• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Национальный исследовательский университет Высшая школа экономикиНовостиНаукаНа Апрельской конференции обсудили местное самоуправление и гражданскую самоорганизацию

На Апрельской конференции обсудили местное самоуправление и гражданскую самоорганизацию

С 20 по 22 апреля в рамках XVII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества работала секция «Местное самоуправление и гражданская самоорганизация. Среди докладчиков, прошедших для участия конкурсный отбор, оказались исследователи НИУ ВШЭ, в том числе сотрудники Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, а также других вузов и научных институтов России и зарубежных стран. На сессиях присутствовали эксперты и практики третьего сектора и местного самоуправления.

Состоявшаяся конференция стала юбилейной для секции под руководством директора Центра Ирины Мерсияновой. В нынешнем году в десятый раз обсуждение вопросов самоорганизации и развития гражданского общества происходило в данном формате, то есть для него была выделена отдельная площадка. Юбилей секции совпадал с аналогичной круглой датой мониторинга состояния гражданского общества, который тоже ведётся в НИУ ВШЭ на протяжении десяти лет.

В течение трёх дней работы секции состоялось одиннадцать тематических сессий, объединявших по несколько докладов и включавших выступления дискуссантов, ответы на вопросы и заинтересованное обсуждение слушателей, которых, по оценкам организаторов, за три дня работы набралось не меньше 250 человек.

Третий сектор сложен и неоднороден

Особое место в программе занял почётный доклад Лестера Саламона, профессора Университета имени Джона Хопкинса и научного руководителя Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора, созданной почти 3 года назад в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора. Своё выступление Лестер Саламон посвятил реконцептуализации третьего сектора, который, заняв нишу между бизнесом и государственными структурами, сегодня не ограничивается рядом формализованных НКО, безоговорочно входящих в его состав, но представляет собой сложную неоднородную совокупность.

Если изначально к третьему сектору принято было относить институционализированные организации с вовлечёнными в их деятельность наёмными работниками и волонтёрами, отвечающие общему признаку запрета на распределение прибыли между участниками, то со временем стало очевидно наличие других форм социально значимой активности, которые представляют интерес для исследователей НКО и гражданского общества. Специфика культурных традиций и правового регулирования в разных странах Европы обусловливает многообразие критериев, применимых для оценки акторов третьего сектора. Вместе с тем предлагаемый новый расширенный подход к его концепции означает изучение наравне с официально зарегистрированными некоммерческими организациями проявления индивидуальных инициатив, проектов социально ответственного бизнеса и иных феноменов самоорганизации гражданского общества.

Деятельность на местах

Две сессии конференции затронули вопросы развития местного самоуправления и самоорганизации населения по месту жительства. В частности, результаты научной работы о неформальных моделях взаимодействия муниципальных руководителей изложила Екатерина Митрошина в докладе, подготовленном в процессе полевого исследования под руководством Юрия Плюснина. Стратегии соперничества, соподчинённости, сотрудничества или избегания взаимодействия на практике в большей степени, чем декларируемые принципы открытости, прозрачности и этичности в публичном управлении, демонстрируют свою эффективность, причём условия конкуренции за ограниченные ресурсы делают первые две модели предпочтительными для стейкхолдеров.

Наравне с деятельностью органов местного самоуправления рычагом решения социально значимых вопросов на местах выступает институт территориального общественного самоуправления (ТОС), подробно изученный Игорем Шагаловым (ВятГУ) и Леонидом Полищуком (НИУ ВШЭ). Эмпирический материал доклада составили результаты ряда опросов, проведенных в г. Киров, где действует несколько сотен ТОС. Из оценки регрессионных моделей видно, что предпосылками формирования территориального общественного самоуправления выступают традиционные составляющие социального капитала: развитые социальные связи, доверие и готовность к взаимопомощи.

Исследователи пришли к выводу, что чаще всего мотивом создания ТОС становится желание получить материальную поддержку муниципальных властей для целесообразного использования имеющихся ресурсов, после чего срабатывает так называемый «эффект мультипликатора»: бюджеты реализованных проектов более чем вдвое превышают стартовое бюджетное финансирование, то есть частичная помощь власти превращается в катализатор дополнительного сбора средств и аутсорсинг муниципальных услуг местным сообществам способствует накоплению социального капитала.

