• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Гражданское общество: индексы активности

Можно ли каким-то образом измерить степень активности организаций гражданского общества? Существуют ли такие критерии? Об этом шла речь на научном симпозиуме, который прошел 11 марта 2008 года в ГУ-ВШЭ по инициативе Лаборатории исследования гражданского общества Вышки. Вел симпозиум руководитель лаборатории, первый проректор ГУ-ВШЭ Лев Якобсон.

Проблематика гражданского общества актуальна для нынешней России. Вместе с тем она издавна является составной частью зарубежной общественно-политической науки, и наряду с теоретическим осмыслением гражданского общества как феномена на Западе за последние десятилетия появились многочисленные эмпирические исследования по этой проблематике. Часть из них оформлена в виде индексов для отслеживания динамики и сопоставления развития гражданского общества в различных странах и регионах. Зарубежные концепции требуют анализа и осмысления для возможного их применения в российском контексте.

С учетом такого подхода понятно и название доклада — "Индексы гражданской активности: сила и слабость методик", с которым на симпозиуме выступила старший научный сотрудник Института проблем государственного и муниципального управления ГУ-ВШЭ Ирина Мерсиянова. Задача доклада состояла в том, чтобы проанализировать методики известных количественных международных исследований конца ХХ — начала XXI вв. и обсудить целесообразность их использования в российских исследованиях. Мерсиянова остановилась на трех эмпирических подходах: проекте Научного центра исследований гражданского общества при Университете им. Дж. Хопкинса (США), анализирующего экономику некоммерческого сектора, проекте международной организации "Международный альянс за гражданское участие" (CIVICUS), в которую входит свыше тысячи различных объединений из более чем ста государств мира, и проект "Индекс устойчивости неправительственных организаций Центральной и Восточной Европы и Евразии", который публикуется с 1997 года при поддержке Агентства США по Международному развитию (USAID). Для всех этих проектов характерна масштабность, они отличаются широким географическим охватом. Так, в проекте Университета им. Дж. Хопкинса участвует 40 стран, в CIVICUS — более 50 государств, в USAID — 29 стран. Исследования зарубежных подходов к количественным оценкам гражданского общества подтверждают гипотезу о важности такого рода методологии.

Ирина Мерсиянова
Ирина Мерсиянова
Существуют, как отметила И. Мерсиянова, и менее масштабные проекты, нацеленные на отдельные аспекты функционирования гражданского общества, — такие, как Индекс развития человеческого потенциала Программы развития ООН, Индекс восприятия коррупции Transparency International, Исследование свободы в мире Freedom House, Всемирное исследование ценностей и ряд других проектов.

Коснувшись в рассматриваемом контексте Индекса устойчивости НКО в странах Центральной и Восточной Европы (следует отметить, что в проекте так и не дано точной формулировки понятия устойчивости НКО, на что обратила внимание и докладчица), который ведется по инициативе USAID, Мерсиянова указала, что такой индекс позволяет получить формализованные количественные показатели развития третьего сектора. Этот индекс определяется группой экспертов в составе 12—17 человек, в том числе и из России, по 7 показателям: таким, как правовое поле, организационные возможности, финансовая жизнеспособность, репутация в обществе, продвижение интересов НКО/клиентов, оказание услуг, инфраструктура. При этом каждый такой индикатор включает несколько показателей (так, индикатор финансовой жизнеспособности разворачивается через пять показателей). Один из них, например, содержит вопросы, на которые неизбежно наталкиваются разработчики методик: получают ли НКО значительную часть своих финансовых средств из местных источников? Могут ли НКО полагаться на группу наиболее активных добровольцев и на поддержку в неденежной форме со стороны местного общества и клиентов? Существуют ли местные источники благотворительных средств?

Оцениваются эти показатели по семибалльной шкале, при этом оценка "7" является самой низкой и обозначает почти полное отсутствие какого-либо развития по сравнению с условиями советского периода. "С 1998 года, — отметила И.Мерсиянова, — значение индекса устойчивости российских НКО снизилось с 3,4 до 4,2 балла. Россия уступает Чехии, Венгрии, Латвии, Эстонии и Украине, однако российский индекс устойчивости выше азербайджанского, узбекского и белорусского". Одной из причин ухудшения жизнеспособности организаций некоммерческого сектора в Санкт-Петербурге (а индекс устойчивости НКО Санкт-Петербурга ниже общероссийского) является ухудшение правового поля в связи со сложностями, вызванными вступлением в силу нового закона об НКО и практикой правоприменения, а также правовой неграмотностью.

