• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Алексей Репик

Основатель и председатель совета директоров фармацевтической компании «Р-Фарм». Сопредседатель общественной организации «Деловая Россия». В 2002 году закончил факультет экономики НИУ ВШЭ (сейчас — образовательная программа «Экономика»).

Он также занимает должность сопредседателя Комиссии РСПП по фармацевтической и медицинской промышленности. Член Общественной палаты РФ, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. Осенью 2014 года Алексей Репик стал победителем российского этапа конкурса «Предприниматель года 2014». В июне 2015 года он представит Россию на финале международного конкурса «Предприниматель года» в Монте-Карло.

«Не надо стесняться признавать, что мы кое-чего пока не умеем»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Если ты можешь объяснить, почему твой проект будет успешным, инвестиции твоему бизнесу обеспечены в любых условиях. В рубрике «Конструктор успеха» выпускник Вышки, председатель совета директоров группы компаний «Р-Фарм» Алексей Репик рассказывает, как делать бизнес на продлении жизни, что такое правильное импортозамещение и чем государство может помочь предпринимателям.

С чего вы начали бизнес и почему выбрали именно фармацевтику?

В юности я работал в дистрибуторской компании «Росмедкомплект». Мне предложили там 300 долларов в месяц — большие деньги по тем временам. Так и сложился выбор отрасли, в которой я построил свой бизнес. За первый год моей работы в «Росмедкомплекте» оборот компании вырос в десятки раз — потому что благодаря знанию английского языка и правил ведения бизнеса западных игроков я вышел на иностранные фармацевтические компании. Я предлагал иностранным фармацевтическим компаниям, которых просто обзванивал по справочнику Vidal, работать с нами так, как учили в экономической школе — «цивилизованно», а не «в стиле 90-х», как тогда было принято.

 

$119,5 млрд

Такого объема может достигнуть к 2019 году рынок клеточной терапии при сохранении среднегодового темпа роста на уровне 24,2%. Сейчас он составляет $26 млрд.

(Источник: информационный бюллетень ВШЭ «Глобальные технологические тренды»)

 

После расставания с «Росмедкомплектом» в 2001 году я продал машину, занял у мамы 15000 долларов и со стартовым капиталом 40000 долларов создал «Р-фарм». Мне было 22 года. И уже к 2005 году «Р-Фарм» обошел по продажам «Росмедкомплект», став делом моей жизни.

Оказалось, фармацевтика и биотехнологии — крайне динамичная и быстрорастущая отрасль. Отчасти это происходит потому, что нынешняя фармацевтика уже не удовлетворяет систему здравоохранения — продолжительность жизни увеличивается, продукт должен меняться в ответ. Большинство разрабатываемых лекарств в будущем будет направлено не на лечение, а на поддержание человека во время старения, и мне просто интересно участвовать в эволюции фармацевтики. Кстати, не только я, но и крупнейшие мировые инвесторы считают фармацевтическую индустрию промышленностью будущего.

То есть люди будут жить дольше и больше болеть — вы на это рассчитываете?

Если говорить о человеческой психологии в отношении лекарств и медицины вообще, то у нас нет культуры профилактики болезни, зачастую человек начинает лечиться только на этапе случившегося, и это куда дороже. В этом смысле фармацевтика тоже должна измениться, стимулировать человека более внимательно относиться к своему образу жизни и профилактике заболеваний.

Идет явное увеличение продолжительности жизни. Россия в 2014 году впервые вошла в список стран, благополучных с точки зрения продолжительности жизни — это в среднем 71 год. В Японии этот показатель составляет 84 года, и я почти уверен, что мы с вами будем жить 110-120 лет. Если мы не болеем, то все равно стареем, а этот процесс требует другого подхода, и поэтому вокруг борьбы со старением возникают новые индустрии, не связанные с болезнью. В этом случае потребуется куча новых сервисов, которые нам были не нужны: например, наши домашние питомцы до сих пор живут примерно столько же, сколько и жили 30 лет назад, в то время как продолжительность жизни человека увеличивается, и в том, что сейчас случится бум в ветеринарии, нацеленный на продление жизни животных, я не сомневаюсь. Те компании, которые два года назад вложились в эту нишу, уже капитализировались. Все упрощает тот факт, что для домашнего животного подходят почти все медицинские решения, что и для человека.

