• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

 

Андрей Рубан

Генеральный директор образовательного центра «Точка Отсчёта».

Окончил факультет психологии (сейчас образовательная программа «Психология») НИУ ВШЭ.

В 2003 году начал проводить тренинги в таких компаниях, как ЛУКОЙЛ, Альфа-Банк, Microsoft и других.

В 2009 году в Вышке основал «Тренинговый центр», создал программу по развитию и повышению квалификации бизнес-тренеров и тренеров личностного роста. Позже разработал программы тренингов «Точка Отсчёта», «Прорыв», «Лучший в компании».

В 2010 году основал собственный тренинговый центр «Точка Отсчёта».

«Я создаю сообщество счастливых людей»

Конструктор успеха


О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Зарабатывать на неуверенности в себе не зазорно, особенно если это не просто бизнес, а благородная миссия. Выпускник Вышки, психолог и тренер Андрей Рубан, рассказал о том, как можно получить предпринимательский опыт в университете, почему творчество служит фундаментом жизни, как сарафанное радио становится маркетинговой стратегией и что делать после того, как обретешь личное счастье.

Почему для того, чтобы проводить тренинги, важно было окончить именно Вышку, а, скажем, не ГИТИС?

Не буду говорить о профессиональных знаниях — это очевидно. Но не только университет определяет тебя как профессионала, хотя его роль огромна, и особенно в случае с Вышкой. Есть хорошее слово networking: масса людей, с которыми я взаимодействую и встречаюсь в разных компаниях, окончили Вышку. Потому что Вышка — в очередной раз про связи. Это не только знания, но и бренд, который все хорошо знают. Вуз влияет на формат людей, которые тебя окружают, на качество мышления, которое выработалось за годы учебы, и атмосферу, которую ты впитал. Вышка во многом свободна, в отличие от старейших вузов России и мира, где все давно бюрократизировано, и если ты хочешь сделать что-то новое не только для себя, но и для университета, у тебя получится, и на новшество не будут смотреть как на инородное тело. В Вышке и под влиянием ее, а не чего-то еще я основал вместе с одногруппниками студенческую организацию «Школа тренинга». А начал с того, что просто перевелся с одного факультета на другой.

Почему и как это произошло?

Я тонул в экономике, понял, что не мое, и захотел перевестись на факультет психологии с первого курса менеджмента. Спасибо декану психфака Алле Константиновне Болотовой, которая посмотрела на меня и сказала со вздохом: «Приходи». Я был спасен и оказался единственным психологом, который вместо биологии знает экономику и латынь. Пришлось наверстывать недостающие знания: когда все несли сдавать учебники в библиотеку, я перехватывал их на стойке и забирал домой. Лета у меня не было, но осенью я успешно сдал все экзамены. Для меня эта переподготовка была глотком свежего воздуха.

Если суммировать все деньги, которые мною заработаны, 95% свалились благодаря сарафанному радио.

Раньше казалось, что мне интересны деньги, но на самом деле — люди, которые их способны создавать. Поэтому я пошел на отделение организационной психологии — и не жалею, а сейчас углубляюсь в психологию личности. Невозможно просчитать свою траекторию идеально, но могу сказать точно: если оказался в Вышке, шансов провалить свою жизнь у тебя практически нет. Вышка не про то, будешь ли ты успешен, а про то, когда и насколько. Главное — не лениться и не отказываться от проектов, которые сами идут тебе в руки.

А как насчет актерского мастерства и «страха сцены»? Мне кажется, одних знаний в области психологии мало, чтобы убеждать неуверенных людей.

У меня такой склад характера, что с детства было легко с людьми. Но если в процессе похода к мечте сразу ставить высокую планку — например, выступить перед пятью тысячами вместо десяти человек, — можно поседеть и сломаться. Я шел к этому постепенно и был готов внутренне, когда полтора года назад выступил в «Лужниках» перед пятитысячной аудиторией. Можно долго читать книгу о том, как пробежать марафон, но, пока ты этого не сделаешь, дело не сдвинется. Человека делает опыт жизни, и, когда я кого-то принимаю на работу, мне важно, как человек проявлялся, через что прошел сам, не только сидя за партой и читая конспекты лекций.

Фото: Михаил Дмитриев

А как проявились вы на этапе начала карьеры?

Создал вместе с одногруппниками «Школу тренинга». Она появилась для того, чтобы психологи не ждали практики до 4-го курса, а получали ее уже на втором. Я пошел к декану и сказал: «Мы хотим работать с людьми». И хотя в ответ услышал: «Вы еще маленькие», что была чистая правда, в тот же день была образована «Школа тренинга», но не на факультете психологии, а общеуниверситетская. Сейчас ребята-психологи и студенты других факультетов передают ее по наследству, и она развивается своим курсом уже без нас, хотя многие из начатых нами инициатив поддерживаются по сей день.

