• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Общественные перемены: как объяснить происходящее?

16 мая в Высшей школе экономики состоялся семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, на котором с докладом «Социология перемен (попытка объяснительной схемы)» выступил профессор ВШЭ, председатель Комиссии по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов РФ Общественной палаты России Иосиф Дискин.

Развитие гражданского общества — часть общественных перемен. Без понимания сущности и тренда этих перемен гражданское общество становится либо резерватом, либо противостоит переменам. Поэтому одной из актуальных исследовательских проблем сегодня является построение теоретической объяснительной схемы идущих перемен.

Развитие гражданского общества коррелирует с общественно-политическим процессом, именно поэтому эффективная стратегия общественного развития должна базироваться на реалистичном анализе «коридоров возможностей». В настоящее время изменения происходят по двум направлениям. Это макросоциальные и политико-экономические изменения. И если о макросоциальных переменах, как заметил Иосиф Дискин, еще как-то говорится, то о том, какие политико-экономические перемены происходят в последнее время, не упоминается вовсе.

Что касается макросоциальных изменений, то ключевым трендом, по мнению докладчика, является снижение роли ценностно-рациональной и ситуативно-адаптивной моделей развития. Это легко заметить, например, по тому, насколько незначимыми для больших групп россиян становятся идеологические принципы. Происходящие социальные изменения влияют на характер функционирования социальных институтов — деформируют действие одних, подрывают другие и стимулируют третьи. Ситуативно-адаптивная модель поведения постепенно заменяется целерациональной.

Второе направление происходящих изменений — политико-экономическое. И здесь речь идет о новой диспозиции на уровне правящей элиты. В стране в целом сформировалась рыночная экономика, ориентирующаяся на баланс спроса и предложения. Да, соглашается профессор Дискин, она во многом связана с административным ресурсом, но деньги зарабатываются в основном за счет обращения к рыночным механизмам. «В политико-экономическом измерении мы можем говорить о делении на сторонников рыночного капитала и бенефицаров административной ренты. В результате возникает политико-экономическое напряжение».

Следует заметить, кстати, что теоретики социологии — Вебер и Парсонс, — постулаты которых взяты докладчиком за основу, рассуждали об относительно устойчивых обществах, где механизмы социального регулирования продолжали быть эффективными. В таких условиях адаптация является важнейшим критерием социальной деятельности. Однако ни Вебер, ни Парсонс не говорили о моделях переходного периода, в котором Россия пребывает. По мнению Иосифа Дискина, «Россия — нормальная страна, в которой действуют основные законы общественного развития, необходимо лишь описать его специфику». Российская специфика проявляется, например, в том, что из-за особого процесса секуляризации в нашей стране, ценности являются слабым регулятором социальной деятельности. Кроме того, нет авторитетов как источников этических норм и отсутствуют институты, поддерживающие эти нормы.

Таким образом сформировалась двухсекторная этика: на локальном уровне действуют партикулярные ценности, которые являются регуляторами отношений между «своими», формируют межличностные сети доверия. Но при этом низок уровень доверия к государственным институтам. Кроме того, господствует ориентация на вертикальные связи. В России профессиональные сообщества, по словам Иосифа Дискина, никогда не являлись регуляторами социального действия. И, наконец, слабо используется анализ институциональных практик для корректировки институциональных норм. В частности, много говорится о правоприменительной практике, но глубокого анализа функционирования институтов нет.

Для того чтобы институты сформировались и окрепли, как считает докладчик, необходимо иметь запрос на «институциональный ремонт» со стороны реального креативного класса, который сможет обеспечить модернизационный сдвиг, и поддержку его действий со стороны 22-23 процентов наиболее активных граждан. При этом важно, чтобы активное дезадаптивное меньшинство не сорвало перемены, и не оказалось чрезмерно активным.

Что нужно сделать, для того чтобы эти группы сформировались? Сегодня в общественно-политическую и социально-экономическую жизнь входят новые группы, ориентированные на целерациональные модели социальной деятельности. Эти группы не готовы принять наследуемые ценности, они свободны в определении своих ценностей. В этом смысле ценности и культура опять в России начинают иметь значение, считает Иосиф Дискин. А дальше возникает необходимость выстраивания жизненной стратегии с учетом избранных ценностей. Коль скоро традиционные модели уходят, то есть два варианта развития событий: либо сохранение существующей турбулентной ситуации, либо целерациональное поведение.

Отдельное внимание в докладе было уделено факторам, определяющим характер переходного периода. В России сегодня есть группы, ориентированные на рациональный индивидуальный выбор, способные рационально оценивать собственные интересы, возможности и институциональные условия. Это то самое достаточное веберианское условие индивидуального рационального выбора. Впервые в российской истории появился платежеспособный спрос на устойчивые универсалистские институты, это конкретные активные социальные действия, подкрепленные вполне рациональным голосованием на последних парламентских выборах.

Шансы на позитивный результат перехода к демократическим порядкам, по мнению Иосифа Дискина, есть. Для этого необходимо преодолеть идеологически заданное институциональное конструирование, перейти к анализу проблем и корректировке институциональных норм: институты не должны выдумываться, они должны формироваться исходя из необходимости. Еще одно условие — рационализация общественно-политической деятельности, без которой невозможно выстраивание целерационального поведения, формирование значимых групп, реализующих эту модель, невозможен и диалог между социальными группами. А если нет диалога, считает докладчик, то нет поддержки, нет условий для формирования и деятельности институтов.