Потренировались на червяках

Исследователи добились пятикратного увеличения продолжительности жизни червячка Caenorhabditis elegans, что эквивалентно увеличению продолжительности жизни человека до 400-500 летнего возраста. Для этого они использовали мутации белков из двух путей метаболизма, влияющих на продолжительность жизни: 1) молекулы DAF-2, участвующей в передаче сигналов инсулина (она обычно продлевает жизнь на 100%) и 2) белка RSKA-1 (S6K), участвующего в передаче сигналов MTOR — мишени рапамицина (она обычно продлевает жизнь на 30%). К удивлению ученых, вместе они благодаря синергии дали пятикратное увеличение продолжительности жизни (вместо ожидаемых 130%).

Источник: lenta.ru

Скажем, вы изобрели средство против старения. Легко ли будет запатентовать лекарство на российском рынке?

Чтобы зарегистрировать препарат, нужно пройти клинические исследования, которые доказывают Минздраву нужность и эффективность лекарства. За основу берется стандарт уже существующих в данной области лекарств, и если ваш продукт производит тот же эффект, что и все остальные, регистрация отклоняется. Это как с антибиотиками — каждые четыре года бактерии приспосабливаются к новому виду антибиотиков, так что область нуждается в постоянных разработках, и их нужно делать довольно быстро, а еще и получать прибыль. То есть таким образом посредством внедрения только действительно эффективных препаратов в фармацевтике поддерживается непрерывная инновационность, это регулирует рынок и делает его стабильным.

А как насчет рынка поддельных лекарств?

В России это рынок существует, но очень небольшой — хотя и это опасность для пациентов. Проблема еще и в препаратах, которые производятся с нарушением прав разработчика. Часто для покупателя не важно, поддельный препарат или официальный, если он содержит те же самые вещества и действует, а вот у официального производителя пропадает всякая мотивация к развитию компании. Одним из основных критериев подделок является цена. Если вы знаете, что препарат в действительности стоит в два раза дороже, то это наверняка подделка или препарат с истекшим сроком годности. Лучше обращаться за уточнением к производителю. Если есть потребность в экономии — не следует ориентироваться на бренды, зачастую у известных лекарств есть более дешевые и качественные эквиваленты.

Фото: Михаил Дмитриев

Почему российские лекарства уступают иностранным по качеству?

Чтобы занять свою потребительскую нишу, продукт должен по качеству соответствовать запросу потребителя — популярность надо еще заслужить. У нас этого соответствия нет. Вот в пищевой промышленности у нас масса отличного продукта, но производители в один голос повторяют: как мы будем конкурировать с огромными зарубежными корпорациями? Пока иностранные корпорации делят наш рынок, у наших компаний есть возможность и время нарастить мышцы в создании новых технологий и продуктов, которые будут конкурентоспособны и востребованы нашим и другими потребителями.

Не надо стесняться признавать, что мы кое-чего пока не умеем. Вспомним Петра I, который у голландцев научился строить флот, а потом побил шведов. Наш уровень не позволяет нам делать что-то лучше других — поэтому надо брать лучшее в мире и привносить сюда, но не путем прямых иностранных инвестиций, а на базе российских предприятий с российскими предпринимателями и сотрудниками внутри, которые бы научились делать качественно то, что является сейчас стандартом в Европе, Японии, США. Потом уже, оттолкнувшись от этого стандарта, создавать новые продукты для всего мира. Это называется просто: трансфер технологий.

Государство по определению не может быть ориентированным на конечного потребителя.

Вы также председательствуете в союзе предпринимателей «Деловая Россия». Что вы пытаетесь изменить в отношении ведения бизнеса в России?

