О проекте
«Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

В том, с какой ноги российский бизнес встанет с постели после продолжительной болезни, огромную роль играют иностранные инвестиции. Обслуживает их главным образом Российской фонд прямых инвестиций (РФПИ). Но, как утверждает Михаил Киреев, старший вице-президент инвестиционного департамента РФПИ и выпускник Вышки, у фонда есть и социальная миссия, в частности, по разработке лекарств и вакцин. Также в интервью «Конструктору успеха» Михаил рассказал, за что любят выпускников Вышки, как РФПИ выбирает компании для инвестирования, где получить международный диплом в условиях закрытых границ и что такое глобальное образование.

С какой целью вы поступали в магистратуру и почему выбрали именно Вышку и МИЭФ?

С Вышкой я знаком еще со школьных времен. Меня интересовала экономика, поэтому в старших классах поступил в базовую школу при Вышке, которая помогла мне занять призовое место на олимпиаде по основам предпринимательской деятельности и потребительских знаний. Это позволило получить сразу максимальную оценку на вступительном экзамене по экономике (а как я узнал позже – этого было и вовсе достаточно для поступления), досдал остальные экзамены и поступил на экономфак.

Начиная со второго курса я интересовался прикладными дисциплинами, такими как экономика и финансы фирмы, думал про магистратуру, и когда заканчивал 4 курс — как раз появилась магистерская программа МИЭФ «Финансовая экономика». Я принял решение идти туда, потому что всегда симпатизировал МИЭФ и немного жалел, что сразу туда не поступал. Магистратура, как мне тогда казалось, станет логичным продолжением моей учебы и даст более глубокую картину относительно тех финансовых инструментов, которые мне понадобятся в дальнейшем в работе.

Фото: Михаил Дмитриев

Первый год, скажу честно, дался мне непросто, поскольку программа очень сильная и академическая, а мои однокурсники в основном пришли из институтов с сильным техническим бэкграундом, в частности из МФТИ. Сами дисциплины были мало применимы к практическим областям, но, тем не менее, это был хороший опыт с точки зрения умения впитывать и обрабатывать новую информацию, работать с материалом, абсолютно незнакомым и сложным, все эти навыки в дальнейшем очень пригодились. Во время учебы я получил оффер от UBS, это был интересный опыт погружения в практику на совершенно новом уровне.

Как вам удалось совмещать работу в UBS и обучение в магистратуре? Как компании относятся к учебе сотрудников, к тому же – в академическом направлении?

Совмещать практически невозможно, поэтому я решил доучиться и получить диплом, а уже затем выходить на full-time позицию. Образование – важнейший критерий при отборе кандидата в международные компании. Когда в UBS рассматривали мое резюме, я только выходил на рынок труда и еще не имел профессионального опыта. Компании было важно, где я учусь, насколько много мне мог дать вуз, какой у меня английский, какие практически дисциплины я изучал и какими полезными навыками обладаю. Я считаю, что и экономфак, и магистратура МИЭФ мне сильно помогли, на отборе ощущал видимое преимущество перед другими кандидатами, как минимум – в уровне владения английским языком и корпоративными финансами. Работа проходила в Лондоне и Москве, опыт международного образования оказался полезен не только формально, но и практически — дал понимание глобальных процессов и коммуникации на межкультурном уровне.

В этом году многие ребята задумались об альтернативах зарубежному экономическому образованию, и МИЭФ – одна из них. В чем именно плюсы международной среды?

Глобальное образование, пожалуй, связано в первую очередь с коммуникацией между студентами и преподавателями, которые имеют интересный исследовательский бэкграунд и обучались в самых разных университетах мира. Ты погружаешься в другой социум со своими правилами и ценностями, нужно к этому адаптироваться, и это очень ценный навык. После тебе придется конкурировать за рабочие места с «нейтив спикерами» (носителями языка – прим. ред.) и в целом с сильными кандидатами, которые успели обзавестись за рубежом хорошими стажировками. Все это заставляет прикладывать больше усилий, стараться каким-то образом выделиться из толпы, чтобы работодатель тебя заметил. Даже обучаясь в России по программам зарубежных вузов, попадаешь в новую среду, где преподают на другом языке и предъявляют значительно более высокие требования по нагрузке и успеваемости, обеспечивают стажировками и обучением в летних школах за рубежом.

