О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Елена Ильина удачно совместила обучение менеджменту и юриспруденции, что помогает ей в нынешней работе. Она является директором по вопросам государственной поддержки в компании «Росатома», где получила интересный опыт, работая над задачами нескольких подразделений. В интервью «Конструктору успеха» Елена рассказала, что такое инновационная компания, ядерная медицина, как «Росатом» работает с учеными из университетов и почему в компании карьеру строить не только легко, но и интересно.

— Как вы выбирали вуз?

— Сначала я выбрала Вышку. Любой будущий студент, как и его родители, обращает внимание на репутацию университета. На тот момент Вышка как раз набирала обороты, когда я поступала, она стала одним из топовых вузов, считалась одним из самых сильных и интересных, в то же время новых. Она еще сохраняла атмосферу удачного эксперимента. Мне было интересно управление, и я понимала, что в этом направлении хочется двигаться, поэтому выбрала менеджмент. Тогда я не думала о том, что буду делать после выпуска. Просто было интересно и хотелось получить максимально прикладное образование.

Автор: Михаил Дмитриев/ НИУ ВШЭ

Менеджмент меня сильно продвинул в плане понимания карьерного развития, мне оказалось комфортно в среде, где изучались управленческие методы. Направление хорошо тем, что освоение менеджмента дает тебе возможность для нового выбора в любой точке карьеры. Менеджмент настолько объемный, многогранный, он применим повсеместно. Например, когда я пошла в атомную отрасль, то не представляла, как в ней могу реализовать свои знания, это такой стереотип выпускника и, может быть, страх, что что-то не получится, но в действительности я смогла с легкостью применить все свои знания.

— Вы еще учились параллельно в Военно-техническом университете. Зачем?

— Я поступала в несколько вузов и была зачислена в Военно-технический университет Минобороны РФ на специальность «юриспруденция». Я была активным студентом, мне всегда хотелось успеть максимум и иметь больше возможностей. На юридическом факультете я училась заочно, и одно другому не мешало. В дополнение к широкой специальности по менеджменту я решила изучить правовую базу, что стало в итоге отличным бонусом к основному образованию.

— Как удавалось совмещать? В Вышке довольно сильная нагрузка.

— Есть выходные, вечера, ночи, но мне повезло, что сессии не совпадали. В Вышке другой тип организации обучения и модульная система, поэтому две учебы довольно гармонично сочетались. Впрочем, мне нравилось, что есть загруз, интенсив, что я все время тянусь и стараюсь все успевать.

— В рамках нынешних задач вам удается применять юридическую базу?

— Это скорее помогает более глубокому пониманию ситуации в ряде аспектов, у тебя немного другой взгляд на принятие решений. Через меня проходит большой объем документов, как нормативно-правовых, так и управленческих, с юридической точки зрения иногда не помешает подсветить какие-то тонкости, на которые стоит обратить внимание.

— Когда вы впервые попробовали применить свое образование в рамках прикладных задач?

— Мое первое место работы уникально совмещало разные менеджерские задачи и позволило попробовать себя во всех направлениях. В качестве первого опыта мне посчастливилось попасть на стажировку в «Росатом», в техническую академию, при этом я училась в магистратуре и писала диплом. Одной из первых серьезных задач стала организация выездной программы в рамках сотрудничества Госкорпорации «Росатом» и МШУ Сколково, предстояло полностью скоординировать мероприятие, свести воедино все его аспекты, от административных до социальных.

Проект состоялся, поставленные задачи решены, стажировка удалась и прошла очень продуктивно. В этой истории я ярко продемонстрировала свои лучшие навыки. Потом мне доверили самостоятельно вести проект, это была интересная задача: нужно было создать с нуля большое инновационное сообщество в рамках компании.

Я получила большое удовольствие от того, что смогла объединить и реализовать столько задач, после я смотрела на творение рук своих и понимала, что училась не зря

Мы формировали сообщество, искали инноваторов отрасли, проводили с ними активности, создавали информационный ресурс, объединяли все на одной платформе, предоставляли площадку для коммуникации как по рабочим проектам, так и по текущим вопросам. На мой взгляд, продукт получился очень интересный, хотя работать над ним пришлось долго.

— Как считаете, стоит совмещать работу с учебой?

— Зависит только от человека и ситуации, от сил, времени, целей. В Вышке сильные программы, и мне, честно говоря, было сложно совмещать. Это стереотип, что в магистратуре больше свободного времени и можно работать. Традиционно во всем мире топовые магистратуры не оставляют шансов своим студентам на что-то, кроме учебы, и это нормально. Надо сказать, что в Вышке нам шли навстречу, зачастую лекции проводились по вечерам.

— Почему вообще вы решили поступать в магистратуру и как выбирали программу?