Оценка социального капитала внутри населённых пунктов также привлекла внимание авторов проекта доклада «Городские локальные идентичности как основа формирования устойчивых местных сообществ». Группа исследователей использовала эмпирический материал по Владимиру, Смоленску и Ярославлю (полевые качественные и количественные исследования) для выработки на базе выявленных локальных идентичностей рекомендаций по совершенствованию имиджа городов и повышению уровня солидарности жителей. В ходе проделанного исследования, хотя во всех трёх отобранных для ситуативного анализа городских сообществах было зафиксировано наличие локальной культурной идентичности, которой жители придают большое субъективное значение, не удалось установить чёткую корреляцию со склонностью к солидарности.

Участие россиян в публичных слушаниях на данный момент остаётся крайне низким и охватывает лишь 3% населения России

О роли социального капитала в постурбанистическом развитии России было сказано и в докладе исследователей Южного федерального университета Григория Дончевского, Анны Ермишиной и Людмилы Клименко. Современный общественный уклад формирует у населения ценностные ориентации, учащающие случаи миграции из городских населённых пунктов в сельскую местность. Прогрессивные технологии делают для людей, стремящихся к подобной самостоятельной организации труда, возможными коммуникативные процессы и получение дохода. Среди постурбанистов, отобранных для глубинных полуструктурированных интервью (география опроса: Ростовская область, Краснодарский край, Калужская область, Московская область), исследователи выделяют два типа мотивации: ориентация на доиндустриальные технологии жизнеустройства и стремление к повышению до известных экономических пределов технологического уровня своей жизнедеятельности по сравнению с городом.

Обнародованием результатов социологического опроса, реализованного исследовательской группой Пермского филиала НИУ ВШЭ, стало выступление Сары Спенсер об условиях для территориального общественного самоуправления в российских регионах. Поскольку развитие и успешность функционирования ТОСов непосредственно зависит от их способности взаимодействия с иными организациями, представителями бизнеса, третьего сектора и государственными органами, представляется важным рассмотреть политический и социо-экономический макроконтекст, в который помещены местные сообщества. В качестве объяснения отсутствия явной корреляции между экономическими переменными и численностью ТОС в регионе авторы исследования предполагают существование органов территориального самоуправления двух категорий: функционирующих непосредственно по инициативе граждан и в соответствии с решениями местных чиновников.

Одной из форм участия населения в местном управлении и обсуждении вопросов локального значения являются публичные слушания. Факторы вовлечённости в них граждан, среди которых справедливо назвать как политику государства, так и инфраструктурные возможности конкретного региона представили в своём докладе Ирина Корнеева и Ирина Мерсиянова (НИУ ВШЭ). В результате всероссийского опроса методом личного интервью исследователи пронаблюдали взаимосвязь участия россиян в публичных слушаниях, которое на данный момент остаётся крайне низким и охватывает лишь 3% населения России, с независимыми переменными, раскрывающими социально-демографические и экономические характеристики индивидов.

НКО и социальная сфера

Отдельная сессия содержала обсуждение социальной сферы как важнейшей «точки пересечения» государства и гражданского общества. В докладе ведущего научного сотрудника Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора Владимира Беневоленского шла речь о развитии межсекторного сотрудничества в данной области на пространстве стран постсоциалистического транзита. Участие НКО в оказании социальных услуг существенно отличается между странами, не проходившими периода социалистического развития, и странами Центральной и Восточной Европы, а также России, где межсекторное партнёрство замедлено рядом факторов, среди которых низкий уровень общественного доверия к профессионализму НКО и отсутствие действенных механизмов привлечения профильных организаций к формированию государственной социальной политики.

В выступлении директора Центра гражданского анализа и независимых исследований Светланы Маковецкой были рассмотрены перспективы доступа институтов гражданского общества к формированию внутриполитической повестки дня в вопросах социального реформирования. Ключевой задачей в данном вопросе следует считать создание устойчивых форм вовлечения некоммерческих организаций в процессы соуправления. По результатам экспертного опроса исследователи выявили неблагоприятные параметры среды, требующие внимания и устранения; среди них недостаточная готовность властей к сотрудничеству с третьим сектором, несовершенство нормативно-правового регулирования взаимодействия на местном и региональном уровнях, недоступность для субъектов некоммерческого сектора современных технологий участия в административной и бюджетной реформах.

