О проекте «Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Дмитрий и Юрий, основатели компаний Rewedo и Rerooms, после окончания Вышки пошли разными путями. Первый строил карьеру в KPMG и Deloitte, второй ушел в предпринимательство. В 2016 году они основали совместный бизнес. Как им удалось «уберизировать» хаотичный рынок ремонта и строительства, трудно ли научить людей не бояться ремонта и почему стоит помогать родному университету – об этом они рассказали в интервью порталу.

Как вы начали работать вместе?

Юрий: Просто в Вышку отбирают лучших и заряженных на успех.

Дмитрий: Мы учились на разных факультетах, но общие друзья познакомили нас в 2014 году. В Вышке формируется благотворная среда ребят с похожими интересами и целями. Как в любом хорошем вузе или школе ты должен пройти сложный предварительный отбор. Я потратил два года, чтобы просто поступить в Вышку. Если ты попал в это сообщество, то тебя окружают люди с определенными взглядами и ценностями, на которые Вышка к тому же нанизывает свои. Потом эта среда тебя держит уже в рамках сообщества выпускников.

Почему стремились именно в сюда?

Дмитрий: У меня была простая цель — вырваться из родного города, Рязани, выйти на другой этап. На третьем курсе я начал работать — жизнь в чужом городе закаляет. На четвертом курсе устроился в KPMG и потихоньку стал понимать, куда движется моя карьера и для чего я вообще учусь. Правда, также стало понятно, что дальше совмещать работу и учебу не получится.

Юрий: У меня не было определенной цели. В 9 классе родители перевели меня в другую школу – я был отличником, и с меня нужно было «сбить спесь», чтобы почувствовал потенциал для роста. Я оказался в экономическом классе. А Вышка — самый продвинутый экономический вуз, тогда я ее выбрал только по этой причине, а сама оценка знаний уже пришла к концу бакалавриата.

Дмитрий, до того, как открыть свой бизнес, вы успели высоко продвинуться по карьерной лестнице. Что важнее для карьеры — опыт или академический багаж?

Дмитрий: Умение учиться и быть гибким в получении новых навыков. Если мне сейчас вступить в научный баттл со старшеклассником, я, конечно, проиграю по всем статьям, потому что уже ничего не помню. Зато у меня есть прикладное понимание о том, как устроен мир.

Все знания я уже пропустил через «мясорубку» практики и понял, что к чему и как работает

Знания сами по себе — классно. Но на определенном уровне понимаешь: ты просто знаешь, «как это делать». Вуз дает тебе общую эрудицию. Это мировоззрение никак не приобрести самостоятельно: оно входит в тебя через общение, социализацию, атмосферу, личные истории. К тому же 80% людей просто не способны учиться сами.

Юрий, почему вы не продолжили академическую карьеру после магистратуры?

Юрий: У меня в принципе не было блестящих талантов. Я хорошо учился, но полностью посвятить себя науке не был готов. Зато у меня имелось множество идей, и я реализовывал разные проекты – был одним из учредителей инвестиционной компании Quadro, основателем компании НСКА (страхование незавершенного строительства жилья), создателем инвестиционного фонда НСКА «Новостройки».

На каком этапе вы решили не работать «на дядю»?

Юрий: Это было на последнем курсе магистратуры. С ребятами из Вышки мы сделали инвестиционную компанию, я тогда специализировался на финансовых и фондовых рынках, появлялись контакты среди брокеров. Плюс мы имели опыт торгов, так что стартовали в основном на нетворкинге, и очень успешно. Однако кризис 2008 года превратил все труды в ноль.

Дмитрий, с чего началась ваша карьера?

Дмитрий: Я не брал на себя риск предпринимательской деятельности. Два года отработал в KPMG, потом перешел в Deloitte, далее в A&NN Group, где успешно рос семь лет. Мне было комфортно в корпоративной среде, я покрутился в этой атмосфере, набрал полезных контактов, прокачался по сделкам и компаниям. На определенном этапе появились люди, с которыми не сложились рабочие отношения, и я решил уволиться.  Начал думать: чем заняться, друзья со всех сторон давали советы. Поскольку большинство из них — предприниматели, то я склонился к риску и открыл магазин «Sunlight» по франшизе в одном из регионов. Честно говоря, мне это не доставило большого удовольствия – получился явный «даун грейдинг», особенно по уровню информации, которой нужно было забивать голову. Одолевало внутренне желание зацепиться за более интересную и творческую историю. Тут Юрий и предложил мне реализовать совместный проект НСКА в новом формате – для застройщиков.

