• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Социологи об образовании: есть ли основания для оптимизма?

Участники сессии "Образование как инновационный ресурс", прошедшей 22 октября в рамках III Всероссийского социологического конгресса в ГУ-ВШЭ, так и не смогли прийти к единому мнению по вопросу о том, ухудшилась или улучшилась ситуация в российском образовании за последние годы.

Тематика докладов, представленных на сессии, была самой разной — от чисто социологической до сугубо политической. Вел сессию Давид Константиновский — пожалуй, самый авторитетный среди российских социологов, специализирующихся на изучении проблем образования. (Сегодня он особенно известен по всей России благодаря исследованиям, проводимым в рамках подготовки стандартов общего образования второго поколения, — под его руководством выявляются согласованные требования государства, общества и семей к результатам образования).

Из почти десяти прозвучавших докладов хотелось бы обратить внимание на следующие.

Декан факультета социологии и политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук Виктор Вахштайн в своем выступлении убедительно доказывал, что понятия "социология образования" не существует и что гораздо уместнее говорить о "социологии и образовании". Ведь не существует социологического языка, который позволил бы говорить об образовании (опросы и исследования, встроенные в проблематику больших социальных теорий, не в счет). Мы называем образование и системой ("система образования"), и рынком ("рынок образовательных услуг"). При этом в сегодняшней социологии образования нет теоретических дискуссий.

Весьма интересным оказался доклад директора Института социологии образования Российской академии образования Владимира Собкина, размышлявшего о социальных функциях образования. Образование обеспечивает сохранение и трансляцию культуры, социализацию, социальную мобильность и профессиональную мобильность. По мнению Владимира Собкина, перефразировавшего классиков марксизма-ленинизма, в системе образования звеном, ухватившись за которое, "можно вытащить всю цепь", является не экономика, а учитель. При этом в систему образования по-прежнему рекрутируются люди из слабых социальных групп, плохо успевающие в преподавании. А в Финляндии, которая победила в международном сравнительном исследовании качества образования PISA, напротив, в школу приходят работать самые сильные выпускники вузов. Так что в России учитель и педагог вуза — "культурный маргинал".

Любопытным наблюдением поделился Александр Согомонов из Института социологии РАН. Главная особенность современного образования, по его мнению, заключается в том, что в нем сосуществуют несколько хронотопов, несколько исторических времен. Образование понимается как воспроизводство знаний (далекое прошлое), как формирование способности учиться (настоящее) и как механизм освобождения от знаний (будущее). Впрочем, Владимир Собкин тут же заметил, что задачу формирования способности учиться ставили еще в 60-е годы прошлого века авторы концепции развивающего обучения — Эльконин, Давыдов и проч.

По мнению Александра Согомонова, более 3 тыс. вузов и филиалов, существующих сегодня в России, выполняют разные функции. Например, в малом городе вуз становится системообразующей площадкой городского публичного пространства. Вуз может быть просто предпринимательским проектом. Такие вузы не участвуют в глобальной конкуренции. Слово "университет" становится просто синонимом понятия "высшее образование". В современном обществе университет зачастую олицетворяет для молодых людей понятие "отложенная безработица".

В ходе дискуссии отчетливо просматривались две точки зрения на ситуацию в российском образовании — пессимистическая и оптимистическая. Причем "оптимисты" подкрепляли свои выводы ссылками на масштабные и продолжительные социологические исследования.

Сначала об оптимистических выводах.

Например, Владимир Собкин представил данные, полученные по результатам пяти опросов, проводившихся в последние двадцать лет. В 1988 году — до всяческих кризисов, когда, как могло показаться со стороны, в образовании все было благополучно, 72,6% учителей считали, что "школа находится в глубоком кризисе". В последующие годы этот процент постепенно уменьшался и в 2007 году составил лишь 18,2%. Учителя стали более лояльно относиться к начальству. В 1988 году 47,7% опрошенных считали главной проблемой сферы образования административно-бюрократическую систему управления, а в 2007 году такого мнения придерживаются лишь 34,4%.

Получается, учителя считают, что в школе и впрямь дела идут неплохо. Не иначе, приоритетный национальный проект "Образование" сыграл свою положительную роль…

Не менее оптимистические выводы были сделаны и по результатам совсем другого исследования — "Модернизационные процессы в системе образования региона", — выполненного по материалам опроса экспертов и студентов вузов Новосибирской области. Его представили Ирина Харченко (Институт экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН) и Владимир Бусыгин (Высшая школа экономики). Опросы проводились в 2001 и 2007 годах. Что же изменилось за шесть лет? Как выяснилось, очень многое.

В новосибирских вузах созданы и развиваются подразделения, предоставляющие студентам дополнительные компетенции. Укрепилось сотрудничество между высшими учебными заведениями и колледжами, между самими вузами, на территории некоторых из них открылись международные учебные центры. Многие вузы предпринимают усилия по интеграции образования и исследований, улучшаются возможности для научной работы преподавателей, кое-где существуют система "внутренних" грантов (не исключено, что этот положительный опыт позаимствован у Высшей школы экономики). Заметны "скромные шаги" в направлении интеграции академического и предпринимательского сектора и коммерциализации научных знаний. Словом, направления модернизации высшей школы — в русле мировых тенденций!

Даже если учесть особое положение вузовского сектора в Новосибирске (близость к Академгородку, повышенное внимание со стороны губернатора, победа двух университетов в конкурсе инновационных программ нацпроекта), даже половины всех этих "скромных шагов" хватило бы, чтобы сделать честь высшей школе любого региона.