Некоммерческие организации могут использовать для доступа к формированию социальной политики как официальные каналы, так и неформальные личные связи с полномочными лицами и органами

Сотрудница Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора Улла Папе презентовала выполненный в соавторстве с коллегами Александром Зверевым и Юлией Скоковой анализ становления влиятельности НКО в социальной сфере в российских регионах с разным уровнем экономического развития и активности институтов гражданского общества. Некоммерческие организации могут использовать для доступа к формированию социальной политики как официальные каналы (специализированные муниципальные и региональные учреждения по работе с публичными обращениями и инициативами), так и неформальные личные связи с полномочными лицами и органами. Благоприятствует росту влияния НКО совпадение их целей с приоритетами политики, проводимой местными властями, а также их компетентность, которая побуждает чиновников прислушиваться к мнению экспертов третьего сектора в специализированных вопросах.

Государственная поддержка НКО

Немаловажным вопросом, заслуживающим специальных сессий, стоит признать отношения третьего сектора с государством. Ряд докладов объединила тематика государственной поддержки, оказываемой в России некоммерческим организациям; другой блок выступлений касался, главным образом, формата взаимодействия государства с гражданским обществом.

В докладе Дамира Мусина (межрегиональная общественная организация «Общество развития продуктивных инициатив») была дана оценка результативности и многоплановой эффективности субсидирования региональных программ поддержки СО НКО из федерального бюджета, которое осуществляется с 2011 года Минэкономразвития. В отличие от президентских грантов, финансирующих конкретный проект, для такой формы помощи третьему сектору сложнее выделить оценочные критерии и показатели. Результаты исследования позволяют говорить, что субсидирование региональных программ означает лишь привлечение дополнительных ресурсов на имеющиеся направления деятельности СО НКО (улучшение инфраструктуры для решения социальных задач и увеличение спектра услуг), развитие сектора за счёт появления новых организаций аналогичной направленности и расширение базы благополучателей.

Поддержка СО НКО и достаточность её инструментариев для расширения присутствия третьего сектора на рынке социальных услуг оценены в работе Центра ГРАНИ, презентованной Ольгой Кочевой. За основу доклада взят аналитический обзор нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, регулирующих оказание услуг негосударственными организациями, в том числе СО НКО, в сферах образования, здравоохранения, социального обслуживания и культуры. В результате мониторинга практики оказания СО НКО услуг в социальной сфере, а также реализации мероприятий по поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций в субъектах Российской Федерации исследователи установили, что устойчивость инфраструктуры третьего сектора зависит как непосредственно от выделения бюджетных средств, так и от закрепления механизмов предоставления помощи в нормативно-правовых актах. Что касается форм программ поддержки, большинство из них ориентированы на консультации, информирование и обучение специалистов НКО.

Подробное рассмотрение программы МЭР как иллюстрации целевой поддержки СО НКО в различных субъектах обеспечило выступление сотрудницы Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора Ирины Краснопольской. В задачи исследования входило сопоставить эффекты программы конкурсной поддержки Министерством экономического развития СО НКО в восьми регионах России, отобранных по критериям уровня социально-экономического развития и открытости режима, оценив прозрачность процедуры подачи заявки и участий для некоммерческих организаций, а также влияние и результативность такого софинансирования региональных бюджетов для развития третьего сектора.

Увеличение количества не только НКО, занимающихся решением реальных социальных проблем, но и тех, которые выступают про-правительственными акторами, означает, что общий рост числа некоммерческих организаций не гарантирует положительную тенденцию для гражданского общества

Маки Кайта (НИУ ВШЭ и Japan Society for the Promotion of Science) в своём докладе задалась вопросом, насколько в России сказывается на перспективах третьего сектора его подконтрольность государству. Увеличение количества не только НКО, занимающихся решением реальных социальных проблем, но и тех, которые выступают про-правительственными акторами, означает, что общий рост числа некоммерческих организаций не гарантирует положительную тенденцию для гражданского общества и должен анализироваться исходя из качественных параметров.

О новых мерах, принимаемых органами власти для диалога с гражданским обществом, участники конференции узнали из доклада Натальи Дмитриевой и Евгения Стырина (НИУ ВШЭ). Исходя из международного и российского опыта внедрения электронных технологий в процесс коммуникации государства и населения, исследователи представили процессную модель, описывающую основные этапы и элементы web-взаимодействий. Изучение специализированных порталов регионального и муниципального уровня для подачи обращений и предложений граждан имеет целью измерение социального эффекта существующих инструментов обратной связи, а также их оптимизация для гибкого реагирования политиков на потребности общества.

