О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Выпускница англоязычной магистратуры “Международный бизнес” факультета МЭиМП Александра Гудимова попала в Вышку… из-за травмы. Тогда ей пришлось уйти из хореографической академии, забыть о балете и Большом театре и начать жизнь с нуля. Сейчас она руководит преуспевающим бизнесом, а успех ее компании служит доказательством профессионализма Александры. Как написать диплом по семейному бизнесу, поймать тренд снекофикации и изобретать быструю еду для горожан, Александра рассказывает в проекте “Конструктор успеха”.

Многие девочки в детстве мечтают стать балеринами, но мало кому это удается. Как вы сумели поступить в хореографическую академию при Большом театре?

Я родилась в Москве, жила на площади Гагарина. Рядом, на Фрунзенской набережной, находилось одно из самых знаменитых хореографических училищ в России, куда можно было поступать с 10 лет. До этого я училась в обычной школе, а потом в частной, где были танцевальные кружки, и особенно о карьере танцовщицы не мечтала. Но преподаватели говорили, что у меня балетная фигура, я хорошо слышу музыку и у меня большое будущее на сцене. К тому же моя мама обожает искусство, и когда стало понятно, что карьеры в балете не избежать, впереди замаячило хореографическое училище, особое заведение с уникальной программой, совершенно отличной от школьной или вузовской.

Если ты туда попал – ты театральный человек до мозга костей: французский язык, фортепиано, история искусств

Балет – это способ мышления. Именно поэтому мне было так тяжело “переформатироваться”. Я полтора года усердно готовилась к поступлению, каждый день занимаясь гимнастикой и растяжкой с разными тренерами. В 2000 году я поступила в училище с первого раза.

Что заставило вас пересмотреть перспективы в балете?

На втором курсе (а это был седьмой год обучения) я получила травму колена. Долго лечилась, потом начинала тренироваться и снова уходила на скамейку запасных. Мне предложили пропустить год, а по-честному – вообще уйти из балета, потому что полного восстановления не произойдет в силу особенностей моей физиологии – в балете есть такой термин как “сухие мышцы”. Было больно принять это решение, я только начала танцевать в кордебалете в Большом театре, на носу третий курс, когда в училище приезжают антрепренеры и набирают танцоров в труппы различных театров. Но я ушла и начала строить жизнь заново как обычный человек. С нуля.

Каково это – начинать с нуля, когда вся жизнь была подчинена одной цели и предопределена?

В детстве все воспринимается проще. Тебе навязывают цель, выбираешь не ты. Теперь же надо было думать самой – куда идти. Я поняла, что у меня есть одна важная проблема: я не знала английского. Язык балета – французский, я изучала только его. Кроме того у меня было только девять классов образования, потому что программа училища отличается от общеобразовательной школы. Я решилась на радикальный ход – уехала на год в Англию учить язык и вернулась с уровнем advanced.

По возвращению из Англии я экстерном закончила 10 и 11 класс и параллельно работала тренером в фитнес-центре. Мой отец получал дополнительное образование в МИРБИС и был доволен, и я, долго не выбирая, решила поступать туда на программу “менеджмент организации”. А в 2012 году я пошла в Вышку на МЭиМП на совершенно новую магистерскую программу Business Administrations, которая была удобна тем, что занятия проходили в вечернее время и на английском языке.

На тот момент вы уже понимали, для чего вам нужны бизнес-знания?

Когда я вернулась из Англии, во мне зрело желание делать что-то свое. Опыт встряски и смены координат помог осознать, чего я хочу. Шел 2007 год, и понемногу в России нарастала потребность в здоровых завтраках на фоне засилья массмаркет-продукции вроде кукурузных хлопьев или мюсли, где много сахара и различных добавок. Желающие получать на завтрак полезные углеводы практически не имели выбора, только стандартные каши. На рынке были представлены крупные игроки, в частности “Нестле”. Тогда как в Англии уже продавалось множество интересных и сложных углеводных продуктов для здорового питания. Тогда у меня появилась мысль: эта ниша на рынке не занята, а мне интересно начать проект, связанный со здоровым питанием, я получала бизнес-образование и ко всему прочему – стала частью семейного бизнеса. Паззл сложился.