Я считаю, что в России складывается новая парадигма развития предпринимательства, связанная с национально-технологической инициативой. В действительности в России, как ни в одной другой стране сейчас, очень много новых вызовов и возможностей, просто у нас не сложилось еще некой культуры зарабатывания денег, и мы идем вслепую, часто без поддержки от государства. Вообще российская экономическая арена во многом интеллигентная, некрикливая, потому что, как известно, большие состояния нужно делать в тишине. Так вот, наш союз объединяет, поддерживает и направляет идеи, и главное — ведет диалог с властью, чтобы в стране создавалась такая экономическая политика, в которой малый бизнес мог развиваться и развивать отрасль в целом. На самом деле один из важных моментов российского бизнеса — хотя бы говорить о нем.

Наше государство вообще поддерживает предпринимателей, и нужна ли им поддержка?

Идея поддержки отечественного товаропроизводителя — здравая идея, но нельзя рассчитывать только на нее. Как бы банально это ни звучало, но в первую очередь надо создать конкурентный продукт, а потом получить помощь в развитии.

Посмотрите, на большинстве из нас одежда западных брендов, а в карманах у вас телефоны, сделанные в Японии или Китае. Если вы захотите купить машину, вы, скорее всего, будете мечтать о немецком или американском авто. А если будете выбирать духи для девушки, то купите те, что произведены во Франции.

Задумайтесь, что бы вы купили российское? Российские бренды плохо известны в мире: единственный бренд «российского происхождения», фигурирующий в топ-100 глобальных брендов — водка Smirnoff, которая принадлежит британцам. Россия для большинства потребителей в мире — это все те же матрешки, водка, икра, Калашников.

А ведь Советский Союз имел устойчивые брендовые позиции, мы делали продукты, которые были востребованы по всему миру, в основном, правда, в оборонной промышленности.

В России может появиться свой гуглмобиль, если его не отвезут куда-нибудь за нарушение правил парковки.

В то время мы обгоняли США по целому ряду направлений оборонки. Почему же мы не смогли достичь таких же впечатляющих результатов в производстве промышленных товаров широкого назначения? Дело в том, что США к военным технологиям допустили частных предпринимателей, которые, руководствуясь потребительским спросом, стали использовать их для производства «мирной» продукции. В СССР же технологии оборонной промышленности были засекречены, а запущенные позднее программы по переориентации военной промышленности на производство товаров для населения вводились директивно и не учитывали реальных потребности потребителей.

Государство по определению не может быть ориентированным на конечного потребителя. Оно и не должно знать и учитывать потребительские предпочтения в производстве. Патернализм хорош в вопросах внешней политики. Но в отраслях, где конечный потребитель — это вы сами, нельзя ждать от государства, что оно угадает ваши желания. Эту роль должен выполнять частный предприниматель.

Задача предпринимателя — получение прибыли за счет создания востребованного продукта. Если ты будешь производить то, что нужно потребителю, ты будешь успешен. Если ты делаешь что-то сверхновое и объяснишь потребителю, почему ему это нужно — будешь сверхуспешен! Надо слушать своего потребителя и помнить, что кастомоцентричность — это то, что лежит в основе стратегии всех успешных мировых компаний.

Фото: Михаил Дмитриев

У вас есть стратегические идеи для того, чтобы государство все же развернулось лицом к малому бизнесу и поддержке производства?

Для старта хорошего проекта главная поддержка — это отсутствие административных барьеров, возможность использовать компетенции и сильные технологии без неоправданных ограничений. Президент в конце 2014 года говорил в послании о необходимости ухода от тотального контроля бизнеса и сокращении административной нагрузки. До сих пор предприниматели обязаны опираться на регулирующие акты, часть которого действительна с 1935 года. Есть масса ГОСТов и отраслевых стандартов, не пересматривавшихся полстолетия, и это тормозит развитие бизнеса. Поэтому когда мы говорим про импортозамещение, надо думать про создание платформы, которая позволит нам быть конкурентоспособными независимо от того, какая внешняя ситуация нас ждет.