А теперь о пессимистах.

Главным пессимистом на сессии был профессор Академии социального управления Анатолий Овсянников. Возможно, организаторы решили дать ему слово первому, чтобы, как в известной присказке, сначала была плохая новость, а только потом — хорошая. Его доклад назывался "Социодинамика реформ высшей школы".

"Мы — общество переобразованное, — сказал профессор Овсянников. — Уровень образования превышает наши потребности. Не случайно десять лет назад только 5% населения поддержали идею увеличения сроков школьного образования до 12-ти лет". По мнению докладчика, значительной части населения нашей страны в равной степени чужды Достоевский и ключевые понятия тригонометрии. Все, что нужно "простому человеку", — "чтобы отец научил его заводить трактор и материться, так как без этого трактор никогда не заведется".

Впрочем, профессор тут же привел другой пример — как однажды по приглашению министра образования Московской области Лидии Антоновой он оказался в ангаре под Наро-Фоминском, где стояли 50 комбайнов, купленных в Германии. По всей Московской области удалось найти 300 инженеров для обучения в Германии и для последующей работы на этих комбайнах, причем главное требование, которое к ним предъявлялось, — "чтоб не пили". Но это, по мнению Анатолия Овсянникова, — исключительный случай ("до экономики знаний нам надо идти еще лет сорок"). В остальном же наша промышленность использует станки с советской аббревиатурой "ДИП", то есть "догнать и перегнать", или технику, вывезенную по репарации из послевоенной Германии. При этом число мест на первых курсах вузов превышает количество выпускников средней школы.

Еще один колоритный пример, приведенный докладчиком, — некий город между Хабаровском и Владивостоком с населением 30 тыс. человек, из которых всего трое имели высшее юридическое образование: юрист с деревообрабатывающего комбината, прокурор и судья. Теперь же в этом городе есть два филиала дальневосточных вузов, в которых, разумеется, есть факультеты права. Анатолий Овсянников совершенно справедливо назвал такое образование "суррогатным" и предложил "разорвать платоническую любовь к образованию".

Судя по бурной реакции отдельных участников сессии, идеи профессора Овсянникова не нашли общей поддержки. Да и на возражения Владимира Бусыгина и Владимира Собкина по поводу некоторых пунктов доклада ему, в общем, было нечего ответить.

Поскольку докладов было много, общий итог на сессии подведен не был, и участники решили продолжить дискуссии в рамках секций конгресса.

Борис Старцев, Новостная служба портала ГУ-ВШЭ
Фотографии Ивана Морякова

Третий всероссийский социологический конгресс

Вам также может быть интересно:

Вышка привела музей к детям

23 октября в школе № 259 прошла презентация проекта «Мультишкола», подготовленного лабораторией «Социология образования и науки» Санкт-Петербургского кампуса ВШЭ, Музеем Анны Ахматовой и Гете-институтом.

AHELO и студенты ВШЭ: лучшие результаты

Студенты ВШЭ, участвовавшие в международном проекте Организации экономического сотрудничества и развития «Assessment of Higher Education Learning Outcomes» (AHELO) показали высокий уровень знаний и подготовки.

AHELO: международное измерение российского студента

Российские вузы продолжают участвовать в международном проекте Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) «Оценка результатов обучения в высшем образовании» (Assessment of Higher Education Learning Outcomes, AHELO). Комментирует директор Центра ОЭСР-ВШЭ Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ Татьяна Мешкова.

AHELO: чтобы не промахнуться в оценках

С 23 по 29 ноября в штаб-квартире Организации экономического сотрудничества и развития в Париже состоялись тренинги национальных менеджеров по проекту «Оценка результатов обучения в высшем образовании» (Assessment of Higher Education Learning Outcomes, AHELO), в которых приняли участие представители Высшей школы экономики как вуза-координатора этого проекта.

Обучение и документалистика

С 5 по 12 ноября группа преподавателей московского и петербургского кампусов ВШЭ приняла участие в интенсивном курсе повышения квалификации Центрально-Европейского Университета (Будапешт).

Глобальный мониторинг предпринимательства

23 октября в ГУ-ВШЭ была представлена база данных проекта Global entrepreneurship monitor (GEM). Причем рассматривалась она не только как источник актуальной информации и межстрановых сравнений развития бизнеса, но и как инструмент для внедрения в вузовское образование исследовательского процесса.

Социология рынков: позитивные и негативные тенденции

22—23 октября в рамках III Социологического конгресса прошла сессия "Социология рынков". Первое заседание сессии было посвящено исключительно теоретическим и методологическим проблемам социологии рынков. На втором заседании обсуждались конкретные исследования.

Что россияне думают о коррупции?

22 октября в Высшей школе экономики обсуждали, что россияне думают об одном из древнейших, но доныне актуальнейших явлений общественной жизни — мздоимстве: в рамках III Всероссийского социологического конгресса состоялся круглый стол на тему "Социология коррупции".

Демографическая нагрузка

22 октября в рамках проходящего в ГУ-ВШЭ III Всероссийского социологического конгресса состоялось заседание, темой которого стали демографические вызовы в современной России.

Элитой не становятся, элитой… назначаются

22 октября в рамках III Всероссийского социологического конгресса состоялся круглый стол по результатам исследования проблем "элиты" в сегодняшней России. Выступали сами авторы исследования — представители Левада-Центра Лев Гудков и Борис Дубин.