Предпринимательство — всегда выход из зоны комфорта. Как вы справлялись с тем, что пришлось наступать на грабли и набивать шишки?

Дмитрий: Конечно, если ты привык сидеть в кресле и получать большие деньги первого числа каждого месяца, а в конце года — бонус, то будет тяжело. Я в тот момент уже был вне зоны комфорта и стресса не испытал. Сделал выбор, путь назад закрыт. Пришлось нырять в предпринимательские риски и смириться с этим.

Юрий: Наша ситуация была непростой, ведь до запуска Rewedo мы занимались совсем другими вещами. И тут начали делать проекты в сферах, в которых вообще не разбирались – в строительстве, ремонте. Просто зацепились за идею и решили попробовать. Это оказалось самым сложным в начале предпринимательской карьеры. Потребовалось определенное мужество. Да и не все наши проекты выстрелили, мы потеряли в деньгах, но приобрели бесценный опыт.

В какой сфере был ваш первый совместный проект?

Юрий: Страхование в строительстве. Но изменилось законодательство (в нашей стране так случается) — и пришлось уйти с рынка.

Дмитрий: Сейчас строительным страхованием занимается государственный фонд. Но мы успели наработать в этой сфере определенные бизнес-процессы и увидели новую нишу, в которой нам захотелось реализоваться впоследствии.

Рынок строительства в России — это хаос и террор. Как вы рискнули туда окунуться?

Юрий: Вот как раз мы и подумали, что можно заработать, если навести порядок среди хаоса. Если говорить о ремонте, то сейчас комиссия посредника составляет более 50%. И мы создали “убер” для тех, кто хочет сделать ремонт. Подружили клиента с исполнителем.

Под брендом Rewedo мы объединили сторонние бригады, предложили их услуги клиенту – и взяли на себя ответственность за качество их услуг

Просто сделали продукт, понятный любому человеку, предложив уровень стандарта этого продукта, как принято во многих других сферах. Теперь при слове «ремонт» можно не хвататься за голову в ожидании, что тебя кинут, нагреют и т. п. Все оформилось в упорядоченный сервис, где с самого начала понятно, что сколько стоит и кто ответит за косяки.

Вы изучили рынок, чтобы выдать конкретный систематизированный продукт?

Дмитрий: Ничего такого мы не делали. Просто увидели острую потребность клиента и создали продукт. Потребителю нужны сроки, подробные сметы, стандартизированные и понятные процедуры. Ему важно, чтобы за весь бедлам был ответственный. Любой человек боится, что его обманут. Мы постарались сделать процессы прозрачными и понятными, тем самым воплотив мечту заказчика – такого подхода на рынке ремонта остро не хватает.

Юрий: Если вы в Яндексе забьете «ремонт двухкомнатной квартиры», то десятки объявлений, которые вы увидите, будут от посредников. То есть те, кто предлагают услуги, не несут ответственности за конечный результат. Это как повесить объявление с подробным описанием личных заслуг – и никаких подтверждений или гарантий.

Помимо Rewedo у вас есть проект Rerooms. В чем между ними разница?

Дмитрий: Если Rewedo помогает искать команды на ремонт, то Rerooms делает то же самое, только уже в более узкой области дизайна и отделки. Клиент заводит личный кабинет и по предложенным параметрам заказывает услугу — мы находим ему бригаду исполнителей, составляем открытую и подробную смету работ, можно отслеживать этапы их проведения и т. п.

Юрий: В случае с Rerooms почти нет оффлайновой части. Все создание дизайн-проекта мы разложили по кубикам в онлайн-системе. Время исполнения, этапы – замер, бриф, планировка, итерации, время на каждый этап, ТЗ для чертежников и визуализаторов, шопинг-лист, комплектации, смета на ремонт и т.д. На платформе Rerooms у нас работает более 500 человек: художники, чертежники, дизайнеры. С технической точки зрения этот проект сложнее, чем Rewedo. Здесь больше деталей и процессов, доступных в онлайне для постоянного контроля.

