• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Европейские уроки коронавируса

Европейские уроки коронавируса

© iStock

Пандемию коронавируса оказалась для Европы шоком. Её называют катастрофой, кризисом, сравнивают с общественным и экономическим инфарктом. Хотя сами по себе подобные всеохватывающие кризисы для европейцев не новость. О том, как в Старом Свете воспринимают коронавирусный кризис, в статье для портала Вышки рассказывает профессор Факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Олег Солодухин.

Кризис, которого никогда ранее не было

Современный мир за последние примерно 100 лет проходил и гораздо худшие пандемии. Азиатский грипп в 1957-58 гг. убил во всём мире примерно 2 млн человек, гонконгский грипп в 1968 году — примерно миллион. Самая страшная эпидемия современности — испанка, в 1918-19 гг. — минимум 50 млн.

Ни к одному из этих чисел коронавирус и близко не приближается. Ограничение выхода на улицу, снижение потребления и подчинение практически всех действий одной единственной цели, опять же, напоминают то состояние обществ, которое они пережили в период мировых войн. Падение преступности и рост домашнего насилия, при этом стихийная мобилизация общества versus слабые и топчущиеся на месте правительства, случайные назначения «ответственных за всё» и непрерывные атаки на них, — всё это присутствовало в разных острых кризисах XX столетия. Это были моменты неприятные, но преходящие.

Сотрудницы редакций во время эпидемии испанки
© Bettmann Archive

Однако нынешняя пандемия принесла и что-то новое. Как пишет чешский социальный историк Рудольф Кучера: «Мир никогда не сталкивался со столь шокирующе быстрым выключением значительной части производства, сокращением потребления и ограничением передвижения по всей планете. "Великой депрессии" первой половины XX столетия понадобилось несколько лет, чтобы охватить весь мир, финансовому кризису 2008 — почти год. Коронавирус выключил мир за три месяца. Мировые войны ограничивали передвижение и потребление, но производство лишь переориентировали, а не подавляли. Даже комбинация тотальной разрухи после Первой мировой войны и намного более опасной смертоносной эпидемии не привели мир в 1918 году к тому состоянию, в котором он находится сегодня».

Сходные мысли высказывает на страницах «Гардиан» индийская писательница Арудханти Рой. Она отмечает, что, распространяясь covid-19 в точности повторил карту глобальных торговых путей. «Однако вирусу в отличии от потоков капитала, нужна экспансия, а не прибыль. Поэтому он, не задумываясь остановил эти потоки. Ему были смешны иммиграционный контроль, биометрия, цифровое наблюдение и другие способы анализа данных. Наконец мощнейший удар он нанёс по самым богатым и самым сильным странам мира, полностью остановив двигатель капитализма. Возможно временно». И задаётся вопросом, хватит ли этого времени на то, чтобы «мы успели осмотреть этот двигатель, его составляющие, оценить их и решить, нужна ли нам помощь в ремонте или мы поищем лучший».

Америка больше не лидер

Вопрос о том, каким станет «мир после коронавируса», волнует многих. Большинство авторов считает, что неизменным он остаться не может. Как пишет в том же «Гардиан» американская писательница Ребекка Солнит: «Катастрофы начинаются неожиданно, но так реально никогда и не заканчиваются. Будущее будет совсем не похоже на прошлое, даже совсем недавнее, месяц или два назад. Наша экономика, наши приоритеты, наше понимание уже не будут такими, какими они были в начале этого года». И добавляет: «Изменения сегодня – это не то, о чём мы должны принять решение, и сделать или не сделать. Изменения — это то, в чём мы уже сегодня на индивидуальном и общественном уровне живём».

Что же нового в мире видят европейские политические и общественные деятели, эксперты, журналисты. Прежде всего они отмечают, что мир реально перестал быть однополярным. Как написал в «Твиттере» бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Билдт: «Это первый большой кризис постамериканского мира. Совет Безопасности ООН не видно, G20 в руках американского саудовского принца, Белый дом годами трубит о том, что "Америка – первая", но каждый всё делает по-своему. Только вирус глобализован».