Далее докладчица привлекла внимание к проекту Индекс гражданского общества (международный проект CIVICUS). Непосредственными целями проекта являются повышение знаний и информированности о состоянии гражданского общества и повышение возможности организаций гражданского общества через продвижение межсекторного диалога, коллективное обучение и развитие сетей. Главная задача проекта состоит в укреплении и повышении устойчивости гражданского общества. Пилотная фаза проекта прошла в 2000—2001 гг., а сам Индекс был реализован в 14 странах. К 2005 г. был сверстан обобщенный доклад на основе самых последних данных с участием 50 стран, были скорректированы концептуальные рамки и методология исследования и подготовлен Обновленный индекс, разработанный для оценки четырех измерений развития гражданского общества: структуры гражданского общества; внешней среды, в которой существует и работает гражданское общество; ценностей, которых придерживаются и которые защищают организации гражданского общества; влияния, которое оказывают мероприятия организаций гражданского общества.

Результаты исследовательской части представлены графически в форме "алмаза" гражданского общества, на осях которого и отражены четыре упомянутых измерения. В основе этих измерений лежит 20 индикаторов, которые рассчитываются на основе 70 показателей. Практическая часть проекта заключается в выработке и реализации плана действия для сокращения и ликвидации слабых сторон в развитии отдельных групп организаций гражданского общества в различных регионах.

Говоря о проекте Университета им. Дж. Хопкинса, докладчица напомнила, что это международное исследование начато в 1991 году под руководством видного экономиста и правоведа Лестера Саламона, результаты этих исследований активно переводились на русский язык и стали быстро доступны российским исследователям. С самого начала было решено сосредоточиться на социально-экономических характеристиках некоммерческого сектора, таких, как занятость, объем расходов, источники доходов и основной вид деятельности НКО.

Из результатов исследования видно, что некоммерческий сектор стал крупной составляющей глобальной экономики, общий объем вклада НКО в суммарный ВВП 35 стран-участниц проекта составил на конец 1990-х гг. 1,3 трлн. долл.

Научный семинар Лаборатории исследования гражданского общества
Научный семинар Лаборатории исследования гражданского общества
И. Мерсиянова подчеркнула разницу в подходах к исследованиям рассмотренных трех проектов. Они касаются, по ее словам, и "трактовки самого понятия гражданского общества". Докладчица процитировала определение гражданского общества, используемое CIVICUS: "гражданское общество — это публичное пространство за пределами семьи, государства и рынка, где люди объединяются для продвижения общих интересов", и подчеркнула, "что в отличие от первоначальной формулировки конечный вариант определения исключает упоминание об организациях и институтах, в нем сделан больший упор на свободную самоорганизацию людей".

Разница в подходах трех проектов касается и разрешенной степени свободы в применении методик. "Две из этих методик были применены в России, третью методику пытались применить в нашей стране. Больше всего свободы оказалось у национальных команд в рамках проекта CIVICUS. Методика Университета Дж. Хопкинса предполагала определенную долю самостоятельности, а что касается набора показателей и системы оценок Индекса устойчивости НКО, то для всех стран он оказался одинаковым". Еще одно различие проектов касалось сочетания науки и практики.

Сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин отметил, что в США имеется гораздо более долгая традиция развития некоммерческих организаций, чем в других странах мира. Там выработалась позиция, согласно которой наличие гражданского общества "всегда хорошо и такое общество всегда право", возникла потребность в универсальном инструменте для международных и динамических сопоставлений. Подчеркнув важность участия российских ученых в описанных проектах, И. Дискин предложил задуматься о том, как в принципе можно измерять происходящее в российском гражданском обществе. Всегда ли гражданское общество, граждане правы в своих рассуждениях о будущем, можно ли в проблемах развития полагаться на опросы общественного мнения? По мнению ученого, "делать этого точно нельзя".