Выводы качественного исследования (глубинные интервью с представителями органов власти, политических партий, общественных организаций, учреждений образования и культуры, случайно выбранными местными жителями регионов России), прозвучавшие в выступлении научного сотрудника Института социологии РАН Кирилла Подъячева, дополнили картину моделей взаимодействия властей и гражданского общества обзором практик, применяемых на муниципальном уровне. Докладчик изложил типологию властей в зависимости от того, насколько приближены чиновники к реальным потребностям населения и предпочитают ли они статичность или же новаторство в методах управления, отметив, что на низких уровнях административно-территориального деления чаще всего встречается модель, строящаяся вокруг фигуры лидера-реформатора.

Важность гражданских инициатив — как формализованных, таки спонтанных — для импульса к диалогу между обществом и властью подчеркнул в своём выступлении сотрудник кафедры сравнительной политологии РУДН Николай Ягодка. Рассматривая гражданскую инициативу как «первоначальную ячейку» гражданского общества, автор доклада полагает, что их аккумуляция и транслирование в органы власти является способом в кратчайшие сроки находить оптимальные пути решения социальных и иных вопросов.

Функция третьего сектора как стейкхолдера в процессе распределения государством ресурсов и бенефиций показана на примере ветеранских организаций в докладе Анны Тарасенко (НИУ ВШЭ Санкт-Петербург) и Мэри Кумала (University of Helsinki). Сопоставительный анализ таких НКО в Санкт-Петербурге и Республике Карелия демонстрирует, как в стремлении повлиять на процесс принятия бюрократических решений заинтересованные организации с широкой членской базой не только успешно защищают свои права, но и берут на себя роль брокеров, реализуя обмен информацией о существующих потребностях и проблемах в местном сообществе, которые могли бы быть разрешены силами политиков.

Научный руководитель Международной лаборатории исследований некоммерческого сектора Лестер Саламон и научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Лев Якобсон 

Российские НКО: особенности внутренней и внешней среды

Помимо вклада государства устойчивость третьего сектора зависит от собственного потенциала НКО; соотношение внешней и внутренней среды стало темой трёх докладов, зачитанных на соответствующей сессии.

Доклад Сергея Любовникова (University of Sheffield) обозначил методы реакции некоммерческих организаций в российском контексте строгого правового регулирования. Институциональные и личностные формы взаимодействия делают НКО способными справляться с вмешательством государства в управление функционированием третьего сектора.

СО НКО как основные получатели государственной поддержки, несмотря на свою аполитичность и ярко выраженную социальную направленность, во многих случаях становятся проводниками политически важных решений

Сопоставительный анализ политического и социального аспекта в деятельности российских представителей третьего сектора произвела в своей презентации Мэри Кумала (University of Helsinki). Автор доказывает, что СО НКО как основные получатели государственной поддержки, несмотря на свою аполитичность и ярко выраженную социальную направленность, во многих случаях становятся проводниками политически важных решений.

Об использовании третьим сектором инноваций как нового метода подбора управленческих решений рассказала Гульнара Миннигалеева (НИУ ВШЭ). Эмпирическое исследование, проведённое в 33 субъектах РФ, показало, что применение инновационных технологий в своей деятельности свойственно в первую очередь организациям, нацеленным на межсекторное сотрудничество и на участие в конкурсах социальных проектов. Руководство большинства НКО, внедривших инновации, находят их фактором, положительно повлиявшим на устойчивость организации в кризисный период.

НКО и новые практики самоорганизации

Новаторские практики, применяемые в третьем секторе, составляют в последние годы интересный предмет исследования, который более детально подвергся анализу в ходе тематической сессии.

Этичные потребители, хотя и осуществляют свою активность вне членства в НКО, чаще откликаются на призывы третьего сектора по разным направлениям социального участия

Марина Шабанова (НИУ ВШЭ) раскрыла понятие этичного потребления, которое свойственно экономически развитым обществам и катализатором которого выступают некоммерческие акторы. В исследовании показано, что этичные потребители, хотя и осуществляют свою активность вне членства в НКО, чаще откликаются на призывы третьего сектора по разным направлениям социального участия. При этом большинство руководителей некоммерческих организаций заявляют о перспективности развития этичного потребления как новой практики гражданского общества в России и признают необходимость создания условий для поддержки инициатив в этой области.

