• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

С переходом в онлайн фундаментальное образование переживает кризис, но дополнительное – наоборот, становится все более интересным и персонализированным. Проект Rebotica успешно влился в цифровой поток с профориентационными программами для детей, которые помогают школьникам делать самостоятельный выбор. Основатель Rebotica и выпускник Вышки Александр Киселев рассказал «Конструктору успеха», как Бизнес-инкубатор Вышки делает из тебя предпринимателя, где собирать данные о рынке образования, чем полезен Майнкрафт в занятиях со школьниками и что нужно знать для того, чтобы запустить свой стартап.

Как вы определили для себя направление, в котором хотелось учиться и развиваться, и как выбирали вуз?

Я сам из небольшого провинциального городка в Челябинской области, там я учился до 9 класса, а в старшую школу поступил в СУНЦ (специализированный учебно-научный центр) в Екатеринбурге. Хотелось поехать учиться в большой город, поскольку там больше возможностей. В Бауманку я попал случайно, по баллам и олимпиадам я проходил также в МФТИ, но опоздал с подачей документов. Я поступил на робототехнику и сразу оценил силу местного интеллектуального комьюнити.

Такое направление я выбрал потому что, что не интересоваться роботами невозможно – это очень привлекательно. Еще во время учебы я начал приходить в школы и рассказывать детям о технологиях. Помимо того, что заниматься роботами классно и захватывающе, я загорелся тем, чтобы дать этим ребятам еще в школе понимание того, что можно делать по жизни с удовольствием и где этому научиться.

В чем, как вы считаете, была ваша ошибка и в чем проблема выбора современных школьников?

С роботами до поступления в университет я никак не взаимодействовал, программировать вообще не умел. Просто у меня были хорошие знания по математике и физике при полном отсутствии работы с «железом». На курсе в Бауманке со мной оказались очень классные ребята, которые болели технологиями и прекрасно себя реализовали – например, сейчас один из них работает руководителем в очень успешном стартапе wheel.me в Норвегии.

Фото: Михаил Дмитриев

Проблема профориентации том, что в средней и старшей школах ребята фокусируются на том, чтобы хорошо сдать ОГЭ и ЕГЭ. Если придать этому процессу осмысленность и разбавить курсами или занятиями, которые раскрывали бы суть актуальных профессиональных направлений и рассказывали бы про вузы, где этому можно научиться, то индустрия фундаментального образования сильно пошла вперед. Очевидно, что сейчас востребованы люди, которые могут работать с цифровыми вещами и технологиями, продакт-менеджеры, ИТ-специалисты, дизайнеры. Надо дать понять школьникам, что это перспективно, что они смогут найти работу не только в России, но и за рубежом, потому что мир движется в этом направлении. Просто факты, ничего личного.

Ученики могут участвовать в несложных ИТ-проектах, делать сайты, программировать собственных роботов, словом – совершать первые и осмысленные шаги в сторону профессии. Даже если ребенок станет врачом или клерком в банке, ему обязательно понадобятся цифровые навыки и практическое понимание того, как работать в цифровой парадигме. ИТ-отрасль сейчас супер перспективна, и всем ясно, что гонка технологий не прекратится в ближайшие десятилетия.

Если родители и сам школьник с этим определились, то другой важный этап – из первых рук узнать о том, что предлагают вузы, кто там преподает, какие есть направления, какую карьерную помощь там могут оказать, что делают выпускники и т.п. Вузам крайне выгодно получать релевантных абитуриентов, из которых строится сильное комьюнити, и сам престиж университета со временем повышается вслед за успехами студентов и выпускников. В свое время мне таких знаний дать не смогли, а самому эту информацию не получить из отзывов, сведений на сайте или рейтингов.

Что вас подтолкнуло к идее заняться собственными проектами, а не работать на компанию?

На втором курсе я понял, что хочу создавать и продвигать что-то свое и приступил к разработке собственных проектов. Мы с командой разрабатывали софт, помогающий строить оптимальную траекторию движения сельскохозяйственной техники, и в итоге победили в конкурсе «Умник» от фонда Бортника. Хоть реализация проекта не увенчалась видимым успехом, но это был важный опыт, где сугубо научный подход соотнесен с реальными нуждами рынка и потенциалом к продвижению.

Что именно формирует и поддерживает бизнес-навыки?

Самые классные и успешные проекты в мире делают люди, которые воплощают свою идею потому, что просто не могут делать ничего другого. В Rebotica я изначально хотел реализовать себя, вложить в продукт близкие мне ценности, а не продвигать чуждые идеи. Мной всегда движет интуитивная потребность в самореализации. Когда кто-то говорит, что стал бизнесменом, чтобы не иметь начальника, это неправда – нужно смотреть глубже.

