О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Выпускница Вышки Линара Мулукова-Бозиева была в числе первых аналитиков Google в России. Она окончила бакалавриат, а затем магистратуру факультета социологии НИУ ВШЭ и с 2010 года работала в Google, а затем в eBay. Сейчас Линара оканчивает в eBay программу Analytics Leadership Development Program и ведет проекты внутреннего аудита компании. В интервью «Конструктору успеха» она рассказала, зачем социологу писать коды, чем отличаются разные офисы одной компании и как академические навыки помогают в бизнесе.

Как вы встретились с Вышкой?

У меня нет на этот счет красивой истории, все получилось случайно. Я родилась и выросла в Ижевске, в старших классах готовилась к поступлению в МГИМО. У меня была мечта – стать дипломатом, я шла трудным путем, пытаясь войти в сферу международных отношений. Все меня отговаривали. «Туда невозможно поступить» – я слышала это постоянно, в том числе от моих друзей, детей дипломатов, которые не смогли стать студентами МГИМО. Я же верила в свои силы и усердно готовилась. У меня была золотая медаль, я начала сдавать экзамены, поначалу все шло хорошо. Среди абитуриентов было много детей из регионов, родители общались между собой, так мама узнала про Вышку.

Я в тот момент о Высшей школе экономики знала только то, что одна из родственниц пыталась поступить туда и не смогла. Экономика и финансы меня не интересовали, а сейчас это главная сфера моей деятельности. Исходя из названия, я предполагала, что в этом вузе изучают только экономику. Когда стало ясно, что в МГИМО просто так не поступить даже медалисту, мы с мамой стали задумываться, куда подать документы. С ее подачи я пообщалась с родственницей, не поступившей в Вышку, но знавшей о ней все. И оказалось, что мне вообще ничего делать не надо: у меня золотая медаль и очень высокий балл ЕГЭ – я автоматически проходила.

Я присмотрелась к социологии. Это было что-то новое и интересное, имеющее отношение к моим любимым гуманитарным наукам и тесно связанное с международными отношениями. История и обществознание в школе были среди моих фаворитов, так что я выбрала социологию как что-то близкое и понятное. Потом я никогда не жалела о своем выборе вуза и факультета. До сих пор считаю, что Вышка – самый лучший из российских университетов и уникальное место на планете.

Что для вас оказалось наиболее важным в учебе?

У меня много благодарности к факультету. Мне оказалось очень полезным все, что я там изучала. Именно поэтому я сейчас там, где я есть. То, что я изучала, и кто передавал мне свои знания, оказалось крайне важным для будущего.

Не хочу обидеть никакие науки, но социология закладывает самую серьезную базу критического мышления

Это касается того, как ты смотришь на социум в целом, на процессы, происходящие в нем, на мотивацию людей в разных ситуациях. Экономическое, политическое поведение, социальная психология – все это объединяется в социологии, мы все это изучали, и за это время полностью сформировалось мое мировоззрение.

Чего хотелось получить от образования?

Я человек увлекающийся, поэтому мне хотелось всего и побольше. Мне со школы нравились исследования. Академическое направление манило, хотелось заниматься изучением глобальных процессов. С другой стороны, я очень деятельный и активный человек, выросла в среде предпринимателей. Еще в советское время мой папа делал бизнес, а в 90-е он полностью ушел в свое дело. Мы с братом с детства тоже пытались придумать для себя какой-то предпринимательский опыт. В результате я всегда стояла между выбором академической карьеры и уходом в бизнес.

Под конец магистратуры я поняла, что немного устала от того, что делаю. Если строить академическую карьеру, нужно не просто проводить исследования, но и публиковаться, посвящая все время работе над собственным рейтингом. Мой любимый преподаватель и научный руководитель Александр Юльевич Чепуренко предложил мне варианты PhD в Германии и Англии. Это было заманчиво, но я понимала, что если пойду путем науки, то ей придется посвятить себя всю. Тогда это не совсем отвечало моим интересам, хотелось больше возможностей, и я решила уйти в бизнес.

