О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Александр Аксаков, закончивший МИЭФ в 2011 году, сейчас работает на позиции Senior Associate нью-йоркского офиса инвестиционного банка Credit Suisse. В рубрике «Конструктор успеха» он рассказывает, как свадьба выпускника МИЭФ стала слетом экономистов всего мира, как американские работодатели рекрутируют кандидатов в барах и как получить МВА в одной из самых престижных школ мира.

Для чего вам нужно было учиться экономике, и почему именно в Вышке?

Мой отец экономист, и пока я взрослел, постоянно слышал дома про банки, бизнес и финансы, поэтому не рассматривал другие варианты в вопросах учебы. Пожалуй, кроме экономики меня интересовало только программирование. В старших классах я учился в Лицее информационных технологий, постоянно читал книги про разные языки программирования, изучал базы данных и ночами писал программы и сайты. Поэтому кроме Вышки рассматривал МГУ ВМК, но в итоге победил МИЭФ. В какой-то степени я пошел по стопам отца – он учился в МГУ у Сергея Яковлева, вообще многие его преподаватели, включая Ясина, пришли из МГУ в Вышку, так что для всех нас, включая моего старшего брата (он также закончил МИЭФ), это был знак доверия и качества.

Поступая в МИЭФ, я видел себя в долгосрочной перспективе бизнесменом. Мне всегда нравился тот уровень независимости, когда ты работаешь сам на себя и постоянно развиваешься чтобы идти в ногу с рынком.

В бизнесе нельзя стоять на месте, иначе ты просто не выдержишь конкуренции

Это мотивирует, а мне очень нравится идея – быть всегда впереди и делать что-то лучше других.

В бизнесе еще приходится рисковать и уметь переносить ошибки в опыт – вы думали об этом?

Определенно, к бизнесу нужна предрасположенность. Очень важно знать финансовый мир, понимать экономические основы, в первую очередь, нужно уметь брать на себя просчитанный риск, не отступать при неудаче, а двигаться вперед. Сейчас я работаю в корпоративном мире, каждый день анализирую бизнес-модели и прекрасно понимаю законы рынка. Уверен, что однажды это непременно должно конвертироваться во что-то свое.

Учеба в МИЭФ, как говорят студенты, для тех, кто умеет выживать. Действительно ли так трудно здесь учиться и какую фору это дает в дальнейшем?

Еще до моего поступления брат рассказывал про учебу в МИЭФ и вспоминал преподавателя Джеффри Локшина, который говорил: «Учеба в МИЭФ – это вам не прогулка в парке». Морально я был готов к большой нагрузке и академическому фокусу программы. Но даже с моей хорошей математической подготовкой после лицея учиться было непросто: МИЭФ очень требователен к темпу и тонусу, которые задает студентам. Главной проблемой для меня оказалось совмещение трудоемкого учебного процесса с социальной жизнью в Вышке.

С братом Дмитрием Аксаковым

Я очень общительный человек, люблю компанию и в новой среде остро нуждался в том, чтобы выделять время на знакомства и общение.

Участвуя в социальной жизни Вышки, я заинтересовался электронной музыкой, которой я увлекаюсь и по сей день

МИЭФ действительно дает многое: и с академической, и с практической, и с социальной сторон. Конечно, многие теории зачастую в работе не применяются, но знать основы критически важно для успеха в профессии. Этот запас знаний позволяет делать упрощения и сводить к частностям глобальное видение экономических процессов или сложных расчетов. Фундаментальные вещи помогают смотреть на рабочие задачи с академической высоты, а это дает, в свою очередь, понимание причинно-следственных связей в той или иной модели.

Как социальный аспект повлиял на вашу дальнейшую жизнь? Университетские связи стали важными?

Большинство моих близких друзей на данный момент напрямую или косвенно связаны с Вышкой. Это однокурсники, их друзья, ребята с других факультетов, с которыми довелось жить в одной палатке на сборах военной кафедры. Прошло уже девять лет с выпускного, кто-то из них процветает в бизнесе, другие занимают высокие посты в корпорациях, всех раскидало по миру. Москва, Гонконг, Нью-Йорк – у меня везде найдутся друзья из Вышки. Это обширная сеть из реально близких по духу людей, которые работают на очень интересных позициях в самых разных сферах. Даже если исключить профессиональную пользу, то мне просто интересно с ними общаться и благодаря этому развиваться.