Ваша связь с Вышкой сейчас продолжается?

Я ушел из университета, не доучившись в магистратуре: пришлось сделать тяжелый выбор между учебой и рабочими командировками. Спустя два года мы встретились с Татьяной Юрьевной Захаровой, а ее можно назвать крестной мамой всех студенческих организаций Вышки, и она предложила мне подумать над концепцией тренингового центра при университете. Это было органичным развитием идеи студенческой организации. Уже через четыре дня при Вышке было сформировано подразделение «Тренинговый центр», которым я руководил целых два года. Там и родились все основные тренинговые программы, которые я применяю в своей практике. Вышка для меня — стартовая площадка бизнеса и опыта, потому что участие в студенческих активностях — во многом прототип предпринимательства. Многие мои друзья-вышкинцы, кто прошел школу студенческих организаций, делают сейчас ровно то же, только уже не в стенах университета.

Положим, есть диплом, знания, дорогой костюм, но как себя продать людям?

Для того чтобы показать себя в деле, мне нужно минут пять. В моем случае это переговоры: когда у клиента есть запрос, он этот запрос сопоставляет с тем, что сейчас видит и чувствует. То есть со мной. Конечно, у меня за плечами опыт, и я о нем рассказываю в первую очередь. Клиенту важна моя способность понимать суть проблемы, диагностировать, подбирать нужные «инструменты» и взаимодействовать с его проблемой. Главное — дать это понять быстро. Принцип тот же, что и в пиаре: знать продукт, то есть себя. Это и убеждает в необходимости его приобрести. Еще важно наблюдать и подстраиваться, считывать клиента, как сканер.

Какой самый важный инструмент успеха после «самоуверенности»?

Второй элемент успеха — сарафанное радио. Это инструмент тотального доверия. Людей невозможно заставить врать в таком масштабе. Только получив желаемое, они охотно готовы разделить радость с другими. Ровно так же происходит в моем случае. Русскому человеку не нужно объяснять маркетинговую пользу сарафанного радио. При этом в силу его стихийности оно не включено в маркетинговые практики, и профессионалы его побаиваются. А я очень просто отношусь к этой практике: благодарные люди — лучшая реклама. Если суммировать все деньги, которые мною заработаны, 95% свалились благодаря сарафанному радио. Люди продают людей. Эта архаичная схема будет работать всегда.

Фото: Михаил Дмитриев

Расскажите, как создавался ваш бизнес.

Я вместе с моим партнером Адель Шадриной создал тренинговую компанию. Главное — сделать визитки с большими буквами «ТРЕНЕР». (Смеется.) На самом деле у моей команды быстро сформировалась миссия, которая стала заряжать меня больше, чем формальные цели и результаты. Она такова: мы создаем сообщество счастливых людей, которые занимаются делом своей жизни и делятся друг с другом лучшим, на что они способны. И сколько работаем с людьми в рамках нашего проекта, только этим и занимаемся, поэтому моя работа проста: я создаю сообщество счастливых людей. Самая известная тренинговая программа, которую я создал, называется «Точка Отсчёта». Программа оправдала себя еще в Вышке: сначала ее прошли студенты и выпускники, потом их друзья и родственники, включая бабушек, дедушек и детей, а кто-то приводил даже своих офисных боссов.

В чем уникальность тренинга и что он меняет в жизни людей?

Идея «Точки Отсчёта» родилась в Вышке в 2009 году, а сейчас это самостоятельный проект. В Вышке мы вели его бесплатно, но уже несколько лет делаем платным, и предназначен он не только для открытых групп, но и для коммерческих организаций, которые тренируют сотрудников. У каждого человека есть пожелание — жить простой и при этом полной жизнью. Но где эту жизнь взять? Психология дискредитировала себя количеством тупиковых способов себя замучить, и в целом у людей появилось недоверие к тем, кто ищет себя: если ты скажешь, что был у психолога, на тебя посмотрят косо, скажешь, что был у психотерапевта, — могут вообще уйти. Такое опошливание сферы, с одной стороны, удручает, но, когда люди оказываются в тренинговом зале и благодаря упражнениям приобретают понимание того, в чем раньше сомневались, это доказывает правду науки.

Люди просто ленятся думать, поэтому у психологов всегда есть работа.