История знает примеры, когда предпринимательское сообщество становилось той самой группой, вокруг которой создавался бренд страны. Когда начала формироваться новая Южная Африка — появился великий человек Нельсон Мандела, который собрал вокруг себя весь локальный бизнес и сказал: коллеги, мы должны стать страной, продукция которой будут востребована в мире, и «сделано в Африке» должно стать не унылым оскорблением, а сильным промо-ходом. Благодаря активности местных предпринимателей ВВП страны за 15 лет увеличился вчетверо, и сейчас ЮАР — единственная из стран континента, которая относится к развитым, а не развивающимся.

 

45%

руководителей промышленных предприятий в феврале 2015 года отметили, что неопределенность общей экономической ситуации в стране препятствует развитию их бизнеса.

(Источник: мониторинг «Деловой климат в промышленности в феврале 2015 г.» Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ).

 

В чем особенность российского бизнеса?

Какой бы ты ни был харизматичный лидер компании, и какой бы устойчивый бизнес у тебя ни был, развитие возможно только в опоре на людей, которые не просто высказывают мнение, но и влияют на общую стратегию бизнеса. История Стива Джобса и компании Pixar — хрестоматийный пример. Сила и особенность российского бизнеса в том, что он молодой, нередко построенный на дружеских отношениях. И, работая в команде, нужно пользоваться не только собственной силой и креативом, но и помощью тех, кто тебя окружает. Поэтому компании, вовлеченные, например, в производство высокотехнологичных продуктов, нуждаются в молодых лидерах, которые несут новые знания и формируют образ нового потребительского поколения.

Может быть, в нашем случае проблема в недостатке технологий?

Это заблуждение. Недавно была такая история, которая всколыхнула Интернет: в холодном Сыктывкаре местные «кулибины» придумали доставлять пиццу с помощью беспилотников. Естественно, получили судебный иск за нарушение правил эксплуатации воздушного пространства. Так вот, когда есть идея, задача государства создать под нее среду, которая не душит, а позволяет развиваться. Технологическая инициатива работает только тогда, когда не насаживается сверху, а пробивается снизу — тогда это действительно толкает традиционный бизнес в сторону инновационности. Главное — такие инициативы замечать и поддерживать. В России может появиться свой гуглмобиль, если его не отвезут куда-нибудь на нарушение правил парковки.

Когда для своего бизнеса начинающий предприниматель ищет инвестора, как оценить риски? Инвестор ведь может просто украсть идею.

Во-первых, надо иметь дело с тем, кому ты доверяешь, и руководствоваться внутренним чутьем. Вероятность того, что украдут — низкая, если идея хороша, то ваша роль в ее развитии и воплощении очень значима. Для хороших предпринимателей важнейшим активом является не только образование, но и репутация — если вы пришли ко мне с какой-то идеей, а я украл, думаю, что ваш сосед ко мне не пойдет. Мы живем в открытом пространстве, и с каждым днем у бизнеса, который живет еще в парадигме 90-х годов, все больше мотиваций играть по правилам. Надо идти к тем, для кого репутация — не пустой звук, и показывать, что это не просто идея, а что именно ты в сочетании со своей идеей будешь полезен и принесешь реальную выгоду.

Многие идеи на поверхности, но подходящего предпринимателя для них еще не нашлось. Например, мы живем в режиме расширения своего личного информационного поля с помощью соцсетей — все наши перемещения отслеживаются, мы становимся все виднее. Очевидно, что через пару лет возникнет нужда в неких shelters — убежищах, где ты можешь побыть сам в себе и не открываться всему миру. Я эту идею слышу постоянно. Как ее реализовать — не знаю, поэтому не берусь. Вы должны быть не только генераторами идеи, но и продумывать ее реализацию, тогда, поверьте, никто у вас ничего не украдет.

Ваше бизнес-правило?

В своем бизнесе я всегда стараюсь опираться не на господдержку, а на конкурентное преимущество продукции. Надо всегда опираться на качество того продукта или услуги, что ты пытаешься предложить. Вообще есть золотое правило для любого предпринимателя: если у тебя хороший проект и ты можешь объяснить, почему он будет успешным — тебя услышат, поддержат, профинансируют.

Все материалы рубрики