Например, прошлым летом я был гостем на свадьбе Владимира Мухарлямова (выпускник МИЭФ 2008 года), однокурсника моего брата, в Вашингтоне. Владимир, на мой взгляд, один из самых выдающихся выпускников Вышки, с которыми я знаком – первое место в рейтинге МИЭФ, магистр ЛШЭ, PhD Гарварда, профессор Университета Джорджтауна и просто классный человек. На его свадьбе присутствовало множество гостей из Вышки, включая профессора по философии Кристера Сайрсингха и однокурсников Владимира с разных концов света. Тогда у меня возникло огромное чувство гордости за родной МИЭФ, который так часто упоминался на свадьбе.

На 25-летие Вышки я организовал встречу выпускников в Нью-Йорке и собрал около 30 человек, с которыми мы отлично провели время в одном из заведений на Манхэттене. Я знаю, что МИЭФ очень поддерживает выпускников в Лондоне, где часто проводит вечера встреч.

Подумываю о том, чтобы создать в перспективе глобальную сеть нашего университета или организовать всемирный слет выпускников

Уровень выпускников Вышки действительно впечатляет – это интересные личности, которые добились невероятных успехов.

Как начиналась ваша карьера? Зачем вам понадобился МВА и почему вы выбрали для этого именно университет в Чикаго?

До МВА я получил интересный опыт работы. Во время учебы в МИЭФ я стажировался в лондонском офисе HSBC как трейдер и инвестбанкир, а потом работал в московском отделении Deutsche Bank и после окончания университета пошел в дочернюю компанию Росатома. Там создавался новый департамент по управлению приоритетными проектами, где были нужны люди с международным образованием и опытом в инвестиционном банкинге. Это была очень интересная работа в молодой и амбициозной команде, где мы занимались корпоративными финансами и сделками M&A. На меня сразу свалилась огромная ответственность и, как мне кажется, я к этому был готов. В 23 года я стал заместителем финансового директора компании Uranium One Holding, участвовал в заседании совета директоров Росатома, где, например, докладывал Сергею Кириенко, который в то время занимал позицию генерального директора Росатома, о наших международных проектах.

Потом в команде произошли изменения, и я решил, что пора расширить горизонты и получить международный опыт на новом уровне. Я перешел на работу в банк «Открытие», но практически сразу решил поступать в бизнес-школу, что оказалось очень трудоемким процессом. Нужно было определить круг приоритетных бизнес-школ для поступления, сдать GMAT, потом написать эссе для каждой из школ, в котором необходимо было обосновать приемной комиссии «почему MBA» и «почему я уникальный кандидат», при этом в каждом университете свои критерии для отбора кандидатов. Я посетил кампусы большинства престижных бизнес-школ, чтобы лично увидеть место, где собираюсь провести следующие два года жизни – только личный контакт с университетом подскажет верное решение.

Я поступил в несколько мест, но выбрал, по моему мнению, самую выдающуюся экономическую школу мира. Это Бизнес-школа Чикаго Бут (Chicago Booth School of Business), на идеях которой сейчас во многом строится современная экономическая теория, она лидер по количеству нобелевских лауреатов. Милтон Фридман, Джордж Стиглер, Гари Беккер, Юджин Фама и еще масса выдающихся имен принадлежат именно к этой школе. С моим математическим складом ума это была отличная возможность комбинировать практические бизнес-знания с академическими, получая их от лучших в мире ученых в сфере экономики и финансов. Но главный фокус учебы на МВА все же — это развитие социальных и лидерских сторон личности.

