О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

В свои 24 года Валерия Матюхина является Гендиректором единой системы для оплаты транспорта в столице и регионах «СберТройка». За феноменальные карьерные успехи в 2021 году она была признана победителем рейтинга Forbes «30 до 30» в категории «Управление». В интервью «Конструктору успеха» она рассказала, как сделать образование в сфере экономики и финансов динамичным, почему успех в начале карьеры вовсе не зависит от престижа компании и что чувствует человек, который получает доступ к подземному миру столицы.

Что привлекло вас в Вышке как в вузе и почему выбрали именно факультет менеджмента?

В старших классах я наверняка знала только то, что не стану врачом и актрисой, во всем остальном полагалась на случай. Еще в школе мне стали интересны экономика и финансы, я знала, что есть три топовых вуза, в которые хотелось бы пойти учиться. Я выпустилась с золотой медалью, с высокими баллами за ЕГЭ, и довольно скоро определилась с университетом — это была Вышка.

Когда я думала о Вышке, казалось, что ее выпускники более конкурентоспособны на рынке, поскольку формат обучения схож с международными университетами. Есть рейтинговая система, география кампусов, модули, много зарубежных преподавателей и исследователей. Для школьника, воспитанного в традиционном характере российского образования, Вышка казалось чем-то новым и очень интересным, обещающим открытый мир и классные карьерные возможности.

Выбор факультета определило максимальное количество прикладных предметов. Менеджмент явно победил в этом смысле экономику, хотя на программе оказалось много финансово-экономических дисциплин. Меня воодушевили такие предметы, как «Управление человеческими ресурсами» и «Стратегическое управление», я сразу представилась себе большим и успешным начальником.

Вам хватило экономической части программы для того, чтобы заниматься инвестициями, выйдя на работу?

Качество подготовки по экономике было высоким, что позволило мне впоследствии поступить на дополнительную программу в Школу финансов МГУ, чтобы чуть глубже изучить количественную часть. На старших курсах бакалавриата Вышки студенту дается возможность значительно дополнить учебу факультативами в связи с выбранной специализацией, главное — понимать, где ты намерен работать. Мне определенно в управлении нравилась финансовая составляющая.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Самым тяжелым курсом для меня был третий. Казалось, программа стала необъятной в силу разброса тематики дисциплин. В результате это дало позитивный эффект — ты учишься расставлять приоритеты и просто «проходить» некоторые предметы, потому что начинаешь видеть себя в профессии более четко. Умение справляться с большим количеством проектов и задач стало для меня ключевым в карьере. В итоге я справилась и нашла ключ к эффективной учебе, даже вошла в топ рейтинга по успеваемости.

Чем вы дополняли программу?

Когда я училась, соотношение обязательных и дополнительных предметов было примерно 75 / 25%, но за последние годы оно практически сравнялось, чему я очень рада.

Я активно выступаю за то, чтобы факультативных курсов было больше, до 70%, именно это учит тебя делать выбор в сторону того, что тебе интересно и в чем ты эффективен

Например, я брала факультативные курсы, направленные на математические модели и теорию вероятности, и что еще оказалось очень полезным, так это занятия в различных студенческих организациях. Я участвовала в создании кейс-школы, которая существует по сей день. Опыт пройденных кейс-чемпионатов был наиболее ключевым для меня, как и для других студентов, в развитии прикладных навыков.

Вышка должна обратить внимание на формирование партнерских отношений с крупными компаниями и с малым бизнесом, чтобы студенты могли учиться в условиях реальных рыночных задач. Для меня опыт работы в команде над проектами с ограниченными сроками реализации, с разными методами и инструментами для решения задач, стал определяющим. Именно так я научилась пользоваться теми ценными знаниями, которые дает Вышка как классный университет.

Помню, как пришла на собеседование в «Метрополитен» на начальную должность аналитика. Я принесла с собой презентации и модели, которые делала для кейс-чемпионатов, просто рассказала, какие для этого использовала подходы. Это впечатлило работодателя, поскольку я смогла доказать, что могу сделать глубокий анализ проблемы. Всем студентам советую участвовать в кейс-чемпионатах. Мне бы искренне хотелось сделать вклад в более тесное сотрудничество Вышки и рынка, готова всячески содействовать таким проектам с компанией «СберТройка» и выделить менторов. Было бы интересно поработать со студентами в направлениях финансов, IT и маркетинга, создав кроссфункциональные команды для взаимного обмена идеями и профессиональной поддержки.

Как вы выбирали специализацию и на чем думали сконцентрироваться при поступлении в магистратуру?