Группа экспертов из Фонда «Общественное мнение» по материалам глубинных интервью с экспертами подготовили материал о краудсорсинге — феномене вовлечения граждан через интернет-сообщество и иные каналы в решение определённых проблем, благодаря чему развиваются новые мотивации волонтёрства. Целевая аудитория краудсорсинга составляет на сегодняшний день 5-10% взрослого населения, а социально-демографические характеристики участников зависят от специфики направления проектов.

Крауд-проектам было посвящено и выступление Руслана Долженко (НИУ ВШЭ), но несколько в ином ключе: в докладе сделан акцент на роль данного явление в укреплении сотрудничества населения с государственными органами. Базу исследования составил анкетный опрос населения Алтайского края. По мнению автора, краудсорсинг позволяет сформировать принципиально новую модель государственного управления, обеспечивая гражданскому обществу, с одной стороны, контроль над действиями органов власти, а с другой, возможность донесения до них своих инициатив.

Участие в социальной сфере не оставляет в стороне не только власть, но и бизнес, представители которого выражают готовность инвестировать в начинания третьего сектора. Идеология корпоративной социальной ответственности нашла своё подтверждение в эмпирическом исследовании, основанном на данных первого в России опроса среди представителей инвестиционного сообщества, презентованном старшим научным сотрудником Центра Натальей Владимировной Ивановой. В докладе приведены сведение о выявлении потенциала развития социального инвестирования в России.


Лариса Никовская, научный сотрудник РАН (Институт социологии)

Конференция

В заключительный день работы секции состоялась международная конференция исследователей гражданского общества. Первую сессию открыла директор Центра Ирина Мерсиянова. В докладе, содержащем данные мониторинга состояния гражданского общества, проводимого в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ, были представлены определение гражданского общества и его социальная база. Десятилетние наблюдения, получаемые в ходе количественного и качественного сбора данных, позволяют судить об установках россиян, влияющих на их участие в той или иной форме в практиках гражданского общества. Среди выделяемых параметров фигурируют общественно-политическая активность, информированность о деятельности НКО, доверие к третьему сектору и к людям в целом. Предметом мониторинга становятся и некоммерческие организации всех регионов России, которым предлагается оценить их экономическую эффективность, финансовую устойчивость и значимость в решении социальных задач.

В ходе сессии «Направления исследований российского гражданского общества и некоммерческого сектора» также был представлен доклад о роли НКО в создании общественного блага и социальной ценности, его подготовили научные сотрудники РАН Лариса Никовская (Институт социологии) и Владимер Якимец (Институт проблем передачи информации). С опорой на конкретные примеры в докладе доказывается, что в современном экономическом контексте представители третьего сектора в партнёрстве с государством и бизнесом или же обособленно выявляют и отстаивают общественные потребности, что приводит к новым механизмам создания и распределения общественных благ.

Исторических данных добавило выступление Анастасии Сергеевны Тумановой о научных ассоциациях в России в годы Первой мировой войны. В период общенационального хозяйственного кризиса сплочение профессионального сообщества экономистов вокруг добровольческих организаций способствовало не только снабжению армии и помощи пострадавшим, но и нормализации экономике тыла.

С итогами эмпирического исследования развития третьего сектора в Республике Татарстан слушатели ознакомились из доклада сотрудников ИЭУиП Элеоноры Галкиной и Галины Носаненко. На основании социологического опроса и экспертных оценок в данной работе проверялась корреляция между количественными показателями отдельных НКО крупных городов республики и устойчивостью сектора в целом: рост численности и увеличение государственной поддержки организаций не является прямой гарантией улучшения его конъюнктуры.

Ещё один доклад этой сессии был предложен главным редактором журнала «Некоммерческие организации в России», доцентом МГУУ Правительства Москвы Алексей Грищенко. В центр его внимания оказалось помещено налоговое регулирование деятельности некоммерческих организаций, которое предусматривает преференции, нацеленные на расширение ресурсной базы третьего сектора для повышения его эффективности как актора социальной сферы.