В международной среде твой уровень коммуникации и мировоззрение в целом переходит на новый качественный уровень. Общение с такими людьми доставляет большое удовольствие окружающим вне зависимости от того, деловые это переговоры или личная беседа. Не секрет, что инвестиционные банки и фонды прямых инвестиций в частности – это компании с довольно агрессивной корпоративной культурой и не самые простые места для того, чтобы работать и расти по карьерной лестнице.

В IB вокруг тебя находятся голодные до успеха карьеристы в силу того, что отрасль дает для роста все возможности

Поэтому навыки самопрезентации, коммуникации и конструктивной критики лучше начать прорабатывать на как можно более раннем этапе, а в меру стрессовые условия придают процессу двойное ускорение.

Почему считается, что IB – такая агрессивная отрасль?

Я думаю, это связано с очень короткими дедлайнами для заданий и большой конкуренцией между банками. В работе большую роль играет качество продукта при большой скорости исполнения, нужно держать постоянную связь со старшими коллегами, чтобы своевременно внести необходимые изменения в материалы. В инвестиционных фондах важны качество и доходность проектов, в которые ты инвестируешь. В успешный проект могут вложиться несколько фондов. Надо предложить лучшие условия и зарекомендовать себя так, чтобы все понимали: став акционером, ты в рамках фонда создашь value add для компании, как в данный момент, так и стратегически.

С точки зрения конкурентной среды, это накладывает отпечаток на твое взаимодействие с другими участниками инвестиционного сообщества – получается, это индустрия с жесткой конкуренцией, где одна из главный ценностей – преуспеть несмотря ни на что. Логично, что в такой атмосфере выживают и прогрессируют те люди, которые психологически и физически готовы много работать и справляться со стрессом. Остальным просто не по силам такой уровень нагрузок. Но, поработав в IB, можно прийти в более комфортные отрасли и уже там обнаружить, как много ты приобрел в этой гонке за достижением результата.

Что вас мотивировало пойти в инвестиции?

Когда я как студент анализировал различные варианты трудоустройства, то пришел к комбинации факторов, которые для меня определяют хорошую работу. Это интересные задачи, возможность карьерного роста и компенсационный пакет. В соответствии с этими критериями я и искал работу. Безусловно, есть много других индустрий, где работать куда интереснее, но в большинстве из них на одной позиции можно сидеть долгие годы, что, к сожалению, сказывается и на компенсации, и на монотонности рабочего процесса и, в конечном итоге, приводит к разочарованию. В инвестиционном бизнесе достаточно много рутинной работы, но с переходом на следующий уровень, что достигается через успешно реализованные проекты, задачи меняются, и ты приобретаешь новые навыки и знания. Подвижность, тонус, который задают дедлайны, и возможности роста обеспечивают постоянный драйв, несмотря на стресс и долгие рабочие часы. Это весьма специфический work-life balance, где ты заинтересован работать и прогрессировать в индустрии.

Фото: Михаил Дмитриев

Что дает строка в резюме, говорящая об опыте работы в IB?

Это напрямую зависит от того, в какую сферу пытается трудоустроиться человек. При переходе внутри индустрии работодатель обращает внимание на бренды, в которых ты работал, на твои достижения и регалии. Но это лишь на этапе первичного скрининга – дальше уже на интервью кандидату нужно суметь убедить будущего работодателя в успешности проектов и инвестиций, с которыми он работал до этого, рассказать, в чем именно заключались задачи и подробно обозначить сферу ответственности. В IB важно быть командным игроком, но при этом достигать результатов на том направлении, за которое ты отвечаешь. Если же речь идет о смене индустрии – безусловно, опыт работы в инвестиционной сфере говорит о том, что человек трудоспособен, амбициозен и психологически устойчив, умеет справляться с дедлайнами.

Что, на ваш взгляд, помогло вам на старте карьеры и какие вообще требования предъявляют финансовые структуры к новичкам?

В первую очередь, диплом хорошего вуза дает возможность попасть на интервью. Наличие качественных знаний, приобретенных во время обучения, позволяет это интервью пройти. Но то, что начинается дальше, честно говоря, имеет мало отношения к тому, что изучается в институте. Вспоминая свои первые месяцы, могу сказать: очень трудно до конца понять свою задачу. Попросту не хватает знаний специфики той или иной индустрии. Помогает университетская закалка – просто садишься и разбираешься, изучая, к примеру, отрасль металлургии с нуля, чтобы затем построить финансовую модель, подготовить тизер, презентацию, меморандум, и т.д.

