• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Полина Черномордик, выпускница факультета МЭиМП и тренер по технике Lighting Process, в своей работе развенчивает понятие «успех». Ведь чтобы реализоваться в профессии и в социуме, нужно искать собственные ценности, а не копировать чужие. Кроме того, Полина знает, как работают НКО в Великобритании, в чем смысл хорошего образования и почему мы гоняемся за призраками, тогда как мир с собой важнее карьеры.

Получив в Перми один диплом Вышки, вы поехали в Москву за вторым?

Я училась на менеджменте, но в процессе поняла: бизнес-образование — не мое. С детства имея обостренное чувство справедливости, я хотела помогать людям, спасать мир и делать жизнь лучше для всех. Я мечтала работать в ООН, читала статьи о политике и участвовала в благотворительных инициативах, которые часто сама и создавала. Узнав о программе по международным отношениям в московской Вышке, решила поступать — здесь речь шла о глобальных вещах, гуманитарных, даже гуманистических. Политическая экономика, философия, даже протестантская этика - все это действительно про человека, именно это мне и хотелось изучать.

Откуда столь острый интерес к гуманистическим ценностям?

В детстве меня потряс тот факт, что не всем повезло как мне - и у кого-то нет родителей. Мой школьный преподаватель по обществознанию Павел Миков вырос в детдоме (сейчас он является уполномоченным по правам человека в Пермском крае). Когда я училась в школе, моя семья работала с международной организацией Kidsave International, которая помогала в усыновлении детей иностранными семьями. Помню, что стеснялась говорить о том, чем я занимаюсь и почему меня это волнует. Но сейчас понимаю, как мне повезло, и в раннем возрасте я поняла, ради чего вообще стоит жить.

В детстве я мечтала выучиться и стать филантропом, но для начала просто нашла в интернете единомышленников, и мы создали благотворительную организацию «Солнечный круг», занимающуюся проблемами сиротства. Начали с организации праздников для детей, привозили им вещи. Потом поняли: развлечениями не решить глобальных проблем. Так мы перешли на разработку «умных программ помощи», в том числе тренингов для сотрудников детских домов. Сейчас я участвую в жизни организации скорее материально, а еще советами и моральной поддержкой.

Обучение в магистратуре оправдало ваши ожидания?

Было понятно, что я занимаюсь важными в этическом плане вещами, кроме того в московской Вышке определенно более демократичная атмосфера. С руководителем моей магистерской программы мы пили чай на семинарах и общались на равных, здесь не было авторитарной системы, свойственной в те годы пермской Вышке. Действительно, московских преподавателей в этом смысле можно назвать «крутыми», с ними было интересно не просто изучать предмет, но и вступать в дискуссии на любые темы. В целом, сама программа выводит на уровень, где ты можешь думать о мире глобально и понимать суть социальных и политических процессов.

Фото: Михаил Дмитриев

Как вам удалось получить престижную стипендию Chevening (глобальная система стипендий правительства Великобритании — прим. ред.) и как это повлияло на карьеру?

Во время учебы в магистратуре я начала стажироваться в ООН. Это не было вдохновляюще: оказалось, что ООН — бюрократическая структура с кучей внутренних проблем. Позже я пришла на работу в правительство Пермского края. В регионе проходили важные форумы и стартовали классные проекты развития. Мне захотелось получить образование именно в области госуправления и социальной политики, я стала готовиться к Chevening и, получив стипендию, уехала в Лондон. Это был годичный магистерский курс, после которого я осталась работать в благотворительной организации.

Такое продолжение линии «международных отношений».

Есть такая ловушка мышления: образование нужно, чтобы обязательно и конкретно применить его на практике. Мне кажется, такая концепция отживает.

Хорошее образование делает тебя способным не просто встроиться в систему, но создавать новые системы и управлять ими

То есть цель выпускника – не просто найти хорошую работу, но создать общество, где он ее получит. Ты становишься сообразительным, умеешь видеть причинно-следственные связи, строить логические цепочки, коммуницировать, эффективно соединять правильные вещи - все это можно применять в любых сферах. Я занималась и продолжаю заниматься совершенно разными вещами. При этом все, чему я научилась, оказывается полезным — оно помогает мне понимать мир.

Какой опыт вы извлекли из работы в лондонской благотворительности?

Мне говорили: боже, в Лондоне ужасно трудно найти работу. Я нашла ее за два дня. Организация, куда меня приняли, занималась лоббированием интересов людей с генетическими и редкими заболеваниями. Мне дали три месяца на проведение небольшой конференции для профессионалов, работающих в этой сфере. Насколько мне известно, в России нет организаций, основной миссией которых является не адресная помощь, а системное продвижение тех или иных вопросов в систему здравоохранения на государственном уровне. А в Великобритании существует практика, когда благотворители формируются вокруг определенной проблемы. И правительство часто оказывает им помощь, потому что именно они дают понимание, как наиболее эффективно отладить медицинскую помощь в стране. Они могут создаваться под самые крошечные вопросы медицины. Например, есть организация Jnetics, которая занимается еврейскими генетическими заболеваниями. Что бы с тобой не случилось, насколько бы редким не было заболевание, всегда найдется группа поддержки или ассоциация по данной проблеме.