Что социологи делают в бизнесе?

Социологи, которые занимаются социологией как наукой, озабочены улучшением в общественном пространстве, изучают процессы, которые могут объяснить экономические феномены. В бизнесе социология применима с точки зрения методологии, маркетинговые исследования все базируются на статистике – неотъемлемой части работы социологов в индустрии. С помощью маркетинговых исследований бизнес понимает тренды в поведении потенциальных потребителей или в целом общества, в котором он функционирует, что является большим плюсом в плане долгосрочного планирования. Сейчас даже небольшие компании подвержены влиянию глобальных процессов, а понимание этих процессов облегчается, если есть социологическое обоснование возможных вариантов развития событий.

Какой интересный опыт вы получили в лабораториях?

Буквально на моих глазах в университете создавалось несколько лабораторий. Было очень интересно в этом участвовать и пробовать себя. Первая лаборатория, в которой я работала, занималась мониторингом образования, там были и социологи, и экономисты, ребята с разных факультетов. Мы делали масштабное исследование, помогали составлять опросники, собирали базу данных и обрабатывали ее. Но большую часть времени я посвятила Лаборатории экономико-социологических исследований, которой руководил Чепуренко.

Мы занимались глобальным мониторингом предпринимательства – это было крупное международное исследование, которое проводилось параллельно во многих странах. Наша лаборатория стала оператором этого исследования в России. Команда у нас была маленькая, буквально несколько студентов, аспирантов и профессоров, но тем лучше – нам доставался широкий круг работ. Александр Юльевич, несколько преподавателей и студенты занимались грантами и вопросами лицензирования, работали над глобальным опросником, адаптируя его под российские реалии и дополняя. Затем мы проводили опросы, получали базу данных и сводили статистику, которую нужно было публиковать.

При этом каждый из нас мог пользоваться этим огромным массивом данных, чтобы проводить на его основе свои исследования. Это здорово помогало мне одновременно удовлетворять мой интерес к бизнесу и прокачивать академические навыки. Работа над проектом позволяла мне глубже размышлять о бизнесе, общаться с экспертами, в частности на конференциях, которые проводила лаборатория наряду со школами Вышки по социологии предпринимательства.

Повлияло ли это на ваш собственный предпринимательский опыт?

Выбор темы предпринимательства оказался определен тем, что мне интересна эта сфера. Для собственного бизнеса, который я запустила в 2015 году, это не сослужило большой службы. Мои лабораторные исследования больше про то, как развивается предпринимательство в России, какие есть отдельные категории предпринимателей, как они себя ведут. Это не совсем применимо к успешному началу своего дела. Хотя во время учебы темой моей магистерской диссертации все же стали факторы, определяющие успех предпринимателя. Собственное дело было скорее способом на практике прощупать, что это за феномен. Бизнес стал для меня невероятным драйвом.

Проект был онлайн-сервисом, где ты мог зарегистрироваться, предоставить о себе некоторую информацию и заказать подобранный стилистами на основании данных персональный образ: набор из одежды, обуви и аксессуаров. На тот момент это был первый в России проект подобного рода, не нужно было никуда ходить и брать с собой стилиста, все происходило онлайн и с доставкой на дом. Я делала сервис параллельно с основной работой, и один из выводов, который напрашивается: наши возможности безграничны! Когда нам интересно то, чем мы занимаемся, мы можем работать 24 часа в сутки.

Как вы попали в Google? С чего вообще началась история с глобальными корпорациями?

Когда я еще училась в магистратуре, пошла работать в компанию, которая занималась маркетинговыми исследованиями. О ней я узнала через друзей в Вышке: большую часть ее сотрудников составляли выпускники и студенты Вышки. Поработав там какое-то время, я ушла в никуда и начала искать работу.

Благодаря сообществу выпускников Вышки я получила рассылку с вакансиями, там увидела позицию в Google, подалась на нее и забыла

Я искала работу в интернет-компаниях, в «Яндексе», в Mail.ru, проходила собеседования и хотела попасть в какую-то IT-структуру. В итоге я получила три оффера от всех этих компаний и выбрала Google

В каком качестве социолог может пригодиться техногиганту вроде Google?