В твоем собственном проекте возникает куча «начальников» – это клиенты, сотрудники, инвесторы, под которых ты выстраиваешь процессы

В начале предпринимательской карьеры думать о свободе от начальников – нормально, по крайней мере, это является стимулом. Для того, чтобы начать свое дело, нужно иметь только желание, к которому постепенно прилагаются целеустремленность, упорство, способность переживать негативный опыт и делать выводы, не теряя личных амбиций. В этом непростом процессе ты прокачиваешь свои лучшие качества и находишь что-то новое, нужное, поскольку изобретать велосипед бессмысленно. Мне в вопросе самоопределения как предпринимателя очень помог Бизнес-инкубатор Вышки. Знания, которые он мне дал, стали фундаментом для моего проекта.

Rebotica в вопросах профориентации сотрудничает со школами или действует сама по себе?

В Москве образовательному стартапу встроиться в основную программу школьной системы на равных правах крайне трудно в силу регуляторных ограничений. Поэтому с проектом Rebotica мы пошли в сектор школьного дополнительного образования, где сотрудничество возможно, не без осложнений. Кроме того, это требует специфических финансовых взаимоотношений. Москва составляет порядка 30% от общего рынка допобразования в России, более 80% школьников учатся в обычных школах – это огромная аудитория, к которой хотелось прийти.

Идея Rebotica появилась в августе 2017 года, потом еще год я пытался найти бизнес-модель на этом сложном рынке, погружался в его специфику. С августа 2018 года мы начали активно действовать – запустили классы в 17 московских школах, а на второй год у нас было уже 35 работающих классов и порядка 15 на запуске. Рынок офлайн-классов в московских школах сильно изменился, сейчас даже родителей не пускают в школу на собрания, не говоря уже о частной организации с кружками. Это побудило нас быстро перестроиться в сторону онлайн обучения один на один с преподавателем.

В чем заключалась идея проекта Rebotica, что за продукт вы предлагаете детям?

Я начал с робототехники и того, как вокруг этого можно строить обучение и карьеру в будущем. Идея трансформировалась в более цельный подход, когда можно наряду с роботами показать детям и другие перспективные направления. Это, например, 3D-моделирование, программирование, что дает понимание современных профессий и возможность попробовать себя в них уже сейчас. Занятия в Rebotica позволяют выбрать ребенку в будущем ту или иную профессию уже не вслепую, а с пониманием. Не обязательно всем быть программистами, но чтобы понять, что это не твое, нужно попробовать. На данный момент мы отобрали самые популярные и востребованные на рынке направления и адаптировали их для занятий с детьми, добавив игровые элементы. Это медиа, ИТ и дизайн. С переходом в онлайн робототехнику пришлось отложить, поскольку «зума» для таких занятий очевидно недостаточно.

Фото: Михаил Дмитриев

Ребенок делает свои проекты по определенной системе, получает результаты, осмысляет и профориентируется. Перед началом занятий ребенок сам выбирает направление, которое ему интересно, и потом так же сам определяет, куда хотелось бы двигаться дальше. Нравится снимать – видео-блогинг, работать с изображением – 3D-моделирование, строить из блоков – Майнкрафт и т.д. Принимая самостоятельно решения и видя свои результаты, ученик впоследствии формирует индивидуальную траекторию обучения, на мой взгляд, это очень честная «школа».

Исходя из каких предпосылок вы определяете полезные для школьника направления и ученики какого возраста могут у вас заниматься?

По мере развития проекта мы отошли от старшеклассников. Наш продукт конкурировать с ОГЭ и ЕГЭ не может по определению. А у людей есть четкое понимание: лучше ребенок сдаст ЕГЭ на 250+ баллов и поступит на бюджет, чем будет заниматься каким-то программирование или дизайном. Спорное утверждение, но доказывать рынку обратное я не хотел, слишком долго и дорого. Поэтому сейчас мы работаем с детьми с 1 по 8 класс.

Понятно, что менеджмент и все, что связано не только с хард, но и во многом с софт скиллз и установившимся мировоззрением, ребенку давать рано. Поэтому мы выбираем прикладные направления, исходя из тех актуальных сфер, которые представлены сейчас на рынке и активно развиваются. Мы раскладываем занятия в рамках этих направлений на простейшие задачи и думаем: может ли ребенок 10-12 лет сделать это? Затем утверждаем доступный для решения задач инструментарий. Например, сейчас сделать сайт может кто угодно, при этом перед ребенком мы стараемся всегда ставить цель – для чего этот сайт, что он в нем хочет рассказать, почему он так функционирует? В результате школьник учится не просто делать, но осмысленно делать и излагать в этом свою идею.