В целом лишь в немногих организациях фандрайзинг является массовым и систематическим

Другой угол рассмотрения проблемы конференции был презентован на следующей сессии, сфокусированной на движении волонтёрства и прочих акторах гражданского общества. Доклад, подготовленный сотрудниками фонда «Общественное мнение» (Елена Петренко, Юлия Кот и Екатерина Богомолова) даёт представление о социальных группах, в большей или меньшей степени вовлечённых в практики гражданского общества. Массовые опросы, применяемые фондом, позволяют охватить все категории индивидов, проявляющих активность, а не только участников формализованных институтов.

Два доклада касались феномена волонтёрства. О потенциале российского студенчества рассказала Мария Певная, заместитель директора волонтерского центра УрФУ. Выявление отличительных характеристик молодёжи, активно вовлекаемой в международное волонтёрство, среди которых ярко выраженная мотивация на получение дополнительного образования, владение языковыми практиками и пользование глобальными соцсетями для безбарьерной коммуникации с единомышленниками со всего мира, указывает российской политике векторы работы со студентами. Выступление сотрудницы Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора Марины Сухарьковой строилось на анализе олимпийского волонтёрского движения, отправным пунктом которого стали игры в Сочи в 2014 году. Для подавляющего большинства НКО труд добровольцев является полезным ресурсом, привлечение и удержание которого составляет одну из задач по обеспечению жизнеспособности организации.

Совместная работа Елены Богдановой (Центр независимых социологических исследований, Университет Восточной   Финляндии) и Элеанор Биндман (University of London) стала итогом Международного исследовательского проекта «Роль кросс-секторального сотрудничества в решении социальных проблем в российских регионах». В качестве эмпирических объектов использовались ответы респондентов Самары и Санкт-Петербурга. Цель исследования состояла в анализе партнёрства НКО, занимающихся защитой детей, с государственными органами в условиях общественного контроля.

В завершение сессии вниманию слушателей был представлен доклад Русфонда о российских фандрайзинговых благотворительных фондах, их доле в третьем секторе (8 816 из 223 593 НКО по состоянию на начало 2015 года) и способах привлечения ресурсов. В целом лишь в немногих организациях такого типа фандрайзинг является массовым и систематическим. Сформированная благодаря исследованию база фондов даёт возможность заинтересованным лицам находить как источники помощи, так и партнёров, а также проекты для социальных пожертвований и вложений.

Последняя сессия конференции подняла проблемы исследования новых практик и институтов гражданского общества. Доклад Ирины Скалабан (НГТУ) обосновал целесообразность выделения общественного участия как отдельной исследовательской отрасли в современных реалиях. В последнее десятилетие государство на всех уровнях усиливает свои позиции как заказчика, инициатора и организатора общественного участия, в то время как факторный анализ основных направлений и видов участия продемонстрировал, что понимание населением его смыслов и значений структурируются скорее по целям и механизмам их достижения.

Выступление Ирины Ефремовой-Гарт по результатам исследования Форума доноров составило представление о процессе оценки, применяемом российскими фондами. Хотя сегодня оценка донорских организациях не вполне институционализирована, фонды, находя её неотъемлемой частью проектного управления и высказывая готовность ресурсно вкладываться в развитие её потенциала, чаще всего применяют оценку результативности и эффективности, реже — исходной ситуации.

Другой способ анализа эффектов программ и проектов, весьма распространённый в зарубежной практике под названием SROI (социальный возврат на инвестиции) и подразумевающий комплексный анализ имеющих значение для стейкхолдеров изменений, был описан в докладе Юлии Ромащенко по материалам фонда поддержки и развития филантропии «КАФ». Формула расчёта (отношение результатов социальной программы в денежном выражении к вложенным в её реализацию ресурсам) проиллюстрировано оценкой программы «Будь здоров!», имевшей целью развитие у школьников 3-4 классов навыков здорового питания и регулярной физической нагрузки.

О подходах к изучению российских правозащитных движений сообщила Елена Масловская (Социологический институт РАН), отметив тенденцию такого рода организаций тяготеть к модели юридической профессионализации, особенно в тех случаях, когда наряду с мониторингом и просветительской деятельностью они отстаивают права уязвимых групп населения.