Я была первым в России аналитиком в Google. Есть штаб-квартира компании в Калифорнии, в которой представлено много разных направлений и задач. Но региональные офисы Google занимаются в основном сейлз-задачами, работая с крупнейшими рекламодателями. Главный товар Google – это реклама, поэтому основными направлениями деятельности региональных офисов является поддержка крупных клиентов, а также, конечно, работа офиса невозможна без маркетологов, финансистов, юристов, пиарщиков и т.п. Также в России работали еще и программисты, я была аналитиком в LCS – Large Customer Support. Моей задачей было анализировать данные Google и внешние данные рынка, все это заворачивая в такую упаковку, чтобы наши самые крупные рекламодатели покупали еще больше рекламы.

На основе анализа мы показывали рекламодателям, что делают их конкуренты, какие еще есть возможности для эффективной рекламы, как вырастут их доходы, если они увеличат бюджет в определенной пропорции. Другой частью моей работы была поддержка генерального директора и различных команд компании в формате бизнес-аналитики. Нам приходилось четко понимать, что происходит с нашим бизнесом, куда мы движемся, на что мы должны обратить внимание, какие стратегии можем применить и какие KPI поставить перед командами.

Также я занималась исследованиями, которые Google тогда проводил в России. Такие исследования часто инициировались отделом по работе с крупнейшими рекламодателями, когда мы запускали масштабную кампанию на YouTube, в поиске, в партнерской сети, на ТВ и т.д. Кроме того, были и исследования для нашего собственного отдела по маркетингу, я занималась тем, что делала их совместно с крупными исследовательскими компаниями, которые работали тогда в России. В результате Google мог продавать рекламу успешнее.

Почему вы ушли в eBay? Что там делали?

Наш генеральный директор ушел из Google, чтобы строить только пришедший в Россию eBay. Он привел и ту и другую компанию в Россию и знал, как стартовать с нуля. Он стал генеральным директором eBay и позвал меня с собой.

В eBay я работала непосредственно с данными, в Google я тоже писала коды в рамках маркетинговых задач. eBay расширил спектр задач, стало очень много чистой аналитики данных. Я оказалась первым и единственным аналитиком компании в России, поддерживала все команды, от генерального директора до пиарщиков, выстраивала фреймворки и определяла подход к тому, как мы будем отслеживать наш бизнес-перформанс. Любой запуск стратегического проекта требовал понимания того, что происходит сейчас, куда мы хотим прийти, как этого достичь, как отследить результаты и проанализировать их. Также у нас были крупные проекты с Почтой России для того, чтобы ускорить доставку. Мы им предоставляли свои данные о заказах, а в ответ получали данные по трекингу.

Почему социологи пишут коды? Мне казалось, их дело — интерпретация, а не дата-сайенс.

В компании все, кто работает с данными, не делятся на людей с тем или иным бэкграундом. Любой может стать дата-сайентистом, аналитиком, маркетологом. У нас есть дата-сайентисты без математического образования, но, конечно, легче этим заниматься, когда ты по образованию математик или программист. Они строят модели для того, чтобы понять, как автоматизировать, как позволить нашей большой системе самой показывать правильные товары правильным покупателям. В eBay есть специальные люди, которые занимаются машинным обучением и искусственным интеллектом, это не моя область ответственности. Я хорошо знаю SQL, разные программы для работы с данными, потому что занимаюсь этим много лет, но я не дата-сайентист.

В Вышке нам преподавали работу с SPSS, там мы тоже учились программировать. Язык не самый популярный, но ты понимаешь, как устроены и другие языки.