Улица Victor Pisani в Милане во время карантина
© iStock

Коронавирус однозначно показал изменение американской роли в мире. Когда в 2014 году вспыхнула эпидемия эболы в Западной Африке, США, возглавили международные усилия по борьбе с ней, сумели сформировать международную коалицию правительств и неправительственных организаций. Тогда эпидемию удалось быстро остановить. Сейчас, когда эпидемия covid-19 вспыхнула сначала в Китае, а затем начала распространяться по Азии и в Европу, Америка достаточно быстро укрылась в домике изоляционизма. Поэтому настолько необходимого лидера глобальной борьбы с пандемией среди демократических стран не оказалось.

Все, причём кое-кто с тревогой, отмечают возрастание роли Китая. Китай сегодня выступает как всемирный лидер борьбы с коронавирусом а самолёты с китайскими медицинскими работниками и контейнерами полными масок встречают делегации по всему миру от Ирана до Италии. И всё это под прицелом телевизионных камер и во главе с высокопоставленными представителями правительств. Президент Сербии Александр Вучич даже поцеловал китайский флаг возле трапа самолёта. Уже даже стал общепринятым термин «дипломатия масок», составной частью которой стала и международная благотворительность крупных китайских фирм. Например, самый богатый китаец Джек Ма подарил Соединённым Штатам Америки полмиллиона тестов и миллион респираторов. В Бельгию он их отправил 300 тысяч. Поставки в Италию обеспечила фирма ZTE, которая занимается разработкой новых сетей 5G и участие которой в развитии быстрых мобильных сетей, как и участие фирмы Huawei, в США и странах ЕС считается угрозой безопасности. Сама Huawei занималась поставками в Ирландию.

Судьба демократии под угрозой

Ещё одна политическая тревога, высказываемая частью европейской общественности, о судьбе демократии в будущем мире. Интересно, что, в частности, это связано с тем, что, как указывает обозреватель чешской газеты «Господаржске новины» Петр Гонзейк, демаркационная линия числа заражённых и умерших точно совпадает с линией «железного занавеса».

«С одной стороны, мы видим огромное число жертв в Италии, Испании, Франции, Бельгии, Великобритании, Нидерландах. С другой стороны, относительное спокойствие в Чехии, Словакии, Венгрии, Прибалтике, в странах бывшей Югославии», — пишет он. И приводит следующие объяснения этому факту: во-первых, прививка против туберкулёза. «В восточном блоке, в отличии от части Запада, проходила сплошная вакцинация от туберкулёза. По мнению некоторых эпидемиологов её побочным эффектом возрастание иммунитета населения в целом, в том числе и против вирусов. А значит и против covid-19. По данным университета Джона Гопкинса смертность от этой болезни в привитых странах в 5,8 раза ниже, чем там, где эта прививка не делалась, например, в Испании или Италии».

Во-вторых, как отмечает автор, «в странах Восточной Европы гораздо меньше беженцев. А если посмотреть на доступные данные, как covid-19 распространяется среди отдельных групп населения, то становится ясно, что в Европе, гораздо больше случаев заражения и жертв среди "лиц неевропейского происхождения"».

В-третьих, наследие тоталитаризма. «В Центральной и Восточной Европе правительства сталкиваются с меньшими проблемами, когда им необходимо потребовать от граждан подчинения. Например, ни в Чехии, ни в Словакии власти не сомневались, требуя от граждан носить маски в публичных местах, невзирая на их труднодоступность. Государство здесь по-прежнему воспринимает население, скорее, не как граждан, а как подданных. Для них не проблема заявить: у вас нет выбора — или вы поможете себе сами, или будете наказаны. На Западе нечто подобное невозможно представить».

Большинство европейских СМИ признают, что менее демократические режимы оказываются эффективнее в борьбе с пандемией

Как пишет тот же Рудольф Кучера: «Хаос и растерянность, которые вызвала эпидемия в неподготовленных государствах либерального Запада, безжалостно продемонстрировали то, что мы уже давно чувствовали. Главную роль в борьбе с коронавирусом сыграли не США, ЕС или ООН, а Китай. Её глобальная материальная помощь ясно показала, кто играет в мире ведущую роль. И ничего в этом плане не меняет та жестокая ирония, что именно Китай несёт наибольшую ответственность за глобальную пандемию».