На проведение конференции был получен большой грант от фонда Национальной Лотереи UK National Lottery, и организовать все было так просто, что даже скучно. В России тебе предложат собрать форум на несколько тысяч участников за две недели вообще без бюджета, по-русски - и я к этому привыкла. В этом есть определенный адреналин и челлендж. В Британии все спикеры утверждаются за год, проработана каждая мелочь, у тебя масса помощников. В день конференции мне предложили составить список сотрудников, которые могли бы взять на себя дополнительную коммуникацию со спикерами и разные административные вопросы. Я удивилась: почему не я? «Мы не хотим, чтобы ты была в стрессе», - был ответ коллег.

Как приятно работать в таком режиме! Почему же вы уехали из Лондона?

За новыми возможностями. Захотелось поработать где-то еще, и я отправилась в Мексику. Работу нашла через друзей по Chevening — это был государственный орган, который отвечал за соцобеспечение пенсионеров. Я проработала там несколько месяцев, вернулась в Москву, поняла, что мне тут пока не место - и через неделю отправилась в Македонию на очередной социальный челлендж. Там я работала в НКО, которая была также и консалтинговой организацией, занимающейся проектами развития страны. Помогала с прессой, искала гранты. Например, мы сделали культурно-просветительский проект развития района, где проживает цыганское население. Это был очень интересный социальный опыт, но в нем нельзя остаться — все со страшной силой меняется, и, когда я оглядываюсь назад, то вижу себя совсем другим человеком.

Чего, на ваш взгляд, не хватает в образовательной программе по международным отношениям?

Практически никогда речь не заходит про человеческий аспект. Может, этот политический лидер ведет себя так, потому что его в детстве обижала мама? В своей нынешней деятельности я как раз изучаю человеческий ум и как он формирует паттерны поведения, это дает совершенно другую глубину понимания всех процессов, происходящих в мире. Мне кажется, например, что Трамп — обиженный на весь мир ребенок, который всем хочет доказать свою важность и нужность. И если подходить к политике с этой стороны, человеческая мысль может сильно продвинуться в понимании глобальных процессов. Потому что часто именно «человеческое» лежит в основе политических решений, ведь политики — тоже личности.

Мне кажется, эту точку зрения стоит использовать в программах обучения и в сфере международных отношений, и других сферах также. Есть очень занимательное исследование факторов, которые влияют на формирование личности британского политика, учившегося в частной школе. Например, в частных британских школах будущих лидеров учат соперничеству, им постоянно нужно быть активными, сражаться. Все это искажает восприятие мира, а потом выливается в то политическое поведение, которое никак не вписывается в парадигму счастливых обществ. Рассматривая международную политику в таком ключе, многие процессы и решения можно, на мой взгляд, воспринимать более объективно и продуктивно.

Что заставило вас резко сменить профессию?

Когда я вернулась в Россию после своего последнего проекта в Македонии, то через пару недель уже сидела на совещании с министрами. Это был Аналитический центр «Форум», который консультировал правительство по различным вопросам. Я привыкла к переменам и быстро адаптировалась к новому окружению, но климат, обратный культурный шок, эмоциональный стресс сделали свое дело — я заболела. Казалось, обычная простуда, но я не могла выздороветь. Ходила по врачам, сдавала анализы, но ничего не помогало. Было трудно вставать по утрам, не было сил двигаться, жутко болели глаза .

Диагнозы ставились разные — вегето-сосудистая дистония, иммунодефицит, синдром хронической усталости т. п. Я самостоятельно стала изучать англоязычные исследования и форумы на эту тему и пришла к выводу, что у меня действительно синдром хронической усталости. Поскольку врачи не могли мне помочь, я начала искать информацию об альтернативных вариантах. Так я прочитала про тренинги, которые помогали наладить правильную связь мозга с телом. Путем долгой и скрупулезной аналитики я выбрала Lightning Process — эту программу прошли тысячи людей по всему миру и выздоровели от загадочных заболеваний, в том числе от синдрома хронической усталости. Еще меня как человека, привыкшего к научному бэкграунду, привлекли исследования, которые проводятся в рамках этой программы и в целом академический подход к решению вопроса. Я поехала в Лондон, прошла тренинг, на котором обучилась технике Lightning Process, и стала ее применять. Через два месяца я была полностью здорова.

Фото: Михаил Дмитриев

И сейчас вы не только сам себе тренер, но и лечащий практик?