— Жажда знаний мне никак не давала покоя, а выбор был для меня очевиден. Я рассматривала два направления в рамках менеджмента – управление проектами и маркетинговые коммуникации, в итоге остановилась на втором. Вообще диплом в бакалавриате я писала как раз по управлению проектами, я была в восторге от преподавателей и самой темы, но — в этом вся я – хотелось попробовать что-то еще. Для меня это было новое направление, где можно было открыть для себя что-то, найти в себе свежие интересы и мотивации.

— Что магистерское образование изменило в подходе к работе, в систематизации знаний, как повлияло на вас как специалиста?

— Магистратура меняет тип мышления, здесь начинаешь по-другому смотреть на многие вещи. В моем случае плюс был в том, что я пошла на новое направление. Это придало знаниям объемности, позволило смотреть на задачи под разными углами. Кроме того, учеба в магистратуре дает тебе новое окружение – это хороший нетворкинг с точки зрения целей и профессиональных связей. Мне учеба в магистратуре очень помогла подтянуть софт-скилы и подтолкнула ко многим важным действиям.

— Что вас удержало после стажировки в «Росатоме«?

— Я понимала, что пришла в огромную компанию, которая имеет существенный статус в России и мире, оказывая большое влияние на экономику, тем более что атомная отрасль – одна из ключевых в России. Это не может не внушать ответственности и определенного восторга.

Автор: Михаил Дмитриев/ НИУ ВШЭ

На первых порах я организовывала много мероприятий, пришлось погрузиться в научно-техническую повестку, и мне искренне хотелось разобраться и понять, что и зачем ты делаешь. Это стало для меня возможностью познакомиться с огромной компанией, увидеть, как и с чем она работает, что такое инновации, меня захватила эта деятельность и возможности, которые я получила вместе с рабочими задачами. «Росатом» – уникальная структура, где все работает по-особому.

— Каким образом сейчас связаны инновации и атомная энергетика?

— Инновации в «Росатоме» – это постоянный поиск, адаптация, внедрение новых лучших практик, разработка технологий и подходов. Мы одними из первых начали использовать уровни готовности технологий (Technology Readiness Level). Такой подход позволяет оценить зрелость технологии, посмотреть, насколько она развита и каков ее потенциал в индустрии, какие элементы необходимо доработать. Сегодня в компании оценка технологической готовности выполняется для оценки конкретного инновационного продукта или технологии. Данная методология позволяет продиагностировать «процессные» НИОКР и при необходимости своевременно скорректировать техническое задание для снижения рисков недостижения измеримого результата.

— Расскажите о структуре «Росатома», можно ли переходить в разные подразделения?

— Госкорпорация «Росатом» – крупнейшая корпорация в России, объединяющая в себе более 350 предприятий и организаций, в которых работают свыше 290 тысяч человек. Поэтому действительно есть возможность не только вертикального роста, но и горизонтального. В своей карьере я переходила в разные дивизионы «Росатома», за счет чего расширяла свою экспертизу, получала новые навыки и опыт. Первый переход у меня был в «Науку и инновации», там я занималась реализацией научно-технических проектов, мы проводили конкурсы аванпроектов, формировали единый отраслевой тематический план. Таким образом создавали повестку как для дальнейших разработок, так и для дальнейшего развития компании.

Автор: Михаил Дмитриев/ НИУ ВШЭ

Мы работали с технологическими проектами, отбирали наиболее перспективные для развития, наблюдали за ростом, оценивали по методологии TRL и готовили к масштабированию. Потом мне сделали предложение перейти в медицинский дивизион – интегратор, аккумулирующий экспертизу «Росатома» в области здравоохранения. Ранее в дивизионе было недостаточно развито научное направление, поэтому стояла задача наладить работу подразделения и сделать работающий механизм. Я с интересом согласилась.

Плюс «Росатома» в том, что, хотя переходы и происходят в другие подразделения – по сути, новые организации внутри компании, они довольно плавные и дают много новых возможностей для роста.

Удобство в том, что в любой момент ты можешь скорректировать свой карьерный трек, найти более интересное направление и перейти в другую компанию внутри одной отрасли

Например, я многому научилась в научном направлении, с переходом в медицину появились новые задачи, к которым удачно применялся мой опыт, и получилось построить полностью инновационную вертикаль, выстроить процесс работы с научными и инновационными проектами. Помимо этого, удалось создать научно-технический совет, я снова получила уникальный опыт вместе с новым предложением о переходе в концерн «Росэнергоатом» на позицию директора по государственной поддержке. Этим я почти не занималась в рамках предыдущих задач, для меня это было определенным вызовом – попробовать что-то новое, посмотреть, как я справлюсь с ответственностью, увидеть результаты.

— Что вообще такое ядерная медицина?