Выучить команды в программировании не составляет большого труда, главное — понимать, какова структура кода

Я могу с легкостью что-то написать на SQL, немного знаю Python и R, могу решить на них простые задачи. SQL позволяет заниматься более сложными задачами. Я не занимаюсь автоматизацией процессов напрямую, я могу сделать какой-то дашборд, используя специальное программное обеспечение, могу визуализировать данные. Мои задачи следующего уровня, когда у тебя есть данные и нужно вытащить инсайты, чтобы дать рекомендации бизнесу. Это трактовка данных, вычленение самого важного, выводы о том, как мы это все можем применить, в конце концов – составить план действий.

Сейчас вы учитесь на программе развития лидеров eBay.

Да, в сфере аналитики и финансов (Analytics Leadership Development Program) для аналитиков и финансистов. Обучаясь на программе, ты на два года уезжаешь в другие страны и работаешь в разных офисах eBay по всему миру, пробуя себя в разных командах и на разных проектах. Всего участники должны пройти четыре ротации по полгода. Я прошла отбор и в итоге поработала в Великобритании, Швейцарии и дважды в США с очень разными и интересными людьми, в результате я сейчас оканчиваю программу в офисе в Сан-Хосе.

Предполагается, что, будучи на ротации, ты занимаешься чем-то необычным, изучаешь новые области, занимаешься нетворкингом, параллельно у тебя идет много лидерских тренингов, направленных на разные аспекты, начиная от твоих ценностей, понимания того, что ты хочешь, и заканчивая решением конфликтов в команде. В компании есть возможности менять свой трек, переезжать или просто развиваться в новых направлениях.

Что особенного вы получили на программе ротаций?

К сожалению, половина программы пришлась на период пандемии. Но я всегда ходила в офис (у меня маленький ребенок, и дома работать неудобно), в итоге сидела там практически одна. Благодаря обучению на программе взгляды на жизнь стали шире, появилась уверенность, я увидела разные культуры в офисах по всему миру. Ты видишь, как работают в разных странах, в одной компании встречается много культур, традиций. То, во сколько люди приходят в офис и уходят из него, чем они занимаются, помимо работы, – все это разное. У каждого офиса свои задачи и подходы к занятости. Например, в Швейцарии люди очень ценят свое свободное время и ставят более жесткие рамки между работой и личной жизнью. Когда приходит личное время, они полностью уходят в него.

Например, швейцарский офис eBay занимается более глобальными, долгосрочными вещами, зачастую ретроспективными, в частности разрабатывает стратегии. Моя первая ротация в США была в команде, которая занимается очень динамичной работой над разными фокусными категориями товаров. Здесь оказался совершенно другой ритм: все нужно делать быстрее.

Еще я заметила, что программа ротаций сильно помогает расширить связи. Теперь я знаю в десятки раз больше людей. Хотя я и без того общительный человек, но, когда ты катаешься по офисам и странам, у тебя больше возможностей для новых знакомств. Будучи в штаб-квартире, ты можешь легко установить связи не только с людьми из команд, с которыми ты работаешь, но и с руководством компании. Я несколько раз беседовала с Джейми Янноном, исполнительным директором eBay. Много раз общалась с финансовым директором Стивом Пристом, знаю многих VP, с некоторыми из них мы постоянно находимся на связи.

Как изменился фокус ваших задач?

За счет ротации ты растешь, развиваясь в разных областях. Не в плане должности – пока ты на программе, ты только готовишься к позиции, после выпуска предполагается, что ты готов к более ответственным позициям. Я имею в виду получение знаний, навыков, личностное развитие. Моя последняя ротация проходила во внутреннем аудите, совершенно новой для меня области. Ты должен досконально изучить объект аудирования, понять, какие в нем присутствуют риски, и все это валидировать. Предполагается, что в конце лета я окончу программу ротаций и буду искать новую роль в компании. Я хочу уйти из аналитики в програм-менеджмент или стратегию. Мне нравится создавать новое и потом всех координировать в новых задачах, запускать идеи в реализацию.

Это работа на всю жизнь?

Меня не оставляет мечта сделать что-то свое, просто пока мне не до этого, но я хочу запустить свой личный проект и развивать его сама с помощью других людей.