Чем чикагская школа хороша по сравнению с другими, так это индивидуальным подходом к построению программы. На МВА приходят люди с совершенно разным бэкграундом, и многие первый год посвящают изучению базовой экономики и финансов. Я же мог выбрать суперпродвинутый вариант курсов и учиться у нобелевских лауреатов. В том, что здесь учатся такие разносторонние люди, есть огромная ценность – вместо однозначных ответов появляются нестандартные решения и иные точки зрения. За счет того, что почти все занятия проходят в дискуссиях и в группах, ты сильно прокачиваешь свои личностные качества, в частности лидерство. Я безумно рад, что получил от Чикаго Бут оффер и провел там два феноменальных года.

Основное, чему учит MBA – это смотреть на бизнес более четко и обширно, не только в призме экономики и финансов

Нужно хорошо понимать стратегию, маркетинг, управленческие решения, этику и иметь гибкость в отношении решений нестандартных ситуаций. Все эти качества развивает в тебе бизнес-школа, и делает это очень интенсивно. За Чикаго Бут закрепилась слава жесткой школы, где приходится выкладываться по полной и выполнять огромное количество домашних заданий.

Помимо учебы, в школе проходит много культурных мероприятий. Было трудно найти баланс между общением и учебой. В шутку мы говорили про Чикаго Бут: «У тебя есть учеба, поиск работы, нетворкинг и сон – но сделать можно только три вещи из четырех». Так что приходилось все время чем-то жертвовать.

В который раз слышу, что МВА прокачивает именно экзистенциальные навыки. Какие конкретно в вашем случае и как применять их в работе?

Один из моих любимых курсов на МВА назывался Negotiations, где мы обучались переговорным навыкам, используя симуляции самих переговоров. Это очень интересно, здесь соединяются твои фундаментальные знания экономики и теории игр с психологией, логикой, стратегией. Есть и другие классы – и их большинство – которые не попадают под количественные характеристики, скорее, это про этику. Например, был класс The Firm and The Non-Market Environment с профессором Мариан Бертранд про нерыночные аспекты деятельности компаний. Это был переворот в сознании, когда ты привык обсуждать только числовые материи вроде рынка, компании, денег и сделки. Но те самые нерыночные отношения по сути и делают рынок: это взаимоотношения компании с медиа, с государством, с социумом.

В этике зачастую нет правильных ответов, люди руководствуются внутренними императивами, а решения проблем исходят вовсе не из опыта. Показательным в этом плане стал кейс про разлив нефти из танкера BP и репрезентация компании в СМИ, или история с Tesla и ИИ с ответами на вызовы цифровой этики, когда инженерам приходится учить нейросеть принимать решения в случае аварийной ситуации и т.п. Все это открывает в тебе какие-то потаенные двери вместе с возможностями, о которых ты раньше не подозревал, утопая в моделях и формулах. Польза от развития гибких навыков очевидна и для работы, и для жизни.

Чем живут студенты МВА, что интересного происходит в университете?

В Чикаго Бут огромное количество клубов по интересам. Карьерные, театральные, художественные, спортивные, паблик-спикинг и даже винный клуб. Представьте, сколько там проходит мероприятий и как хочется их всех охватить. Почти все студенты МВА испытывают стресс-феномен под названием FOMO (Fear of missing out, синдром упущенной выгоды – прим.ред.) – это самый большой риск на МВА, потому что на этом уровне уже понимаешь силу социальных связей. А нетворкинг здесь шикарный. У школы сильнейшее сообщество выпускников, ты можешь написать какому-нибудь СЕО компании – и будь уверен, он непременно ответит. Можно всегда задать выпускнику конкретные вопросы по теме и выпить чашечку кофе «за опыт». У меня сейчас есть «советчик» почти в любой стране мира. Приятно осознавать себя глобальным человеком.

Почему вы выбрали для работы Credit Suisse и как происходит рекрутинг в США?

Летом в Чикаго Бут идет стажировка. Уже в октябре первого курса представители компаний приезжают на кампус отбирать кандидатов на лето. Мой опыт показал, что хорошую работу просто так не найти в интернете, и сами компании это знают – все происходит через личные знакомства. Даже обмен контактами происходит в аналоговом формате. А некоторые рекрутинговые мероприятия проходят в барах, где будущий работодатель тебя оценивает в неформальной обстановке. Рекрутеры из Нью-Йорка сами приезжают в Чикаго Бут, чтобы посмотреть на новичков и поговорить с кандидатами. Происходит неформальный скрининг, здесь это называется «fit». К слову, уже присоединившись к команде Credit Suisse, я и сам начал активно участвовать в процессе отбора кандидатов, а в прошлом году возглавил рекрутинг в своей команде.