Фото: Михаил Дмитриев

То, что отличает студентов Вышки от других, это особая конкурентная среда и рейтинговая система. В университете все нацелено на то, чтобы студент хотел быть лучше, что сильно помогает выпускнику на начальных позициях в инвестбанке.

Исходя из вашего опыта, какие навыки оказалось наиболее важными в карьерном росте?

Вспоминая UBS, где на финальном этапе отбора конкурировали студенты МИЭФ и МГИМО, могу сказать, что именно у этих ребят были отлично прокачаны софт-скиллз – качества, облегчающие работу на международном уровне. Это связано не только с предметами на английском и иностранными преподавателями, в целом стиль обучения в Вышке позволяет оттачивать не только технические, но и коммуникационные навыки, что становится крайне важным впоследствии.

В формате современного вуза есть возможность через дискуссии с преподавателями и сильными студентами укреплять свое мироощущение, уважать чужое мнение и, несмотря на это, уметь убедить окружающих в своей позиции.

Разумная дерзость и желание ставить под сомнение авторитетные мнения в хорошем смысле – одна из отличительных черт студентов Вышки

Это делает их очень смелыми в демонстрации своих знаний. В Вышке и в частности в МИЭФ есть полезные карьерные сервисы, которые помогают оттачивать различные софт-скиллз. В этом плане выпускники технических вузов на фоне вышкинцев выглядят хуже, когда идет речь об отборе на интервью в инвестбанк.

Дерзость студентов Вышки – это отсутствие барьеров?

Именно так. В бакалавриате я работал над исследованием вместе с моим научным руководителем – завкафедрой микроэкономики Марком Левиным. До этого мне казалось, что он – недосягаемая величина. Тем не менее, работа с ним выстраивалась в очень дружественной манере, а моя статья «Экономика терроризма» заняла призовое место в конкурсе исследований НИРС. В магистратуре среди наших преподавателей было много недавних выпускников PhD-программ, которые по возрасту не так сильно от нас отличались. Это также снимало барьер, облегчало общение и обсуждения тем, самых разных, не всегда напрямую связанных с институтом. В частности, они много рассказывали про свой исследовательский опыт. Мой выпуск был первым в магистратуре МИЭФ, многие из нас пошли учиться дальше и поступили на PhD, и тот уникальный опыт общения, который они получили, помог им определить свой путь.

На каком этапе в вашей жизни появился РФПИ? Какие требования предъявляет эта организация к своим сотрудникам?

Во время работы в инвестбанке я, конечно же, хотел попробовать себя на buy-side, такая возможность представилась с созданием РФПИ. Мне помог опыт работы с индустриями на конкретных сделках, мои интервьюеры были знакомы с этими кейсами, мы могли многое обсудить уже на этом этапе. Случается, что в резюме кандидат описывает сделки, в которых принимал лишь косвенное участие и по сути ключевого опыта не получил. Если человек не просто дежурно копировался в деловой переписке, а действительно был активно вовлечен и готов отвечать на вопросы о сделке, это ценится. Подсказка будущим выпускникам: когда идете на интервью – тщательно готовьтесь. Сами изучите свое резюме и подумайте над вопросами, которые вам захотят задать, чтобы копнуть ваш опыт поглубже.

Как выглядят взаимоотношения западных инвесторов и российских компаний, во что вкладывают иностранные деньги?

Безусловно, пандемия, и все, что с ней связано, оказали сильное влияние как на инвестиционный климат, так и в целом на экономические показатели страны и отдельных компаний. Но иностранные инвесторы по-прежнему ищут доходные, в случае России – иногда сверхдоходные проекты. Сейчас можно выделить несколько индустрий, которые сильно выросли и укрепились в результате пандемии. Одна из них — онлайн-тв и в частности проект ivi.ru, в который мы инвестировали в прошлом и доинвестировали в этом году. За время пандемии ежемесячная аудитория уникальных пользователей составила 60 млн человек, платящая аудитория выросла на 50%. Люди больше времени проводили дома у телевизора, тут важную роль сыграло качество и доступность контента, которые предлагает ivi.