Все 500 человек работают в офисе?

Юрий: У нас есть постоянный коллектив — около 60 человек, которые занимаются IT-разработкой и комплектацией товара, ведь у нас на Rerooms есть еще и внутренний магазин для дизайна и ремонта. Остальные просто пользуются платформой.

Дмитрий: Основная идея проекта Rerooms в том, чтобы человек всю свою потребность в обустройстве жилья, которая начинается с дизайна, потом переходит в ремонт, в покупку мебели, декора, света и т. п., мог удовлетворить в одном месте. Это решение всех вопросов с дизайном жилья в формате одного окна. Высвобождается огромное количество времени, которое клиент мог бы потратить на разрозненный поиск услуг или товаров в этом сегменте.

Наша цель — чтобы клиент, увидев масштаб челленджа, не передумал, а понял: это реально!

Мы создали также и маркетплейс с товарами в разных категориях: мебель, напольные покрытия, свет, окна, двери. Все это человек может купить в одном месте с помощью онлайн-помощников или и алгоритмов, которые подбирают для него товары по введенным параметрам.

Расскажите, как вы вникали в эту сферу. Как разрабатывали идею, концепт? Наверное, вам помогали консультанты.

Юрий: Мы разрабатывали все сами, искали более дешевые каналы привлечения клиентов в рамках Rewedo. Сначала просто возникла идея, которая потом переросла в самостоятельный проект Rerooms, призванный снизить издержки на ремонт. Все происходило в процессе общения с клиентом. Мы постоянно находили ниши, которые можно закрыть. И когда мы начали анализировать рынок, искать похожие компании, то обнаружили, что в России нет подобного проекта. Но в мире есть крупные компании со стоимостью больше миллиарда долларов. Например, в Китае – такие как Тubatu.

Каких вложений требует такой технически сложный проект, как Rewedo и еще более сложный – Rerooms?

Юрий: Мы долго шли к правильной модели. До Rewedo у нас было несколько пробных вариантов, и в процессе тестирования мы методом проб и ошибок— а без этого невозможен ни один успешных бизнес-проект — пришли к пониманию целей. До этого мы проверяли свои возможности на проектах «СвойТендер» и Priceremont. Мы несколько раз меняли название. На это ушло два года жизни и около 20 млн вложений в Rewedo. В мае 2018-го года мы запустили Rerooms — для него нашелся бизнес-ангел. В последний проект уже вложено около 60 млн, и он продолжает развиваться.

Дмитрий: Мы вкладывали достаточно много для того, чтобы быстрее вырасти и методом проб и ошибок найти оптимальный экономический баланс. На текущем этапе мы находимся в процессе уже не проверки каких-то цифр и идей, а умножения на мультипликаторы – стоимость привлечения клиентов, доход по unit-экономике и масштабирование. Это требует другого уровня вложений, но на этапе, когда проект отточен и отшлифован, ты знаешь — все будет работать отлично. Вложения оправданы, и выгоду легко просчитать.

Вы оба состоите в Клубе дарителей Вышки. Вы считаете нужным говорить «спасибо» университету?

Дмитрий: Чтобы в России было качественное образование, ему нужно помогать.

Юрий: Есть разные пути к самореализации, и наш с Димой опыт это показывает. Он, как и большинство студентов, еще во время учебы попал в крупную компанию. Я же никогда не работал в корпорации. Нынешним студентам надо понимать, что все, кто чего-то добился, когда-то были такими же студентами Вышки.

Мы доверяем людям, которые создали эндаумент-фонд и знаем, что они заинтересованы в развитии университета. Этот проект — не очередная ширма.

Закончив Вышку, мы осознали: если это не самый лучший универ в мире, то самый передовой – в Москве. ВШЭ дает совершенно новый формат знаний и мышления. Когда мы выделяем деньги на развитие Вышки, мы знаем, они пойдут на новые стипендии, библиотеки и корпуса.