Считается, что если ты поступил на МВА, то уж точно справишься с технической стороной работы. Поэтому рекрутеры стараются найти людей, в первую очередь подходящих им по культуре. В течение двух-трех месяцев они формируют список приглянувшихся им кандидатов, а в январе, после формального интервью, уже дают оффер на летнюю стажировку. Она выглядит как 10-недельная программа, где ты полноценно работаешь в офисе компании – в моем случае это был Credit Suisse. Успешно пройдя стажировку, я получил предложение присоединиться к команде на постоянной основе после окончания второго курса MBA.

Я начал свою фулл-тайм работу в Credit Suisse три года назад и сейчас занимаю позицию Senior Associate в отделе Financial Sponsors Group, где мы работаем с фондами прямых инвестиций, предоставляем им различные инвестиционно-банковские услуги. Мое основное направление называется Leveraged Finance и является одним из самых активных финансовых рынков в США. У меня интенсивная работа с очень интересной клиентской базой, что мне по душе. Благодаря этому мне довелось поработать над целым рядом многомиллиардных сделок и поучаствовать в переговорах с руководителями крупных международных компаний и финансовых корпораций. Я уверен, опыт, который я здесь получаю, мне рано или поздно пригодится в России, и я смогу перенести многие западные практики в российские реалии.

Как принимаемые в США нововведения в сфере политкорректности в компаниях сказываются на взаимоотношениях между коллегами, клиентами?

Когда ты присоединяешься к крупной компании, то проходишь различные тренинги, в том числе мастер-классы, чтобы получить определенную сертификацию с финансовым регулятором FINRA. В Credit Suisse, как и в любой другой глобальной организации, очень серьезно относятся к стандартам – нельзя рисковать лицом, любые подозрения в неполиткорректности сотрудника могут наложить отпечаток на репутацию бренда в целом. Поэтому каждые три месяца мы проходим онлайн аттестацию через серию компьютерных тестов на различные темы. Политика рекрутинга выстроена так, что банк всегда стремится набрать сотрудников с разносторонними бэкграундами и человеческими характеристиками. Такой подход позитивно сказывается на рабочих процессах, потому что разный культурный опыт сотрудников, их убеждения и внешний вид, полезны для «обновления крови» компании и команды.

Расскажите про ваше увлечение электронной музыкой – не думаете сделать его основным занятием в жизни?

А музыка и сейчас является для меня важной частью жизни. В любой, даже самой серьезной работе, когда имеешь дело с цифрами и сложными финансовыми моделями, необходимо оставлять пространство для творчества и души.

У меня не так давно родилась дочь, и благодаря ей я черпаю вдохновение во всем, в том числе и в музыке. Многие мои миксы посвящены дочке

Это увлечение началось в студенческие годы. Мы организовали «посвящение» для первокурсников МИЭФ в одном из известных музыкальных заведений Москвы, где провели одну из самых классных вечеринок, на которых я когда-либо был. Ни с чем не сравнимая атмосфера, новые люди, музыка, много счастливых студентов – я впервые в жизни играл перед зрителями. Незабываемые ощущения. До этого я практиковался дома на самых простых «вертушках», а тут – профессиональное оборудование, шикарный звук. С тех пор я часто играл и на других московских вечеринках. А уже в последствии в Чикаго, откуда, кстати, родом многие известные представители электронной музыки, я возглавил музыкальный клуб в своей бизнес-школе. Там в свободное от учёбы время писал новые миксы и композиции и проводил мероприятия для студентов.

Вообще, ничто не сравнится с чувством, когда ты играешь любимый трек – и люди ловят твою волну, твоё настроение. Это, кстати, как и спорт, очень помогает в основной работе. Жду визита в Москву, хочу поиграть именно там: родной дом всегда дает самое сильное вдохновение.