Фото: Михаил Дмитриев

Другое важнейшее направление связано с фармой. РФПИ активно инвестировал в три сегмента борьбы с COVID-19: тесты, препараты, вакцины. Везде фонд получил очень хороший отклик, мы очень довольны этими инвестициями. Можно сказать, что эти инвестиции отчасти имели социальный аспект, фонд инвестирует не только для того, чтобы заработать денег, но чтобы помочь стране, своим портфельным компаниям и экономике в целом. Также мы инвестировали в компанию Яндекс, которая стала одним из бенефициаров пандемии и смогла сильно продвинуть свои онлайн-сервисы, демонстрируя сильные операционные результаты и отличный рост акционерной стоимости.

Как вы отбираете компании, которые предлагаете для соинвестиций иностранным инвесторам?

Есть определенные сегменты, которые в результате проведенного анализа представляются наилучшими целями для вложения. Выбор определяется прежде всего той доходностью и тем уровнем риска, который мы готовы взять на себя в каждом конкретном случае. Наши иностранные соинвесторы разделяют с нами доходность и риски, вкладывая средства в отобранные проекты на аналогичных с нами условиях. Мы, в свою очередь, тесно работая с нашими иностранными партнерами, можем отследить тренды, которые представлены на китайском рынке, на рынках арабских стран, перспективные технологии или компании, уже прошедшие апробацию на локальных рынках, и соотносить с этими данными нашу собственную экспертизу. Например, у нас есть технологическое партнерство с суверенным фондом ОАЭ Mubadala, который помогает нам анализировать венчурные истории, исходя из своего опыта инвестиций в аналогичные сектора на международных рынках. Опираясь в том числе и на внешние знания о других рынках, мы отбираем наилучших кандидатов для инвестиций в России.

Изменилось ли что-то за последние месяцы в найме РФПИ? В каких специалистах сейчас заинтересован фонд и насколько для вас релевантны IT-навыки вкупе с финансовыми?

У нас сейчас все так же открыта стажерская программа, мы продолжаем набирать сотрудников – буквально на днях я интервьюировал кандидата из МИЭФ. У нас не самый простой процесс отбора, но мы поддерживаем карьерные связи с вузами и размещаем вакансии в профильных каналах. В частности, тесно сотрудничаем с Центром карьеры МИЭФ.

Что касается IT-навыков – они сейчас в любой компании являются плюсом, но это не определяющий фактор для кандидата на работу в РФПИ. Я занимаюсь венчурными инвестициями, это один из моих фокусов в настоящее время, и когда я собеседую ребят на позицию аналитика или ассошиэта, конечно, мне важно, чтобы они разбирались в IT-сфере, знаю, насколько эти навыки оказываются полезны – я их приобрел уже в ходе моей работы, но они не фундаментальны. Было бы полезно иметь в команде человека, который может с технической точки зрения оценить эффективность той или иной технологии, которую использует таргет. В профильных инвестиционных фондах, которые инвестируют в технологии на раннем этапе, в B2B технологии, индустриальные стартапы, которые завязаны на технологических ноу-хау – для таких фондов наличие подобных знаний у сотрудников является необходимым. В РФПИ мы заходим на более поздней стадии инвестирования, когда технология себя уже оправдала, получила признание и стала масштабируемой.

Вам приходится собеседовать кандидатов. Какие качества, присущие выпускникам Вышки, ценятся в РФПИ?

Обычно на финальном этапе я провожу интервью со всеми кандидатами до позиции вице-президента. Когда я собеседую человека из Вышки, особенно из МИЭФ, первым можно выделить высокий уровень владения английским языком, что важно в нашей организации – в РФПИ мы очень много времени взаимодействуем с нашими иностранными партнерами. Уже на интервью ощущается особая культура студентов МИЭФ. Они готовы рассуждать, объяснять, аргументировать свою позицию. Периодически я задаю вопросы, которые направлены не на то, чтобы дать правильный или неправильный ответ, а на то, чтобы проследить логику рассуждений человека. В таких вопросах выпускники Вышки проявляют себя гораздо лучше других соискателей.

За время обучения студенты Вышки отлично отточили навык ведения конструктивной дискуссии, научились вырабатывать свое мнение и защищать его

К примеру, можно задать вопрос о том, в какие акции стоило бы инвестировать – часто я не согласен с ответами, но если мне приведут логичные аргументы, я смогу изменить свою точку зрения. Я понимаю, что у человека есть позиция и почему он ее придерживается.

В одном из интервью «Конструктору успеха» также от выпускника МИЭФ я слышала, что хорошее образование избавляет от коллективного бессознательного и позволяет иметь свое мнение.

Совершенно с этим согласен.