• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

Труд на карантине: как пандемия повлияла на оценки российской безработицы

© iStock

В разгар очередного кризиса власти и эксперты почти ничего достоверно не знают о реальных масштабах и структуре российской безработицы, это значит, что оценка последствий кризиса окажется крайне приблизительной. РБК публикует колонку Владимира Гимпельсона, профессора факультета экономических наук Высшей школы экономики, директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ.

Известно, что во время кризисов растет внимание к показателям безработицы, несущим с собой много важных сигналов. Эта информация должна быть оперативной, максимально подробной и точной, чтобы можно было разрабатывать адекватные политические меры. Знаем ли мы, какова сегодня ситуация с безработицей в России? Боюсь, что нет. Сейчас мы встречаем в СМИ множество оценок, текущих и прогнозных, того, что есть, и того, что может случиться. Их разброс огромен, а методологическая база крайне слаба.

Место на рынке труда

Начнем с определения, что мы обозначаем термином «безработица». Для специалистов это понятие строго формализовано, и ему соответствуют четко закрепленные статистические критерии. Поэтому низкое значение показателя безработицы в статистике может легко сосуществовать с высоким, сложившимся в массовом сознании, поскольку формально занятым считается каждый, кто отработал хотя бы час в течение референтной недели. Не уверен, что индивид, работающий два часа в неделю, но продолжающий искать нормальную работу, с легкостью примет такой подход. Недаром появилось понятие «скрытая безработица», не существующее в профессиональном языке. Оно подразумевает, что есть большая группа плохо занятых — работающих неполное рабочее время или неформально, выполняющих разовые и случайные работы, на условиях краткосрочных контрактов или просто получающих низкую зарплату. 

Что касается безработицы в строгом смысле, то она предполагает сочетание трех критериев: отсутствие работы, ее активный поиск и готовность приступить к работе. Другими словами, если человек, не имеющий работы, ее сейчас по тем или иным причинам не ищет или не готов к ней приступить, то он не безработный.

Сравнимость данных

Показатель безработицы существует в двух вариантах, предполагающих совершенно разные подходы к его расчету. Один использует данные специальных обследований рабочей силы, которые строятся на основе критериев Международной организации труда (МОТ). Они критикуются многими специалистами, но только следование им обеспечивает сравнимость данных, пусть относительную. Во-первых, существуют национальные особенности в проведении таких обследований, касающиеся охвата отдельных групп. Простейший пример: до 2017 года Росстат ограничивал свое наблюдение гражданами до 72 лет, хотя в большинстве стран такого ограничения не было. Во-вторых, размер пособия, замещающего заработок, влияет не только на стимулы к регистрации в службе занятости, но и на срок поиска работы. Если пособие мало, то безработный может предпочесть первую попавшуюся вакансию или уйти с рынка труда. Поэтому две страны с одинаковым показателем безработицы (например, в России и Германии в начале 2020 года он был около 5%), но сильно разными коэффициентами замещения (менее 20% против 60%) будут иметь и очень разные рынки труда. Значительная часть потенциальной безработицы в первом случае замещается скрытой безработицей, то есть малооплачиваемой занятостью.

Высокое пособие переключает таких работников из занятости в безработицу, а низкое — из незанятости в занятость, включая неформальную

В-третьих, существует группа временно уволенных с обещанием обратного найма. Это похоже на наши административные отпуска без оплаты. В США они включаются в число безработных, а у нас — нет. Есть еще много нюансов, нарушающих прямолинейную сопоставимость.

Важная особенность оценок МОТ в том, что они появляются с лагом примерно в месяц. Только что опубликована оценка за май, а за июнь оценка будет получена только в конце июля. В условиях кризиса такая информация быстро теряет актуальность. Кроме того, безработный по определению должен активно искать работу, а во время карантина этот поиск крайне затруднен. А значит, тот, кто потерял работу, но из-за самоизоляции ее не ищет, безработным в статистическом смысле не является, а оказывается вне рабочей силы. Попадающие в длительные административные отпуска могут считаться либо занятыми (они же формально не уволены), либо покинувшими рынок труда (де-факто не работают, но и работу не ищут).

Что же говорит методика МОТ про российскую безработицу в период эпидемии? В январе—марте 2020 года, то есть до начала карантина и самоизоляции, мы имели примерно 3,5 млн безработных, или около 4,7% рабочей силы. В апреле, согласно Росстату, безработица составила 4,3 млн, или 5,8%, а в мае — 4,5 млн, или 6,1%. Однако к этим значениям надо отнестись с осторожностью. Росстат уточнял в своем майском докладе: «В связи с эпидемиологической обстановкой, обусловленной COVID-19, обследование рабочей силы в апреле 2020 года проводилось методом телефонного опроса респондентов». Это делает новые оценки несопоставимыми с теми, что были получены с использованием стандартных методов. К сожалению, мы не знаем, как выглядел новый инструментарий статистиков, каков был реальный охват респондентов и процент отказа от участия в опросе. Сопоставимые данные появятся вновь не раньше, чем технология обследования вернется к своему традиционному виду.