Обучение у меня всегда было тесно связано с работой. Моя карьера началась на первом курсе, в строительной компании, и к четвертому курсу непосредственно практика занимала основную часть моей учебы. Поэтому хотелось пойти на такую программу, где я смогу углубить уже полученные знания и навыки, полноценно реализовать начатые проекты и исследования, при этом моя вовлеченность в работу не пострадает. В итоге я осталась очень довольна выбранной программой по управлению инвестициями. Было интересно еще раз пройти известные тебе дисциплины в новом формате, что-то разобрать подробнее, выделить больше времени на написание дипломной работы. Магистратура в целом дает особый фокус привычным тебе знаниям и позволяет выйти на новый уровень решения проблем.

После Вышки вы прошли еще и короткосрочный курс по финансам в МГУ. Как думаете, насколько такой формат эффективен в сравнении с фундаментальными программами?

Это был годичный курс, где я очень подробно изучила все разделы корпоративных финансов с упором на моделирование. Нельзя сказать, что за это время можно узнать специальность досконально, но с имеющимся фундаментом ты получаешь идеальный скелет из методов и инструментов, чтобы дальше развиваться в направлении самостоятельно. На мой взгляд такой формат суперэффективен для выпускников вузов и скоро станет частью программ для старшекурсников. Например, такой инструмент как финансовое моделирование был для меня абсолютно прикладным. В работе я использую его постоянно, поскольку взаимодействие с проектом начинается с того, что ты проводишь аналитику, моделируешь, чтобы «застраховать» принятие крупного решения и знать о его финансовых последствиях.

Есть уверенность, что «фундамент» нужен? Может, скоро все будут проходить только годичные курсы?

Недавно у меня была дискуссия с главой HR-службы российского Google. Мы обсуждали феномен — в компанию приходит очень много сотрудников без высшего образования, но с массой пройденных прикладных курсов. Особенно это касается сферы IT. При должном уровне вовлеченности такие специалисты довольно успешно устраиваются в международные компании и строят хорошую карьеру. Вопрос о необходимости диплома о высшем образовании — риторический, и споры об этом вряд ли закончатся в ближайшее время.

Фундаментальное образование — это не только знания, но необходимый уровень социализации, который мы проходим в команде

Это дисциплина, участие в студенческих организациях и дискуссиях, приобретенное умение расставлять приоритеты, делегировать и принимать критику. Не представляю, что было бы со мной, не пройди я этот этап коммуникации на новом уровне. Поэтому скажу, что фундаментальное образование необходимо. При этом, учитывая реалии, образование в сфере экономики и финансов должно быть динамичным, программы нужно пересматривать даже не ежегодно, а каждый триместр, добавляя что-то новое. Вузам стоит думать про интеграцию с бизнесом, потому что бизнес органично будет вносить новые тренды и рассказывать про настоящий рынок. В фундаментальном образовании необходимо создавать связки программ с конкретной индустрией, а, скажем, не просто изучать предметы. Но это уже вопрос правильной профориентации, который стоит решить прежде.

Часто студенты, специализирующиеся на финансах, едут поработать за рубеж, чтобы это придало их карьере новый виток. Почему это важно?

Не скрою, меня прельщала возможность поучиться за границей, возможно — поработать. Я положительно отношусь к этому опыту и не вижу в нем ничего «не патриотичного». Выход из зоны комфорта и привычных требований становится в такой ситуации для человека вызов и стимулом к открытию в себе лучших качеств. При этом финансовое и экономическое образование за рубежом универсально в плане применимости к российской экономике, чего не скажешь, например, о юриспруденции или международном праве.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Менеджмент — наоборот, требует более разностороннего изучения. Идеально, когда во время обучения в Вышке студенты уезжают по программам обмена и учатся какое-то время в иностранных университетах. В любом случае роль в карьере играет не только образование, но и опыт — личный и практический, поэтому все возможности по их прокачке стоит использовать в студенчестве.

Можно ли «Московский метрополитен» назвать российской компанией? Есть ли там какие-то корпоративные особенности, очень «наши»?

Когда я пришла в компанию, что сразу попала в команду, которая была сформирована экс-представителями McKinsey. В «Метрополитене» это был оазис с абсолютно новыми подходами к бизнес-менеджменту. Корпоративная культура в нашем департаменте была близка к консалтингу, даже мое собеседование проходило по лекалам международных консалтинговых компаний со всеми интервью и презентациями. Когда я перешла из «Метрополитена» в платежный сервис Сбера, поняла, насколько в современных компаниях стерты границы между российским и международным. Мы постоянно общаемся с коллегами из Apple и Google, интернациональная коммуникация очень обогащает, как российскую экономику, так и компании, приходящие на наш рынок.