В выборе задач мы исходим не только из субъективных соображений. Сначала мы изучаем статистику порталов вроде hh.ru, анализируем запросы рынка на определенные направления, измеряем зарплаты и перспективность компаний. Потом формируем пул компетенций, которые стоило бы развивать в детях для успеха в карьере, и раскладываем их на простейшие задачи и проекты. Мы подбираем инструментарий, который можем использовать в своей образовательной программе и доступный для детей, и все это вместе стараемся совмещать с игровыми механиками. Все дети любят играть! Если уж ребенок обожает Майнкрафт, так пусть проводит там время с пользой.

Насколько я знаю, на западе много внимания в школе уделяется именно формированию софт-скиллов и некоему портфолио, которое сыграет роль при поступлении в университет. Как опыт, полученный в Rebotica, может пойти на пользу в плане такого вот «портфолио»?

Мы, скорее, сфокусированы на личностном развитии ребенка, хотя проекты, которые он делает, можно считать первым любительским опытом. Мы не сотрудничаем с европейскими вузами, сертификаты не выдаем, пользы для классического портфолио при поступлении в европейские вузы от нас сейчас нет никакой. Мы только планируем сделать этот шаг, но сейчас находимся в сфере малого бизнес, при этом – держим фокус на росте.

В Rebotica в основном занимаются дети от 9 до 14 лет, и это тот самый возраст, когда происходит разделение на «нравится» и «должен»

Например, в первом классе заставить ребенка ходить в музыкальную школу легко, но в третьем он не пойдет, если не хочет. У него появляются личные интересы – исходя из этих интересов и близких ребенку занятий мы выстраиваем способы личностного развития.

Конечно, в смысле профориентации школьнику будет очень полезно участие в чемпионате JuniorSkills или олимпиаде. Портфолио с таким содержанием может дать дополнительные баллы при поступлении в университет. Наша задача однако состоит не в том, чтобы ребенок поступил в вуз, а в том, чтобы он выбрал его сам и учился тому, в чем может стать лучшим.

Почему вы сами, будучи вполне довольны образованием в Бауманке, решили учиться дальше?

С того момента, как я определил для себя, что буду заниматься собственным делом, то стал думать, чего мне для этого не хватает. В итоге я пришел к выводу: хочу руководить технологической разработкой. Я изучил массу магистерских программ и выбрал Вышку, куда в итоге только и подал документы. Программа «Управление исследованиями, разработками и инновациями в компании» четко отражала мои потребности. Я хотел научиться выстраивать технологические команды и создавать продукты, которые будут востребованы на рынке.

Но главную пользу мне оказал Бизнес-инкубатор Вышки. На программе я узнал, что есть такая классная стартап-тусовка, что там проводится конкурс, участвуя в котором можно получить немного практического опыта (на самом деле, он оказался огромен) и даже выиграть грант на реализацию стартапа.

Я решил попробовать предложить свой проект в Бизнес-инкубатор, но не ожидал, что это так сильно изменит мою жизнь

Магистратура дает очень фундаментальные и порой слишком академические знания даже в прикладной области, мне же были нужны практические, стратегические, конкретные знания. Я и до этого занимался научными разработками, которые пытался реализовать в виде двух стартапов, теперь же у меня появился новый проект Rebotica и требовал определенных бизнес-навыков. Он возник в тот момент, когда я поступил в магистратуру, и совпал с моим личным опытом осознанного выбора, так что я четко понимал, какую пользу могу с ним принести, но не хватало знаний – как это сделать.

Какую поддержку в реализации проекта оказывает Бизнес-инкубатор?

Он помогает не с реализацией проекта, а с формированием личности предпринимателя, то есть буквально вправляет мозги и затачивает мышление на бизнес. В инкубаторе есть возможность разобраться с тем, что такое рынок, определить цели, научиться работать с данными. Если ты что-то делаешь и хочешь это продать, но не можешь измерить результаты цифрами, то не будет и выводов, следовательно и рабочий процесс превратиться в хаос.