На тренинге мы последовательно работаем с каждой из ключевых сфер жизни: здоровье, работа, образование, деньги, семья, любовь и творчество. Они есть в жизни каждого человека, и если есть дисбаланс в одной из них, то происходит что-то неприятное. Но увидеть, откуда идет дискомфорт, получается не всегда. Более того, есть вещи, к которым мы просто привыкаем. Например, нам нужно здоровье, чтобы иметь энергию, которая позволяет питать наши амбиции в работе и быть эффективными. Чтобы жизнь не превращалась в болото, надо расти, и это образование, а когда я расту, растут и деньги, а они, в свою очередь, добавляют стабильности семье. Для жителей мегаполиса, пораженных либеральностью и максимализмом, семья и любовь — спасение от одиночества и множества уродливых способов компенсировать это с помощью выпивки, наркотиков и т.п. И цепочка раскрывается пошагово, но верно.

Люди просто ленятся думать, поэтому у психологов всегда есть работа. Мы в течение тренинга занимаемся тем, на что у человека находится не более пяти минут в день: подумать о своей жизни. В идеале с помощью тренинга мы идем к образу жизни на 100%. Там, в зале, люди понимают, что это не мистика, а реальность. Главное — понимать, что дальше делать, и с этим люди уходят с тренинга. В самом себе мы носим и не видим образ той жизни, которой хотим жить.

Не проще ли использовать гипноз или хитрые методы зомбирования, нежели убеждать в том, что не очевидно?

Тыкать в грудь клиента пальцем и говорить «ты — лидер» неправильно, это манипуляция. Моя фишка в исключительной внимательности к человеку. Они приходят на тренинг и уже знают ответы на свои вопросы. Дальше убедительно делают вид, что в чем-то запутались, ищут выход, проверяют себя и признаются себе же в том, чего хотят на самом деле. Когда ответы приходят изнутри, это самый мягкий и гармоничный путь исцеления.

Есть ли недовольные и как вы с ними боретесь?

Я с ними не борюсь. У меня на тренингах никто не сопротивляется, потому что я не нападаю: человек хрупок, и всякого можно задеть. В тренингах личностного роста давление используется как способ выбить из тебя всю дурь. По-своему это дзен, когда учитель бьет тебя посохом по лбу за неверный ответ на философский вопрос. Только в психологии удар больнее и можно нанести глубокую травму. Поэтому я работаю мягко и с теми, кто открыт.

Фото: Михаил Дмитриев

Что больше всего хотят прокачать люди?

Все хотят денег и любви. Иногда здоровья. Но мой контингент в 25-35 лет еще здоров. На мой взгляд, самый важный, но, может, неочевидный аспект на прокачку — это отношения с собой, с семьей и интересы. Это я говорю как практик: люди приходят за одним, а ответы получают из других областей. Например, из увлечений они находят то, что толкает всю их жизнь, из отношений с семьей получают стабильность, от мира с собой — состояние внутреннего комфорта, которое влечет за собой успех и в любви. За два дня по 12 часов (да, тренинг «Точка Отсчёта» интенсивный) у них есть время в этом разобраться.

Бывают ложные тренеры и губительные психологические подходы или их отсутствие?

Бывают. Рекомендую всем туда тоже сходить и почувствовать, что тебе там больно и вредно. А потом найти смелость встать и уйти — борись за себя и будь смелым. Это тоже отличная практика — не позволять себя прогибать.

Запад уже научился доверять бизнес-психологии, как насчет нас?

 

9000

человек прошли тренинг «Точка отсчета» с 2009 года.

 

Я очень люблю кризисы. Пережил уже несколько. Это шикарная проверка состоятельности жизненной философии людей — у многих случается адская паника. Варианта два: «боже, как жить» и «ура, наконец-то займусь собой». Это определяет тебя: либо ты успешен, пока все хорошо, либо ты успешен несмотря ни на что. Если не считать стабильного корпоративного сектора, перемены подкидывают нам работы. И не нужно думать, что это какая-то магия или шоу. Просто тренинг и коучинг — это метод, который работает. И если бы это был обман, их бы не существовало и цены на тренерские услуги не росли бы с каждым днем.

Когда вы поняли, что на этом доверии можно построить бизнес и зарабатывать?

Один участник нашего тренинга сказал: «Ты должен делать то, что ты делаешь». Я тренер потому, что не могу им не быть. И рынок тут ни при чем, потому что деньги здесь — прямое следствие.

Как самоутверждаетесь помимо работы: горы, женщины, машины?

У всех нас есть функция поиска половины: когда поиск заканчивается, это шанс для личного рывка. Мой поиск закончен, я счастлив и создаю себе испытания: планирую третий раз покорить Эльбрус, но если тогда шел ради себя, то сейчас я пойду для того, чтобы все взошли вместе со мной. И мне приятна эта внутренняя перемена. Потом собираюсь пробежать марафон.

Все материалы рубрики