Завершилась конференция круглым столом под председательством директора Центра Ирины Мерсияновой и научного руководителя Центра Льва Якобсона, на котором были подведены итоги по проблематике, затронутой в прозвучавших докладах. Многие участники отметили существенное продвижение исследований гражданского общества и третьего сектора в России за последние годы и ощутимые результаты в формировании профессионального научного сообщества в данной сфере. Немаловажную роль в этом процессе, безусловно, сыграла работа Центра, поскольку проводимый им мониторинг состояния гражданского общества обеспечивает эмпирическую базу, широко используемую российскими исследователями, а тематические семинары и конференции становятся площадкой обмена мнениями и опытом заинтересованных экспертов, что необходимо для развития научной отрасли. Вместе с тем, анализируя перспективы профессиональных исследований, специалисты сходятся во мнении относительно важности углубления и обогащения профессиональных исследований посредством повышения квалификации представителей российской научной среды, а также их интеграции в международное сообщество. Возможные векторы дальнейшего изучения гражданского общества в ходе его становления и институционализации явились предметом внимания слушателей и докладчиков конференции. 

Галина Шляхова, стажёр-исследователь Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора

Вам также может быть интересно:

Для спасения мира нужна привычка к рутинной работе

Какие формы имеет социальное предпринимательство в России и США? Чем определяется успешность социальных проектов и как добиться их долговременной устойчивости? Эти вопросы обсуждались на очередной «Неформатной встрече на ВысШЭм уровне», организованной Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Волонтерство в России: с чего оно началось и как будет развиваться

9 декабря Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ совместно с Благотворительным фондом содействия продвижению и развитию добровольчества «Национальный центр добровольчества» провели международный круглый стол «25-летие добровольчества в России: взгляд в будущее».

Страна, социально-экономическому развитию которой помогают волонтеры

23 ноября в рамках Неформатных встреч на «ВысШЭм уровне» в Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялась встреча с индийским общественным деятелем и бизнесменом Санджитом Кумаром Джха. Он рассказал, чем объясняются успехи общественной деятельности в Индии.

Должно ли государство поддерживать благотворителей?

Насколько эффективно государственное регулирование благотворительной деятельности? Помогает или мешает госфинансирование привлекать частные средства благотворительным фондам? Что показывает международный опыт и насколько он применим в российских условиях? Об этом шла речь на очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ.

Где готовят исследователей гражданского общества

Обучение в бакалавриате ВШЭ предполагает участие студентов в проектной деятельности. О том, чем могут быть интересны проекты по изучению «третьего сектора» и какие возможности они открывают для студентов, рассказывает директор Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ, заведующая кафедрой экономики и управления в НКО Ирина Мерсиянова.

XII конференция ISTR: ученые НИУ ВШЭ представили рекордное количество докладов

В Стокгольме состоялась двенадцатая конференция Международного сообщества исследователей третьего сектора (International Society for Third Sector Research – ISTR) на тему «Третий сектор в период трансформации: отчетность, прозрачность и социальная инклюзия». Конференция проводится раз в два года и является одним из крупнейших научных событий в своей области.

Взгляд на экспертное сообщество со стороны

На очередном заседании научного семинара Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялось обсуждение результатов исследования «Российское экспертное сообщество как интерфейс между гражданским обществом и публичной властью». С докладом на эту тему выступил Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора.

Ученые ВШЭ об оценке эффективности добровольческой деятельности

В Центре исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ состоялся круглый стол «Оценка эффективности добровольческой деятельности: проблемы и возможности», который собрал заинтересованных участников из Москвы и Санкт-Петербурга, ведущих теоретиков и практиков российского третьего сектора, не понаслышке знакомых с современными тенденциями в сфере добровольчества, которое как одна из филантропических практик во всем мире приобретает все больший размах.

Вовлеченность в церковную жизнь повышает гражданскую активность

Очередной научный семинар Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ был посвящен теме «Религиозный капитал, уровни религиозности и гражданское общество в России: методологические и аналитические подходы к данным мониторинга гражданского общества».

Волонтер vs доброволец: как предпочитают называть себя активные граждане

Казалось бы, смысловые различия между словами «волонтер» и «доброволец» неочевидны. Это синонимы. Но, задумавшись по просьбе социологов над оттенками смыслов, респонденты обнаружили нюансы. 24 февраля на семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора ВШЭ доцент факультета социальных наук Олег Оберемко выступил с докладом «Представления волонтеров о самих себе и своем мире».