Фото: Михаил Дмитриев

Под контролем опытных предпринимателей в Бизнес-инкубаторе ты можешь делать мини-эксперименты с неочевидными для себя результатами, а главное – с пониманием их причинно-следственных связей. С тобой делятся инструментами, универсальными в использовании и на других проектах. Очень ценно получить совет от зрелого предпринимателя, который имел дело с выручкой и лично наступал на грабли, а ты их сможешь избежать.

В чем ключевой недостаток и запрос рынка дополнительного образования в России? Как вы его изучали?

Я изучал исследования и отчеты компании EdMarket и анализировал проекты, уже существующие на рынке. Но не это оказалось важным. Гораздо важнее было понять, кто такой школьник, чем он живет, чего ему недостает и т.п. На старте проекта Rebotica я устроился педагогом допобразования в обычную школу – как раз на первом курсе Вышки – придумал кружок и начал рассказывать детям о технологиях. Так я занимался и общался с ребятами, чтобы понять – как и под влиянием чего они меняются. Эта работа также дала мне понимание рынка образования, я смотрел на школу изнутри.

Работая в школе, я понял, в чем лежат образовательные тренды – в механике взаимодействия ребенка с учебой и с родителями

Начиная с 3-4 класса весомую роль в выборе кружка играет сам ребенок. Он должен показать желание чему-то обучаться, и тогда родители могут начинать искать варианты. Способность объяснить ребенку то, как мы можем вложить их желания во что-то реальное, прикладное, стала смыслом и даже конкурентным преимуществом развития собственного проекта на рынке допобразования.

Дети приходили после моего занятия и говорили: мама, папа, я хочу заниматься робототехникой. Исходя из общего количества учащихся в школе и числа тех, кто записался на мое занятие, у меня сложилось числовое понимание того, насколько удачным может быть проект на практике и, говоря бизнес-языком, какое количество клиентов я смогу получить, затратив определенное количество времени и охватив конкретную аудиторию. Так появилось и количественное определение моего проекта, а также схема примерной коммерческой отдачи на конкретном, московском рынке.

Rebotica – все же проект не совсем про деньги и заработок. Считаете ли вы себя mission-driven бизнесменом? Как формулируете социальную пользу от своего проекта?

Rebotica – в первую очередь, коммерческий проект, но у него есть миссия. Мы хотим сделать подрастающее поколение осознанным, счастливым и конкурентоспособным. Полная зависимость ребенка от мнения родителей – миф. Дети могут делать правильные выводы, самостоятельно совершать шаги и достигать успеха.

Наряду с образованием, переместившимся в онлайн повсеместно, как вы справляетесь с полным переходом в цифру?

Для нас онлайн-формат оказался более результативным, чем офлайн, поскольку мы можем вести занятия персонально. До этого мы также пробовали групповое обучение, что требовало несколько другого выстраивания курса с учетом развития навыков командной работы и коммуникации в целом. В личностном развитии ребенка эти качества очень важны, но наша основная цель – профессиональное самоопределения ребенка. В этом случае персональное обучение будет более эффективным, поэтому переход в онлайн мы пережили с большим плюсом.

Фото: Михаил Дмитриев

Онлайн позволяет собирать данные. Мы знаем, сколько по времени прошло занятие, опоздал ли педагог, что сделал ребенок на занятии и так далее. Эти данные позволяют делают правильные выводы и делать наш продукт лучше.

Какие советы вы можете дать человеку, который собирается реализовать образовательный стартап?

Самое классное, когда вы слушаете себя и понимаете, что просто не можете этим не заниматься. Если вы горите идеей, нужно обратить внимание на цель: я хочу заработать денег? Сколько? Может, я просто хочу делать социально значимый проект? Или самореализоваться в любимом деле? От финансовой цели зависит ваш рынок. Сделать компанию на $100 млн на стагнирующем рынке в $20 млн невозможно. На рынке можно искать проблему, а дальше появится идея.

Дальше, сформулировав идею, нужно начинать общаться с пользователями и не тянуть с апробированием продукта. Поначалу нужно сделать все быстро, на коленке, с косяками, не бояться негатива от пользователей и предлагать свой продукт таким, каков он есть. Это даст большое понимание будущего, которое есть у проекта – чем быстрее ты узнаешь от людей, что им надо на самом деле, тем качественней и востребованней можешь упаковать свою идею и продать.

Rebotica – ваш единственный проект или у вас есть и другие идеи в запасе?

Я полностью сфокусирован на этом проекте и ничего другого не планирую. Я верю в него, это моя боль, я хочу попытаться сделать из Rebotica большую компанию, поскольку вижу перспективы. Это особенно актуально сейчас, когда произошел сдвиг в пользовательских привычках.