Когда я изучала форумы по различным «неизлечимым» болезням вроде синдрома хронической усталости, я столкнулась с огромным количеством страдающих людей. Когда я выздоровела, мне захотелось помогать. К тому же я поняла, как это работает и что одним из факторов развития болезней является стресс (эмоциональный или физический) — собственно, он в хронической форме часто и запускает нарушения иммунных и других физиологических процессов. Я вернулась в Лондон, год училась у Фила Паркера, ученого, разработавшего технику Lightning Process, чтобы получить лицензию и пройти сертификацию. Сначала я получила диплом лайф-коуча, потом гипнотерапевта и в финале — тренера по Lightning Process. С осени 2018 года я провожу семинары в Москве.

Вы стали первым в России обладателем такой лицензии?

Да, и это большая привилегия для меня. Все сложилось наилучшим образом — это был Лондон, я прекрасно знала язык, понимала всю суть работы как человек, разобравшийся со своим недугом, к тому же я очень коммуникабельный человек и убежденный в силе научного метода. Для меня было логично обучиться тренерству и начать помогать людям там, где им не может эффективно помочь классическая медицина. К тому же теперь я могу распоряжаться своим временем и параллельно заниматься другими проектами. Конечно, как у всякой самостоятельной деятельности есть административная сторона — аренда помещения, регистрация торговой марки, налоги и роялти. Но по сравнению с удовлетворением от работы, все мелочи.

Тогда уж и про «другие проекты» расскажите.

Для меня это скорее способ самовыражения в форме искусства. В позапрошлом году я придумала «Стори-шоп» и стала продавать истории на улице. Я была в тот момент в Тель-Авиве и просто сидела на скамейке с табличкой «продаю истории». Список стран, где я была, перевалил за 50, а сейчас уже за 60.

Прохожие выбирали из списка страну, оплачивали и слушали историю, которая там со мной приключилась, а моя жизнь — сплошное приключение

Они получали новые эмоции и знания, а я — бесценный опыт взаимодействия с людьми. Этот проект в благотворительном формате я также проводила в резиденции британского посла в Москве, а собранные за истории средства отправляла в «Солнечный круг».

Я давно озабочена тем, как мало проявлений любви вокруг нас — звучит банально, но в обществе действительно нет практики говорить друг другу хорошее просто так. Тогда я подумала, что нужно создать повод — для меня изготовили кучу маленьких деревянных сердечек, я дарила их на улице с просьбой передать тому, кого любишь. Я раскладывала сердечки по конвертам и оставляла в кафешках, люди случайно их находили и испытывали теплые чувства, а потом дарили кому-то.

Еще я планирую напечатать листовки с фразой «Почему бы и не улыбнуться?» и раздавать у метро вместо рекламы. Это на первый взгляд кажется блажью, но когда человек живет, крутясь как белка в колесе между работой, семьей, метро, кредитами, он просто не в силах подумать о чем-то вне этого замкнутого пространства. Но дай ему луч света как повод улыбнуться, и он оживет — ведь в этот момент в организме вырабатываются гормоны счастья. Мне кажется важным продвигать идеи истинного счастья и радости, а не «успешного успеха», который пока только загоняет людей в болезни.

Что такое, по-вашему, «успешный успех»? В чем здесь ошибка?

Сейчас время акселерационизма, когда феномен постоянного роста стал основополагающей идеологией. Нужно быть богаче, иметь больше, выглядеть моложе, ездить дальше. За потребительскими идеалами мы как-то не заметили, что находимся на грани климатической катастрофы. Я не открываю Америки, говоря о ложных ценностях, об этом столетиями размышляли восточные мудрецы и сейчас говорят западные ученые — философы, социологи, экологи. Нас не учат этически смотреть на мир, на экономические ценности. Университеты дают нам образование, но при этом не говорят «распоряжайся этим с умом и сердцем». Счастливая и сбалансированная жизнь вовсе не является гонкой за новой планкой, просто у всех разные цели, и нужно в первую очередь хорошо знать себя, чтобы ставить цели без ущерба своей личности. Для счастья человеку нужны близкие, дом, смысл - и мир с собой.

Вы считаете, что способны изменить мир?

Я уже делаю это. Благодаря мне многие люди изменили свою жизнь, и общество стало лучше. Я не претендую на роль Манделы или Ганди.

Но человек способен многое изменить вокруг, начав с мышления, разворачивая его в сторону доброты, сострадания и жизни без стрессов

Необходимо сместить акцент с успеха на кооперацию и взаимопомощь. Чтобы быть счастливыми, нам нужно комьюнити, любовь, поддержка и человеческое тепло, и когда Forbes опубликует список сотни богатейших людей под заголовком «Самые несчастные», мир бесповоротно изменится к лучшему.