• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

© iStock

В разгар очередного кризиса власти и эксперты почти ничего достоверно не знают о реальных масштабах и структуре российской безработицы, это значит, что оценка последствий кризиса окажется крайне приблизительной. РБК публикует колонку Владимира Гимпельсона, профессора факультета экономических наук Высшей школы экономики, директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ.

Известно, что во время кризисов растет внимание к показателям безработицы, несущим с собой много важных сигналов. Эта информация должна быть оперативной, максимально подробной и точной, чтобы можно было разрабатывать адекватные политические меры. Знаем ли мы, какова сегодня ситуация с безработицей в России? Боюсь, что нет. Сейчас мы встречаем в СМИ множество оценок, текущих и прогнозных, того, что есть, и того, что может случиться. Их разброс огромен, а методологическая база крайне слаба.

Место на рынке труда

Начнем с определения, что мы обозначаем термином «безработица». Для специалистов это понятие строго формализовано, и ему соответствуют четко закрепленные статистические критерии. Поэтому низкое значение показателя безработицы в статистике может легко сосуществовать с высоким, сложившимся в массовом сознании, поскольку формально занятым считается каждый, кто отработал хотя бы час в течение референтной недели. Не уверен, что индивид, работающий два часа в неделю, но продолжающий искать нормальную работу, с легкостью примет такой подход. Недаром появилось понятие «скрытая безработица», не существующее в профессиональном языке. Оно подразумевает, что есть большая группа плохо занятых — работающих неполное рабочее время или неформально, выполняющих разовые и случайные работы, на условиях краткосрочных контрактов или просто получающих низкую зарплату. 

Что касается безработицы в строгом смысле, то она предполагает сочетание трех критериев: отсутствие работы, ее активный поиск и готовность приступить к работе. Другими словами, если человек, не имеющий работы, ее сейчас по тем или иным причинам не ищет или не готов к ней приступить, то он не безработный.

Сравнимость данных

Показатель безработицы существует в двух вариантах, предполагающих совершенно разные подходы к его расчету. Один использует данные специальных обследований рабочей силы, которые строятся на основе критериев Международной организации труда (МОТ). Они критикуются многими специалистами, но только следование им обеспечивает сравнимость данных, пусть относительную. Во-первых, существуют национальные особенности в проведении таких обследований, касающиеся охвата отдельных групп. Простейший пример: до 2017 года Росстат ограничивал свое наблюдение гражданами до 72 лет, хотя в большинстве стран такого ограничения не было. Во-вторых, размер пособия, замещающего заработок, влияет не только на стимулы к регистрации в службе занятости, но и на срок поиска работы. Если пособие мало, то безработный может предпочесть первую попавшуюся вакансию или уйти с рынка труда. Поэтому две страны с одинаковым показателем безработицы (например, в России и Германии в начале 2020 года он был около 5%), но сильно разными коэффициентами замещения (менее 20% против 60%) будут иметь и очень разные рынки труда. Значительная часть потенциальной безработицы в первом случае замещается скрытой безработицей, то есть малооплачиваемой занятостью.

Высокое пособие переключает таких работников из занятости в безработицу, а низкое — из незанятости в занятость, включая неформальную

В-третьих, существует группа временно уволенных с обещанием обратного найма. Это похоже на наши административные отпуска без оплаты. В США они включаются в число безработных, а у нас — нет. Есть еще много нюансов, нарушающих прямолинейную сопоставимость.

Важная особенность оценок МОТ в том, что они появляются с лагом примерно в месяц. Только что опубликована оценка за май, а за июнь оценка будет получена только в конце июля. В условиях кризиса такая информация быстро теряет актуальность. Кроме того, безработный по определению должен активно искать работу, а во время карантина этот поиск крайне затруднен. А значит, тот, кто потерял работу, но из-за самоизоляции ее не ищет, безработным в статистическом смысле не является, а оказывается вне рабочей силы. Попадающие в длительные административные отпуска могут считаться либо занятыми (они же формально не уволены), либо покинувшими рынок труда (де-факто не работают, но и работу не ищут).