Читать материал полностью

Вам также может быть интересно:

Отечественный автопром попал в пробку

Эксперты Вышки и автоотрасли обсудили влияние пандемии на производство и торговлю автомобилями. Они пришли к выводу, что российский автопром пережил прошлый год лучше, чем многие другие страны, но проблемы отрасли остаются нерешенными, а перспективы во многом зависят от качества госполитики.

Тотальный переход в онлайн стал для университетов временем испытаний и инноваций

Новый выпуск журнала HERB посвящен осмыслению опыта, приобретенного университетами в период пандемии. Авторы статей рассказали о рисках, с которыми столкнулись студенты и преподаватели, о внедрении новых форматов обучения, о реализованных в дистанционном формате проектах, а также поделились первой рефлексией на тему развития университетской среды в постпандемический период.

Пандемия сократила объемы трансграничной онлайн-торговли в России

Российский рынок трансграничной интернет-торговли серьезно пострадал от коронакризиса. На восстановление до уровня 2018-2019 гг. ему понадобится 7-8 лет. Кроме пандемии, негативную роль сыграли девальвация рубля и решение правительства снизить лимит беспошлинного ввоза товаров личного пользования. В то же время, внутренний онлайн-ритейл вырос более чем на 50% и составил 2,6 трлн рублей. К такому выводу пришли эксперты Института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ.

Вирус перемен: как коронакризис поменял городскую среду

Пандемия привела к изменению облика мегаполисов и серьезно повлияла на жизненные установки горожан. О том, какие тенденции формируются из-за коронавирусного кризиса, говорили участники круглого стола «Город наизнанку: кастомизация города и новая средовая этика», который прошел в рамках XXII Апрельской международной научной конференции, организованной НИУ ВШЭ и Сбером.

Ярослав Кузьминов: «Мы от безусловного дохода перейдем к идее безусловного участия»

Ректор Вышки в интервью РБК отметил, что Россия лучше многих справилась с коронавирусным кризисом. Но для страны вызовом является падение реальных доходов населения, в том числе переход в категорию бедных части представителей среднего класса. Если не решить эту проблему, то темпы экономического роста останутся невысокими.

Российский IT-сектор: новые вызовы и возможности после пандемии

Алармистские прогнозы не сбылись, отечественная IT-индустрия понесла не столь большие потери из-за коронакризиса, как ожидалось. Но пандемия привела к резкому росту потребности в цифровых продуктах и заострила старые проблемы. Что нужно предпринять для ускорения развития отрасли? На этот вопрос постарались ответить участники семинара, проведенного НИУ ВШЭ.

Гадкие утята «черных лебедей»: как взять уроки из 2020 года

Пандемия коронавируса будет, наверное, упоминаться всякий раз, когда понадобится пояснить смысл выражения «черный лебедь». Впрочем, едва ли не каждому уже знаком этот предложенный Нассибом Талебом ярлык неожиданных событий, которые необратимо меняют привычной ход вещей. Итоги 2020 года в колонке для «Российской газеты» подводит вице-президент НИУ ВШЭ Лев Якобсон.

Участники юбилейной Форсайт-конференции НИУ ВШЭ обсудят сценарии будущего после COVID-19

9—13 ноября Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ проводит Международную научную конференцию «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика». Признанная ОЭСР одним из наиболее значимых мировых форумов исследователей будущего, конференция в десятый раз соберет российских и зарубежных экспертов, представляющих ведущие think tanks, научные центры и университеты, национальные министерства и ведомства, институты развития и высокотехнологичные компании из более 20 стран.

Образование – онлайн: «новая нормальность» и ловушки дистанта

Представители вузов и колледжей обсудили влияние эпидемии коронавируса на систему образования в первый день работы XI Международной российской конференции исследователей высшего образования, которая прошла в онлайн-формате.

Коронавирусный кризис усилил несправедливость и социальную напряженность

Меры господдержки населения в период пандемии позволили избежать тяжелой бедности и несколько сгладить неравенство в доходах, однако стало ясно, что велика не только группа бедных, но и группа людей с недостаточными доходами. Кризис также подчеркнул неравный доступ к медицинской помощи и к привлекательным рабочим местам. К таким выводам пришли эксперты НИУ ВШЭ и Всемирного банка.