Как вы оказались в «Метрополитене»?

Просто увидела вакансию аналитика и откликнулась, у меня нет стереотипов по поводу того, что нужно непременно искать работу в международных «брендах» или в мировом консалтинге. Мне рекомендовали команду «Метрополитена», очень крутую в плане профессионализма, молодую и активную. Мне было очень любопытно увидеть, как работает эта масштабная и, казалось бы, насквозь консервативная компания. Меня поразил уровень сотрудников и возможности для развития, которые я увидела на собеседовании. Я пришла туда на четвертом курсе, но работать начала только через полгода, после повторного оффера, поскольку нужно было закончить учебу и получить свой красный диплом, который требовал внимания.

Сразу же меня захватил объем задач, я очнулась через несколько месяцев, когда увидела первые результаты и поняла, что удовлетворение в работе полностью зависит от твоей вовлеченности. Ничего себе, я в «Метрополитене»! Меня окружали очень талантливые руководители, которые помогали и доверяли вести проект от начала до конца, что редко происходит в других компаниях.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Тепличные условия в других компаниях не способствуют твоему развитию так, как возможность взять на себя больше и с новой задачей принять должный уровень профессионального доверия. Здесь же мне было разрешено сразу прийти с результатом и получить обратную связь. Я каждый раз узнавала о том, что есть гораздо больше решений и вариантов, чем можно предположить, и после очередного проекта чувствовала себя еще на голову выше.

Трудно было работать с такой спецификой, как подземная логистика?

Я с головой бросилась в неизвестное, с удовольствием узнавала любую новую информацию о подземке и ничего не боялась. Например, одним из первых крупных проектов для меня был «Чемпионат мира по футболу», я руководила подготовкой метрополитена к FIFA-2018. Это был очень сложный проект, который связывал все функциональные подразделения компании и был полностью поручен мне. Я отвечала за то, насколько готова инфраструктура, системы оплаты и пассажирские сервисы, знала каждого ответственного за то или иное подразделение в лицо и ежедневно была с ними на связи.

Благодаря тому, что я постоянно общалась с представителями разных департаментов, спустя год сложилась полная картина того, как работает это гигантское предприятие. Моему успеху здесь помимо разнообразной коммуникации способствовал личный интерес, метрополитен — это целый подземный мир в городе со своими особенностями и сложнейшими инженерными решениями, его хотелось узнавать и удивляться.

Что вас больше всего удивило?

Невероятная слаженность в работе этого гигантского механизма. Если посмотреть на мировые показатели, сейчас «Метрополитен» является лидером по многим параметрам среди подземок. Например, по идеальному расписанию движения поездов.

Московский метрополитен — единственный в мире, которому без беспилотных механизмов удается достичь точности расписания в 99,98%

Ни в одном другом городе такого показателя не наблюдается. За этим достижением кроется колоссальная работа, постоянная реконструкция инфраструктуры, огромные инвестиции и профессионализм коллег, которые в режиме 24/7 обеспечивают бесперебойную работу этой махины. Из всего бюджета только 5% ресурсов приходится на развитие пассажирских сервисов, которые «видны», то есть кассы, турникеты, и все инновационные системы оплаты — все это только верхушка айсберга, сложнейшие механизмы скрыты от глаз. Когда имеешь возможность видеть работу метрополитена изнутри — чувствуешь себя космонавтом во вселенной.

Какие особенности в управлении инвестициями в такой структуре? Какие направления «Метрополитен» развивает, чего ждать нам как пассажирам?

Я специализировалась главным образом на интеграции метрополитена с другими видами транспорта, например, долгое время я вела проект запуска МЦД. Сейчас действительно много внимания уделяется тому, чтобы интегрировать пригородное железнодорожное сообщение в систему метрополитена максимально эффективно.

Второе направление — развитие сервисов оплаты, именно этим я сейчас занимаюсь за пределами «Метрополитена». Сначала я работала над проектом внутри компании, после он стал самостоятельным, и я его возглавила. Многое сейчас делается в плане обновления инфраструктуры платежей, в частности мобильных сервисов и технологий оплаты проезда. Следя за деятельностью Департамента транспорта, становится очевидно, что целый спектр новых проектов посвящен теме шеринг-мобильности, когда можно вместе с друзьями использовать свой автомобиль, или экономить время, пересаживаясь с личного транспорта на общественный.