Как ваша идея реализовалась – и почему именно в семейном деле?

На реализацию идеи повлияли изменения во внешней политике, везде звучало слово “импортозамещение”. Студенты ВШЭ не избежали связанных с этой темой учебных проектов

Для экзаменационного проекта я выбрала тему импортозамещения в продуктах питания, и не только по причине хайпа. Мне требовалось провести расчеты на каком-то реальном предприятии. У нас имелся семейный бизнес, в который я много лет была не вхожа – небольшая компания, специализировавшаяся на производстве сахарозаменителей и напитков из цикория.

Я пришла в компанию и изучила ее от и до – сколько машины потребляют электричества, какие зарплаты получают сотрудники, какого размера налоги, где берут сырье. На этих данных я обкатывала свой проект со здоровыми завтраками и показала его отцу – ему он очень понравился. На тот момент он был гендиректором компании и предложил мне войти в дело с этим проектом. Так с 2013 году я стала частью семейного бизнеса и в дополнение к основным продуктам запустила линейку здоровых завтраков под названием Bionova, хотя планировала, закончив Вышку, строить карьеру в корпоративном мире. В этом же году отец, к сожалению, ушел из жизни, и я, конечно, не оставила компанию. В 2015 году уже запустила еще один бренд “Ол’лайт”, также я занимаюсь основными брендами компании – Novasweet и Chikoroff.

Как вам удалось монетизировать идею о здоровом питании, когда тренд только набирал обороты?

Мне хотелось двинуть компанию в FMCG, и опыт учебы в Англии оказался здесь крайне полезным. Я поняла, что российский рынок находится в самом начале одержимости ЗОЖ, тогда как за рубежом эта тенденция уже прослеживалась ощутимо.

Сейчас тренд снекофикации в разгаре: города-миллионники заменяют один прием пищи на здоровые снеки или батончики

Например, 69% американцев не представляют свою жизнь без снеков, среди россиян эта доля 63%, и, согласно исследованиям Harris Insights & Analytic, цифры растут.

В 2014 году наши завтраки были практически единственными на рынке без сахара и без пальмового масла, кроме того мы не использовали цукаты, а фрукты обрабатывали довольно дорогим способом сублимации, которое не подразумевает использование сахара. Это были и есть наши конкурентные преимущества. Поэтому наш продукт чуть дороже того, что привык получать российский потребитель. Сегодня у нас больше 60 товарных позиций под брендом Bionova. У нас есть собственная аккредитованная лаборатория, где происходят наши разработки и контроль качества, R&D отдел, штат технологов. Сейчас мы сами разработали и запустили протеиновые супы быстрого приготовления, которые понравились таким крупным торговым компаниям как X5 Retail Group. Мы хорошо изучили своего клиента и знаем, что у него мало времени – это горожане, которые хотят поддерживать здоровый образ жизни, но это почти невозможно в условиях офисной рутины и цейтнота, поэтому мы изобретаем рецепты вкусной, здоровой и при этом быстрой еды.

Расскажите о вашем семейном деле. Какую позицию в нем вы занимаете?

Компанию в 2000 году создали две семьи – мои родители и друзья моего отца. Сейчас она занимается производством и реализацией готовой продукции под четырьмя торговыми марками: Bionova, Novasweet, Chikoroff, Ол'лайт. Также мы поставляем в РФ функциональные ингредиенты для пищевой промышленности. На данный момент я являюсь руководителем отдела маркетинга, но по факту, конечно, мой фронт работ намного шире. Я поддерживаю различные коммуникации, в том числе с госорганами, инвестфондами и т.д. Продолжаю руководить брендом Bionova как отдельной веткой компании. В нашем семейном бизнесе каждый имеет свою зону ответственности и работает эффективно. Мама – коммерческий директор, я отвечаю за развитие компании, за производство новых продуктов, новых линеек, за маркетинг и продвижение. После ухода папы его партнер стал гендиректором.