Ещё одну угрозу демократии медиа видят в перспективах введения так называемого «умного карантина», основой которого является сбор с помощью мобильных телефонов сведений о передвижениях и контактах каждого гражданина. СМИ пишут о том, что данная мера несёт в себе риск дальнейшего злоупотребления, вспоминают, что меры, введенные, как временные в сентябре 2001 года стали постоянно действующими, но соглашаются с тем, что «к сожалению, ещё ни одна страна не смогла победить эпидемию COVID-19 другим способом». А также обсуждаемый вариант допущения свободного распространения болезни и выработки коллективного иммунитета считают слишком рискованным.

© iStock

Удаленка и деньги для всех

Однако многие видят и позитивные последствия эпидемии. Так, колумнист «Файнэншл таймс» Симон Купер в одной из своих публикаций выделяет несколько пунктов, которые могли бы измениться навсегда и, скорее всего, изменятся. Он называет работу в «удалёнке». Благодаря технологиям и эффективной работе некоторых виртуальных служб люди сегодня могут работать и из дома. Он предполагает, что это приведёт и к улучшению атмосферы, так как люди будут меньше ездить на автомобилях на работу. Сэкономленное время они потратят на себя и семьи. Но работа в «home office», естественно, коснётся не всех, а только тех, кто выполняют ту работу, которая не требует присутствия на рабочем месте.

Затем он назвал цифровизацию медицины. Во-первых, это то, что ряд медицинских процедур можно будет выполнять с помощью видеотрансляции. В частности, по его мнению, это поможет прежде всего пожилым людям, для которых поход к врачу не всегда доступен. Следует отметить, что о коронакризисе, как серьёзном толчке в развитии цифровизации медицины пишут и врачи других стран. В частности, они отмечают необходимость внедрения e-рецептов.

Также Купер считает, что серьёзно изменится и наше отношение к гигиене. Кроме того, он полагает, что люди охотнее станут участвовать в разного рода добровольческих акциях, ибо они увидели, что государства на всё не хватает. Многие поняли, что нужно больше внимания уделять пенсионерам, которые нередко проводят целые дни без каких-либо контактов с окружающим миром.

Мысль об усилении формата работы «home office» разделяют эксперты и наблюдатели во многих европейских странах. Также многие говорят об усилении автоматизации и роботизации производств, стремления заменить людей (могут заболеть) машинами. Многие полагают, что люди осознали, насколько хрупко их экономическое благополучие — низкие доходы не позволяют накопить на чёрные дни. Следующая мысль о неизбежности усиления безработицы и снижение уровня жизни значительной части населения, по крайней мере в первое время после преодоления коронавирусного кризиса.

В этой связи ряд авторов, предлагает вернуться к теме базового дохода. В этой связи интересную мысль высказывает известный чешский экономист Томаш Седлачек, который предлагает увязать базовый доход с самообразованием: «Мне идея базового дохода не нравилась никогда. Но уже с лета прошлого года я, вместе с Бобом Картоузем и другими, размышляю над тем, что это могло бы заработать, если бы система была не безусловной, а обусловленной образованием. Или работай над собой (учись), или работай для других (классический труд). Коротко говоря, если ты остался без работы, то иди учиться и получай стипендию. Этот режим мог бы очень хорошо и гибко работать в периоды, сходные с нынешним. И в целом годится для всего будущего человечества, чьим важнейшим достоянием является не материя, а мысль».

В принципе тема образования занимает очень много места в размышлениях о «мире после вируса». Во-первых, авторы подчёркивают, что для образования нынешний кризис действительно стал не угрозой, а возможностью, обращая внимание на тот факт, что реальная цифровизация этой сферы сегодня происходит в считанные дни. Во-вторых, многие авторы подчёркивают, что кризис обнажил ценности образования и профессионализма. Как пишет чешская газета «Лидове новины»: «Коронавирусный кризис чётко показал, насколько незаменимой является роль профессионалов. Ещё в январе большинство из нас не подозревало зачем нам нужны хорошие эпидемиологи, теперь же мы нервно ожидаем, что своими знаниями и рекомендациями они помогут охваченному хаосом обществу спастись в борьбе с невидимым противником. Этот опыт подчёркивает и важность поддержки образования, включая качественные университеты, где есть возможность вырастить профессионалов».

Вам также может быть интересно:

Российский IT-сектор: новые вызовы и возможности после пандемии

Алармистские прогнозы не сбылись, отечественная IT-индустрия понесла не столь большие потери из-за коронакризиса, как ожидалось. Но пандемия привела к резкому росту потребности в цифровых продуктах и заострила старые проблемы. Что нужно предпринять для ускорения развития отрасли? На этот вопрос постарались ответить участники семинара, проведенного НИУ ВШЭ.

