивать качество образования, давая студентам коммуникационные навыки, общегуманитарные компетенции, хорошие знания иностранного языка и другое, чего не дает наша общеобразовательная школа.

Предыдущее руководство Минобрнауки России «очистило» рынок от слабых филиалов вузов, но зачастую среди них оказывались единственные учреждения, предлагающие хотя бы какое-то высшее образование для жителей той или иной местности, и далеко не все эти филиалы занимались профанацией. Так что, по мнению ректора ВШЭ, предстоит достраивать систему высшего образования филиалами (корпунктами) сильных университетов, где обучение основывалось бы на онлайн-курсах. Ведь высшее образование невозможно ограничить только компьютерным обучением — необходимо хотя бы минимальное общение. Задача университета — погрузить человека в более качественную социальную среду, чем та, которая у него была в школе, во дворе или в семье.

Таким образом, заключил ректор ВШЭ, научные исследования, обеспечение экономики профессиональными кадрами и широкая социализация населения должны оставаться базовыми задачами российской высшей школы.

Вам также может быть интересно:

Кризисное развитие экономики не должно привести к кризисному развитию вузов

16 января ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов принял участие в панельной дискуссии «Высшее образование: между доступностью и качеством», состоявшейся в рамках Гайдаровского форума-2015 в Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Общество срослось с политической системой

В начале 2014 года российское общество демонстрирует склонность к стабильности и в целом не желает особых перемен. В рамках завершившегося Гайдаровского форума эксперты, в том числе из ВШЭ, обсудили итоги исследований на эту тему во время дискуссии «Политические тенденции, оценки, анализ, прогноз».

Ученые обсудят рецепты эффективного управления экономикой

Исследователи Высшей школы экономики примут участие в обсуждении важнейших экономических проблем на стартовавшем 15 января Гайдаровском форуме «Россия и мир: устойчивое развитие».

Инновации: социальная составляющая

В рамках Гайдаровского форума-2011 «Россия и мир: в поисках инновационной стратегии», проходившего в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 17 марта состоялась пленарная дискуссия по теме «Социальное измерение инноваций».

IT-поддержка неформальных институтов

В рамках Гайдаровского форума-2011, проходившего в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, 17 марта на пленарном заседании «Технологические драйверы российского экономического роста» выступил Александр Долгин, заведующий кафедрой прагматики культуры ВШЭ, управляющий рекомендательным порталом Имхонет.