Автор: Михаил Дмитриев/ ВШЭ

Весь транспортный комплекс Москвы вплотную подошел к развитию различных платежных систем, позволяющих без инвестиций в инфраструктуру получать эффект от вовлечения всего транспортного каркаса города. Так, пассажиру будет удобно через использование смартфона построить маршрут, пересесть на такси, воспользоваться каршерингом, оплатив все услуги в одном приложении. Например, виртуальная «Тройка» — еще одно очень важное событие, которое мы готовим. С ее помощью планируется упростить процесс оплаты транспорта, пересадок, бесконтактных проходов.

Что представляет собой проект «СберТройка»? Он существует сам по себе или все еще является частью «Метрополитена»?

Ни то, и ни другое. Проект «СберТройка» является дочерней компанией Правительства Москвы и Сбера, также в нем есть миноритарная доля правительства Московской области. Это отдельная компания, созданная для того, чтобы развивать систему оплаты транспорта во всех регионах с помощью единой платформы на основе карты «Тройка». Этот проект изначально был разработан нашей командой после тщательной аналитики, когда мы поняли, что накопленный опыт Москвы в сфере оплаты транспорта пора транслировать в регионы.

В 2020 году «Московский транспорт» получил международную награду Transport Ticketing Awards в номинации «Лучшая умная билетная система» за самый удобный сервис оплаты проезда в мире Значит, разработка оправдала себя для более масштабного внедрения. Сбер выступил как технологический партнер этой идеи, потому что имел аналогичную платформу обработки транзакций, но в сфере банковских платежей. Мы объединили разработки Сбера и билетную платформу «Московского метрополитена» для того, чтобы предложить единое транспортное решение для всех городов России. Первым регионом, участником проекта «СберТройка», стала Тульская область.

Как вам удалось возглавить проект?

Я занималась структурированием этой сделки изначально, определяла бюджет, стратегические направления, технологические аспекты, в итоге представители «Метрополитена» предложили мою кандидатуру на руководство новой компанией. Для меня это было неожиданно, я приняла должность как вызов и невероятную возможность завоевать рынок, чтобы показать, какие прогрессивные проекты мы готовы внедрить в повседневную жизнь россиян. Это тот самый момент, когда можно сказать: смотрите, какой классный проект разработала наша команда и как это улучшит жизнь каждого из нас.

Как вы заполняли пробелы в инженерных знаниях, работая над проектом?

На протяжении времени, пока мы готовили сделку, приходилось непрерывно анализировать продукт — разбираться, чего не хватает, как можно его доработать, как интегрироваться. Я постоянно общалась с IT-специалистами, поскольку стержнем «СберТройки» являются технологии. На новом руководящем уровне мне приходится собирать техническую команду, и в этом мне помогают эксперты. Я провожу много времени, изучая специфику платежной системы. Программное обеспечение в этом направлении можно назвать наиболее сложным, поскольку оно должно работать непрерывно и требует определенных сертификатов безопасности. Сейчас мы особенно открыты к принятию в штат молодых специалистов, которых готовы обучить именно для работы в этом специфическом направлении и давать уникальный опыт.

В вашей команде уже есть ребята из Вышки?

Есть, это студенты, которые заняты как среди технических специальностей, так и среди проджект-менеджеров. Я сделала вывод, что ребята из Вышки зачастую имеют больший объем прикладных навыков, в отличие от выпускников других вузов.

Вы достигли большого успеха в карьере за такой короткий период. Что, по-вашему, этому способствовало?

Думаю, что нужно быть увлеченным тем, чем ты занимаешься. Звучит просто, но достижения в карьере зависят от личного интереса к своему делу и немного от везения. Все, что ты узнаешь на работе, изучая специфику, читая новости по своей тематике, должно как-то коррелировать с твоими идеями и заряжать вдохновением. У вовлеченного специалиста работает некий «радар» сбора информации, в которую он постоянно вовлечен — он думает о том, как с помощью новых знаний улучшить продукт, над которым работает в этот момент.

Важно не бояться брать на себя ответственность в любом деле, проявлять инициативу и доводить работу до конца, иначе не получится двигаться и расти

Ты должен чувствовать личную ответственность за то, что продукт — это результат потраченных тобой ресурсов. Никто за это уже не поставит оценку, как в вузе, но ты отвечаешь перед собой за то, что получилось. Вот это по-настоящему мотивирует и дает тебе понимание того, что ты успешно управляешь своим проектом в компании.

Для любого профессионала челленджи — это очень важно. Я бы советовала студентам браться за те проекты, которые им наиболее непонятны, перед которыми они испытывают волнение. Зачастую студенты ждут гарантий успеха за счет бренда компании, куда идут работать. Но, поверьте, настоящие возможности скрыты там, где непаханое поле задач, и есть масса возможностей сделать большую работу самому и получить ощутимые результаты.