Какие же представления господствуют сейчас внутри гражданского общества России? "Я не устаю повторять, — заметил Дискин, — что гражданское общество в России крайне специфично в силу того, что оно такое, какое есть, и в той мере, в каковой гражданское общество рефлексирует свои гражданские позиции, оно является наследником российской радикальной интеллигенции. Происходит стремительная эволюция освобождения гражданского общества от этого наследия. Но в какой мере? Нам следует уяснить, является ли гражданское общество отражением сегодняшних проблем развития страны, или оно — зеркало прежних проблем и прежней диспозиции". Это имеет принципиальное значение для выстраивания отношений гражданского общества с властью, с бизнесом. В соответствии с этим нужно выстраивать и два разных индекса о месте, роли, функциях гражданского общества с позиций прежней российской интеллигенции и современных российских интеллектуалов.

Научный семинар Лаборатории исследования гражданского общества Центра фундаментальных исследований ГУ-ВШЭПо мнению И. Дискина, следует четко представлять себе, что же сегодня является самым важным для гражданского общества: "в основе рассмотренных индексов лежит представление о равнозначности целого ряда вещей, в чем я не убежден, а, кроме того, не уверен, что именно эти вещи важны для современного российского гражданского общества".

Дискин обратил внимание и на проблему взаимного доверия между государством и гражданским обществом. Это важно потому, что "государство, привыкшее к прежнему противостоянию с гражданским обществом, переносит это противостояние на гражданское общество, в то время как я утверждаю, что сегодня имеется два таких общества". И необходимо ответить эмпирически, в какой мере существует такой барьер недоверия, в каких секторах, и что нужно сделать для разрушения этих барьеров. "Крайне важно исследовать и выстроить исходное проблемное поле, ибо, когда проблемы, волнующие общество, обозначены не верно, определение каких-либо индикаторов будет создавать ложную, искаженную картину, некую иллюзию объективной реальности и уводить нас в сторону", — подчеркнул И. Дискин.

Владимир Якимец (Институт системного анализа РАН) высказал мнение, что сегодня говорить о гражданском обществе в России "вровень с индикацией невозможно". Во-первых, нет твердого определения понятия по отношению к России, где продолжают путать некоммерческое сообщество с гражданским обществом, происходит даже "заползание в теневое сообщество". В то же время, коснувшись рассмотренных проектов, В. Якимец заметил, что проделана хорошая исследовательская работа с привлечением точек зрения разных сторон и это "подготовит выработку в последующем какого-то индекса гражданской активности".

Президент Московского общественного научного фонда Владимир Беневоленский не согласился с позиций И. Дискина, отметив, что "определять гражданское общество как некие коллективы, заточенные на том, чтобы рефлексировать свои нужды или гражданскую позицию, значит сужать понятие гражданского общества". В связи с этим ученый отметил, что он поддерживает "расширительный подход, которого придерживаются исследователи Высшей школы экономики и который выражен в Докладах Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в Российской Федерации". При выработке определения гражданского общества центральным является слово "самоорганизация". "На мой взгляд, — подчеркнул В. Беневоленский, — везде, где есть самоорганизация людей, существует и гражданское общество".

Николай Вуколов, Новостная служба портала

Фотографии Ивана Морякова

Вам также может быть интересно:

Требуем. Заставим. Помогите. Население и власть в зеркале онлайн-петиций

Свыше 40% интернет-петиций, созданных жителями Центральной России, достигают результата. На Дальнем Востоке — лишь 2%, в регионах Северного Кавказа и того меньше. Готовность власти и бизнеса реагировать на цифровую активность граждан Надежда Радина и Дарья Крупная изучили на материалах платформы Change.org. Статья по результатам работы появится в одном из ближайших номеров журнала «ПОЛИС. Политические исследования».

Человек или государство

В последние 20 лет российское население пересмотрело значимость прав человека. Впервые в истории страны интересы государства перестали доминировать над интересами личности и социальных групп. Новая модель общества уже формируется, но не будет строиться по западному образцу. Почему — объясняет в исследовании профессор НИУ ВШЭ Наталья Тихонова.

Представители ВШЭ вошли в состав Совета по общественному телевидению

30 октября 2018 года указом Президента Российской Федерации утвержден новый состав Совета по общественному телевидению. Среди 24 членов Совета — представители культуры, бизнеса, общественных организаций,  науки, в том числе первый проректор ВШЭ Лев Якобсон и директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Ирина Мерсиянова.

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.