Новая линия продукции – это новое оборудование, технологии, сырье. Каких вложений требует запуск новинки?

Поскольку отец просто поверил в меня, компания решилась на огромные траты и взяла в лизинг специальное оборудование для производства гранолы. Это был самый тяжелый год для компании, 2014-й. Было потрачено около 20 млн рублей, хотя мы относимся к среднему бизнесу. Проект включал не только лизинг оборудования, но и разработку рецептур и брендинга с крупным агентством, закупку упаковки. Это огромные вложения. Каждый следующий проект, например, батончики, мы уже реализовывали за счет оборотных средств компании или пользовались небольшими кредитными линиями от банков-партнеров.

Вы говорите, что ваша компания относится к среднему бизнесу. Как вам удается обходить более крупных конкурентов на рынке здорового питания?

Поколение миллениалов теряет доверие к крупным брендам. Будучи осознанными потребителями, они понимают, что в глобальном масштабе у таких компаний во главе угла стоит не миссия, а коммерческий интерес. Хотя, это, в общем-то, нормально. Но не для миллениалов. Поэтому сейчас время небольших компаний и стартапов, которые идеологически могут выиграть на фоне гигантов. Недавно я была в Кельне, где проходила самая крупная мировая выставка пищевых продуктов питания, и одним из топ-10 трендов там был утвержден семейный фуд-бизнес. Если за компанией стоят реальные люди, готовые общаться с потребителями, лояльность к бренду сильно возрастает. Это вселяет оптимизм – мы в тренде.

Какие у вас планы по развитию компании? Выйти из среднего сегмента в большой?

Мы хотим перевалить этот рубеж. У нас прирост прибыли 40% от 2018 к 2019 году, а 2019 мы планируем закрыть миллиардом.

Большой бизнес – это оборот в 2 млрд рублей и 250 сотрудников, мы идем к этой цели медленно, но верно

Чтобы дойти быстрее, нужны инвестиции, но за 19 лет компании и за пять лет бренда BioNova мы не привлекали ни рубля частных денег. Сейчас мы все же ведем переговоры с парой крупных инвестфондов – нам не хватает места на производстве, нужно строить дополнительные площади, брать землю в аренду. Глобальная цель – создать современное производство, которое позволит перейти на более серьезные продукты, в частности на детское питание. Мы получили международный сертификат ISO, которым отмечается особый уровень качества производства, но чтобы идти дальше, нужны новые сертификаты, в частности BRC или USDA, более серьезные вложения и расширение производства.

Как вы считаете, для успешного предпринимательства высшее образование – это must have?

Честно скажу, я не люблю просиживать штаны ради корочки. Но я искренне люблю Вышку, и мне очень нравилось там учиться. У меня большой опыт знакомства с российским высшим образованием. Я понемногу училась и в Плешке, и в РАНХиГС, но нигде не получила того вау-эффекта, которого ожидала. Я шла за практикой – и ее не давали. Пока я училась, пришла глобальная диджитализация, и маркетинг перевернулся с ног на голову. Вышка оказалась единственным вузом, который успевал коррелировать с действительностью. К тому же, давал знания, которые действительно можно было реализовать на практике.

Вообще категорически советую всем студентам параллельно с учебой работать. В эпоху цифры надо постоянно перестраиваться по отношению к действительности. Мир меняется так быстро, что успех ждет только того, кто умеет обучаться новому, строить компанию с учетом запросов страны и отвечать мировым трендам.

Невозможно вести бизнес без образования

Это определенный уровень ответственности и навыки работы с информацией, инструменты и бизнес-среда, без которых крайне трудно работать профессионально и в масштабе.

Образование нужно получать постоянно, я не перестаю учиться и прохожу интересные мне курсы онлайн, хотя, конечно, качество оффлайн образования несравнимо лучше, но у меня маленький ребенок, к тому же – мы живем за городом. Не исключаю, что после тридцати я получу МВА, но пока выбираю программу. Думаю о продолжении учебы за границей: хочу расширить уровень мировосприятия и наладить глобальный нетворкинг с интересными людьми.