Такой целерациональный подход подразумевает рационализацию сознания, для чего в нашей стране имеется хорошая база. Это и высокий уровень образования, высокая адаптивность и большой социальный опыт участия в рыночной экономике, высокая степень информированности и интенсивность социальных контактов. Вместе с тем, рационализации сознания может помешать конфликт ценностей и интересов, потому что интересы возникли из социальных практик, а ценности — из идеологической сферы. Слабость рефлексии социальных практик — еще одно препятствие. Как заметил Иосиф Дискин, «у нас граждане рассказывают про любовь к демократии, при этом готовы абсолютно игнорировать политический выбор большинства». Удерживающим от рационализации фактором является идеология постмодерна, а именно — возведение переходного процесса в норму. Процессы турбулентного перехода от одних моделей социального действия к другим рассматриваются как абсолютные и нормальные, отсюда и низкая значимость ценностей. Еще один негативный фактор — культура Интернета. Интернет стал гигантским средством информирования и демократии, но одновременно привел к скепсису в отношении к авторитетам.

По мнению Иосифа Дискина, чтобы развитие общества шло эволюционно, необходимы следующие действия. Во-первых, нужно поддержать нормальное функционирование государственных институтов с позиции решения актуальных проблем, для чего, в свою очередь, необходимы усилия со стороны экспертного сообщества. Требуется также повышение роли этических компонентов в социальном регулировании, о чем хотя бы надо говорить, это нужно обсуждать. Требуется и развитие механизмов общественного контроля, стимулирование гражданской активности. Лучше, если все это будет происходить в благоприятной общественной атмосфере, на фоне позитивных убеждений граждан. В этом смысле, считает докладчик, «необходима победа в СМИ над капитулянтами, над теми, кто говорит, что ничего сделать нельзя». Еще одно необходимое действие — демонстрация успеха институциональных реформ. Конечно же, необходимо выявлять и поддерживать новое поколение лидеров. И сделать все это может и должно само гражданское общество.

Состоявшаяся после доклада дискуссия лишний раз подтвердила злободневность обсуждаемых вопросов и проблем, возможность разных оценок и интерпретации происходящих событий. По мнению некоторых участников семинара, в российских условиях институциональные изменения вполне возможны «сверху». Другой позиции придерживается Иосиф Дискин. На его взгляд, возможность модернизации сверху в России исчерпана, и только изменение модальности развития российского общества, российских институтов способно начать новый виток модернизации. Для этого у складывающихся социальных групп должна быть убежденность в собственных ценностях. Модернизация сверху будет натыкаться на социальное сопротивление.

В такой ситуации, по мнению вице-президента Национальной ассоциации благотворительных организаций Нодари Хананашвили, обостряется вопрос о ценностях, которые невозможно привнести извне, они могут и должны воспитываться в человеке, в сообществе. В свою очередь, этот процесс затруднен из-за низкой культуры коммуникаций в социуме. Согласившись с тезисом, что культуры общения российскому обществу недостает, Иосиф Дискин заметил, что «вопрос формирования целерационального поведения — это вопрос обращения к ценностям, в том числе и тем, которые пока не разделяются обществом или его группами. Существует гигантский рынок ценностей, образцов, идей, и интернет в этом смысле сделал ситуацию тотально демократической».

Наиболее жесткую критическую позицию по отношению к содержанию доклада занял Виталий Тамбовцев, заведующий Лабораторией институционального анализа экономического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. По мнению Тамбовцева, название доклада не точное: «нам представлено описание существующей ситуации, но нет объяснения». И причина этого в изначально неверно выбранной теоретической позиции. Деление на адаптивные, ценностные и рациональные модели весьма условное. К тому же, у нынешней власти нет стимулов для изменений: есть природная рента, и охранять нужно то, что с ней связано. В остальных действиях нет необходимости.

По словам Иосифа Дискина, ситуация гораздо сложнее. Сейчас, как уже было отмечено, власть не слышит общество, что приводит к нарастанию протеста. В этих условиях должны существовать некие адаптивные нормы, и как только дезадаптивное меньшинство начинает проявлять активность, власть должна смотреть, что тревожит людей, и в какой-то момент придержать реформы. «Если вы понимаете, что у вас котел кипит, за ним надо внимательно наблюдать». В противном случае протест будет нарастать и радикализовываться. В итоге проиграют все: и власть, и общество. Поэтому необходимо выстраивать новые стратегии диалога, находить каналы взаимопонимания.

Итог обсуждению подвел научный руководитель Центра изучения гражданского общества и некоммерческого сектора, первый проректор ВШЭ Лев Якобсон. По его словам, «то, что происходит, не является новым витком цикла, это нечто новое. Общество усложняется, интересы и ценности находятся в углубляющемся конфликте, процесс оказывается совсем не таким, каким он казался еще вчера. И представленный доклад — первая попытка объяснить происходящее».

 

Андрей Щербаков, Новостная служба портала ВШЭ

Фото Никиты Бензорука

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.