Что же говорит методика МОТ про российскую безработицу в период эпидемии? В январе—марте 2020 года, то есть до начала карантина и самоизоляции, мы имели примерно 3,5 млн безработных, или около 4,7% рабочей силы. В апреле, согласно Росстату, безработица составила 4,3 млн, или 5,8%, а в мае — 4,5 млн, или 6,1%. Однако к этим значениям надо отнестись с осторожностью. Росстат уточнял в своем майском докладе: «В связи с эпидемиологической обстановкой, обусловленной COVID-19, обследование рабочей силы в апреле 2020 года проводилось методом телефонного опроса респондентов». Это делает новые оценки несопоставимыми с теми, что были получены с использованием стандартных методов. К сожалению, мы не знаем, как выглядел новый инструментарий статистиков, каков был реальный охват респондентов и процент отказа от участия в опросе. Сопоставимые данные появятся вновь не раньше, чем технология обследования вернется к своему традиционному виду.

Читать материал полностью

Вам также может быть интересно:

Теория всеобщего расизма – новая версия американского культурного доминирования

В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире. Об этом в своей колонке для журнала «Россия в глобальной политике» говорит руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ Александр Лукин.

Коронавирус диктует новую этику?

Коронавирус изменил массовые представления о нормах поведения в публичном пространстве. Болезнь перестала быть личным делом. Носить маску и перчатки – это уже не только санитарное, но и общественное предписание. Карантинные меры разделили обывателей на два враждующих лагеря: одни нигилистически относятся к вирусной угрозе и демонстративно пренебрегают профилактикой, другие готовы затравить любого «безмасочного» пассажира автобуса. Пандемия формирует новые общественные нравы? «Российская газета» обсуждает тему с социологом, профессором НИУ ВШЭ Симоном Кордонским.

Не автомобилем единым: что поможет справиться с постпандемическими пробками

Города и страны постепенно снимают вызванные распространением коронавируса ограничения. И хотя многие уверены в сохранении и расширении укрепившегося тренда последних лет — режима удаленной работы, — в результате городам грозят еще большие пробки, чем раньше. К такому выводу пришли в Институте экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ. Почему вылечить пробки в России возможно только с помощью развития общественного транспорта, разбирался портал «Будущее России. Национальные проекты».

Россия намерена реализовать великую евразийскую мечту

Известный журналист и писатель Пепе Эскобар побеседовал с российским политологом Сергеем Карагановым. Караганов говорит о том, что новый мир стал многополярным, но с двумя вероятными гегемонами — США и Китаем. В будущем России предстоит обеспечивать баланс между ними, считает он. Статья опубликована в издании Asia Times (Гонконг).

Раскол углубится: беспорядки в США и их политические последствия

Не факт, что общенациональные протесты приведут к уходу Дональда Трампа из Белого дома в январе 2021 года. Его электорат, который смотрит на бесчинства демонстрантов, демонтаж памятников и коленопреклонение белых демократов с ненавистью, по-прежнему с ним. Если демократам не удастся с помощью общенациональной протестной волны привлечь неопределившихся избирателей и мобилизовать их прийти 3 ноября проголосовать за Джо Байдена, Трамп вполне может быть переизбран. Журнал «Россия в глобальной политике» совместно с Центром комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики» колонкой заместителя директора Центра Дмитрия Суслова продолжает серию статей об изменениях на международной арене.

Под воздействием коронавируса образы будущего оказались в прошлом

Казалось, мир пребывает в конкуренции образов будущего, однако при первом же испытании на прочность человечество вовлеклось в конкуренцию образов прошлого. Выяснилось, что обратно хотят вернуться все. Об этом в колонке для «Литературной газеты» пишет политолог, профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев.

13 трендов биоэкономики: что ждет людей, бизнес и науку в ближайшие годы

Биоэкономика — это экономика возобновления природных ресурсов в производстве продуктов питания, энергии, товаров и услуг. О перспективах ее развития через призму 13 глобальных трендов РБК рассказал к.э.н., директор центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок.

Четвертый закон робототехники: машины будут выбирать за нас одежду, технику, продукты

«Цвет автомобиля может быть любым, если он черный», – легендарная фраза Генри Форда снова может стать актуальной. Одним из последствий пандемии окажется возвращение суверенитета производителю. На заводах и фабриках решат, какого фасона нам нужна одежда, обувь, какие характеристики техники необходимы потребителю. В мире, где клиент был всегда прав, назревают перемены, предупреждает директор центра научно-технического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Александр Чулок в интервью «Российской газете».

Трансформации социального пространства как предчувствие нового мира

Какое место займет культура в постпандемическом мире, останется ли она вне цифрового пространства и как изменит образ «социального героя», в колонке для «Эксперт Online» рассуждают профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев и доцент НИУ ВШЭ Любовь Цыганова.

Тыла больше нет

Колонка декана факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Андрея Быстрицкого о том, что уже изменилось из-за мировой пандемии, а с чем только предстоит столкнуться.