Гадкие утята «черных лебедей»: как взять уроки из 2020 года

Пандемия коронавируса будет, наверное, упоминаться всякий раз, когда понадобится пояснить смысл выражения «черный лебедь». Впрочем, едва ли не каждому уже знаком этот предложенный Нассибом Талебом ярлык неожиданных событий, которые необратимо меняют привычной ход вещей. Итоги 2020 года в колонке для «Российской газеты» подводит вице-президент НИУ ВШЭ Лев Якобсон.

Участники юбилейной Форсайт-конференции НИУ ВШЭ обсудят сценарии будущего после COVID-19

9—13 ноября Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ проводит Международную научную конференцию «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика». Признанная ОЭСР одним из наиболее значимых мировых форумов исследователей будущего, конференция в десятый раз соберет российских и зарубежных экспертов, представляющих ведущие think tanks, научные центры и университеты, национальные министерства и ведомства, институты развития и высокотехнологичные компании из более 20 стран.

Образование – онлайн: «новая нормальность» и ловушки дистанта

Представители вузов и колледжей обсудили влияние эпидемии коронавируса на систему образования в первый день работы XI Международной российской конференции исследователей высшего образования, которая прошла в онлайн-формате.

Коронавирусный кризис усилил несправедливость и социальную напряженность

Меры господдержки населения в период пандемии позволили избежать тяжелой бедности и несколько сгладить неравенство в доходах, однако стало ясно, что велика не только группа бедных, но и группа людей с недостаточными доходами. Кризис также подчеркнул неравный доступ к медицинской помощи и к привлекательным рабочим местам. К таким выводам пришли эксперты НИУ ВШЭ и Всемирного банка.

Поствирусное будущее: «Мы не знаем, сердится ли мир или сосредотачивается, но это будет новый мир»

Кризис глобализации и государства, появление новой экономики и трансформацию рынка труда, «гонку за человеком» и «гнев природы», реакцию «миллениалов» и «поколения Z» на локдаун, и то как мир и Россия справились с пандемией и ее последствиями, обсудили эксперты Валдайского клуба и премьер-министр России Михаил Мишустин.

Культура-онлайн: как столичные учреждения культуры перешли на удаленный формат работы

В этом году из-за введенных в связи с пандемией коронавируса ограничительных мер учреждения культуры Москвы приобрели немалый опыт работы в онлайн-формате, который и сейчас остается весьма актуальным. Стратегии их взаимодействия со своей аудиторией в период самоизоляции обсудили в Вышке в ходе круглого стола «Культурные центры Москвы: вызовы и стратегии работы онлайн».

Пандемия отрицательных ставок: банкам и их клиентам предстоит адаптироваться к новой нормальности

Пандемия коронавируса и локдаун резко осложнили жизнь кредитным организациям и их клиентам. У граждан упали доходы, что может привести к нарастанию плохих долгов, а снижение ключевой ставки для поддержки экономики делает депозиты все менее привлекательными и лишает банки важнейшего ресурса. Они вынуждено ищут новые направления для заработка, что несет в себе дополнительные риски, полагает директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков.

Теория всеобщего расизма – новая версия американского культурного доминирования

В России, где государственного или политически значимого расизма никогда не было, не стоит по указке с Запада срочно искать его повсюду. Исправлять западоцентристский уклон нужно не борьбой с несуществующим расизмом, а совершенно другим способом: постепенно вводя в преподавание истории и международных отношений больше информации о незападном мире. Об этом в своей колонке для журнала «Россия в глобальной политике» говорит руководитель департамента международных отношений НИУ ВШЭ Александр Лукин.

Коронавирус диктует новую этику?

Коронавирус изменил массовые представления о нормах поведения в публичном пространстве. Болезнь перестала быть личным делом. Носить маску и перчатки – это уже не только санитарное, но и общественное предписание. Карантинные меры разделили обывателей на два враждующих лагеря: одни нигилистически относятся к вирусной угрозе и демонстративно пренебрегают профилактикой, другие готовы затравить любого «безмасочного» пассажира автобуса. Пандемия формирует новые общественные нравы? «Российская газета» обсуждает тему с социологом, профессором НИУ ВШЭ Симоном Кордонским.