— Это медицина, в которой используются технологии атомной отрасли, в том числе слаборадиоактивные вещества, так называемые нуклиды, для диагностики (сцинтиграфия) и терапии (радиотерапия). Но ядерная медицина не ограничивается диагностикой и терапией при помощи радиоактивных веществ. Это более широкое понятие, мультидисциплинарная область, в рамках которой взаимодействуют такие науки, как химия, физика, биология и механика. Один из ключевых проектов, который реализуется в организации, где я работала, – строительство радиофармзавода в соответствии с международными стандартами GMP. На базе завода будет производиться большая номенклатура радиофармпрепаратов для внутреннего и внешнего потребления и активных фармацевтических субстанций. Помимо этого, наша компания занималась разработкой, производством и дистрибуцией терапевтического и диагностического оборудования, а также строительством многофункциональных центров обработки медицинских изделий и пищевых продуктов, например для стерилизации или сохранения свойств продуктов.

— В чем заключаются ваши нынешние задачи в концерне «Росэнергоатом»?

— В первую очередь я занимаюсь планированием, мониторингом выполнения, формированием и направлением отчетности по программным документам Российской Федерации, нацеленным на поддержку развития атомной энергетики (в том числе государственной программе и комплексной программе РФ).

Автор: Михаил Дмитриев/ НИУ ВШЭ

Второй блок большой работы – вывод из эксплуатации объектов наследия. Это ядерно и радиационно опасные объекты, к которым относятся различные предприятия атомной отрасли, АЭС, а также научные организации, институты и медицинские учреждения, в которых использовались радиационные источники, ядерные материалы. Конкретно в нашем случае речь идет об атомных станциях. Это очень интересное направление, им до нас никто не занимался, мы делаем такое впервые, поэтому изучаем, продумываем, какие изменения необходимо внести в федеральные законы в рамках атомной энергетики.

Еще одна задача – работа с федеральным бюджетом, обеспечение оперативного привлечения источников господдержки в части федеральных РАО и энергоблоков наследия и планирования, мониторинга исполнения и отчетности.

— Как компания развивает свою академическую и экспертную составляющую?

— «Росатом» плотно взаимодействует с Российской академией наук. Помимо этого, в госкорпорации существует научно-технический совет, он был создан в 2007 году и включает в себя 12 советов по различным направлениям, таким как ядерная медицина, материалы и технологии атомного машиностроения, экология и радиационная безопасность, цифровые технологии и т.д.

Совет – постоянно действующий совещательный орган, который составляют высококвалифицированные эксперты, исследователи, технологи, инженеры, руководители мирового уровня. Когда я пришла в медицинский интегратор, мы по примеру общего научно-технического совета создали свой совет внутри компании. Нам были необходимы экспертные консультации в оценивании результатов работы. В наш совет входили и медики, и ученые, которые работают в университетских лабораториях.

Помимо этого, в «Росатоме» создана группа независимой экспертизы, которая привлекается извне для поддержки разных направлений. Компания постоянно сотрудничает с университетами и их лабораториями, где в том числе студенты ведут разработки новых материалов. Например, когда я работала в «Науке и инновациях», мы искали и развивали проекты, которые делают либо молодые ученые, либо команды ученых из разных университетов и компаний. Мы пропускали их через свой научно-технический совет и оценивали, насколько результаты работы ученых могут быть востребованы на рынке, не только отечественном, но и зарубежном.

Автор: Михаил Дмитриев/ НИУ ВШЭ

Подобная экспертиза помогала в дальнейшем получить продукт, который можно будет легко масштабировать и вывести на рынок. Эти проекты подтверждают тот факт, что коллаборация науки и бизнеса крайне важна, и такие крупнейшие компании, как «Росатом», являются мостиком между лабораториями и рынком, результаты такой работы – ключ к эффективности и реализации полезных проектов.

— «Росатом» как-то сотрудничает с университетами в плане привлечения и развития новых кадров?

— Естественно, у нас есть опорный вуз – НИЯУ МИФИ. Помимо этого «Росатом» активно работает с Ассоциацией высших учебных заведений «Консорциум опорных вузов Государственной корпорации по атомной энергии “Росатомa”». Это сообщество высших учебных заведений, созданное с целью координации деятельности в интересах атомной отрасли в сфере высшего, послевузовского и дополнительного профессионального образования, а также в научной сфере.

«Росатом» также участвует в жизни двух научно-образовательных центров, это УрФУ и Нижегородский университет. Запущена новая программа передовых инженерных школ, которую мы реализуем с разными техническими университетами по всей России (ТПУ, НГТУ, МИСИС, СПбПУ), мы также поддерживаем эндаумент-фонды в МИСИС и МИФИ. Еще мы являемся партнерами ИНТЦ МГУ и НИЯУ МИФИ в Обнинске.

Вообще каждый дивизион «Росатома» постоянно проводит активности, в частности конкурсы для студентов, приглашает их на стажировки, финансирует исследования, реализацию проектов, создание совместных лабораторий. В этом смысле «Росатом» развернут лицом к образованию и всегда открыт к сотрудничеству с университетами, это взаимовыгодный обмен, в результате которого появляется уникальная экспертиза и реализуются инициативы, меняющие нашу жизнь к лучшему.