О проекте «Конструктор успеха»

Как найти свое место в жизни, заняться тем, что получается легко и приносит счастье? Для этого нужно правильно применить знания, которые дал университет и сама жизнь. В проекте «Конструктор успеха» мы рассказываем о выпускниках Высшей школы экономики, которые реализовали себя в интересном бизнесе или неожиданной профессии. Герои делятся опытом — рассказывают, какие шишки набивали и как использовали предоставленные им шансы.

Как вуз делает из тебя человека, что меняет в жизни сертификат CFA и почему экономисту никогда нельзя останавливаться в профессиональном росте — об этом и о многом другом рассказал Николай Тлехугов, главный эксперт по инвестиционной деятельности и управлению проектированием в компании «Сибур».

Вспомните себя абитуриентом. Как вы представляли учебу в Вышке — и совпали ли ваши фантазии с реальностью?

В Вышку я поступил с третьего раза, очень хотел учиться именно здесь. Закончил бакалавриат, магистратуру. Потом мне посчастливилось попасть соискателем на кафедру фондовых рынков, которой руководит Николай Иосифович Берзон. Кандидатскую я не защитил (пришлось выбирать между работой и учебой), однако, работая на кафедре, разобрался в устройстве академической среды. Прошло десять лет с выпуска, а связи с ВШЭ я не потерял.

Школу я заканчивал в Вологде. Друг рассказал, что есть такой классный вуз в Москве — Высшая школа экономики. Тогда все хотели поступать или в Москву, или в Питер. Я поехал на День открытых дверей, посмотреть на Вышку — это была фантастика! Я готовился, но Вышку так просто не возьмешь, не поступил и пошел в вологодский вуз изучать математику и системное программирование. Желание поступить именно в ВШЭ было так сильно, что я пытался сделать это три года подряд, и на третий раз у меня получилось. Экономфак для меня — самый крутой факультет, научная элита.

Я двенадцать часов стоял в очереди на общежитие. 2003 год, сумасшедший конкурс, олимпиадники, медалисты и... я. Получаю место в комнате на четверых — и чувствую абсолютное счастье

С годами моя привязанность к Вышке только выросла. Для меня ВШЭ — alma mater, сообщество, место, которое растит Человека с большой буквы. Я всегда с удовольствием принимаю участие в жизни университета, сначала читал мастер-классы для магистров экономфака, потом стал работать с ними же научным консультантом по диплому. Когда я сам был студентом, мне очень не хватало человека из индустрии, который помог бы придумать тему, понятным языком объяснить, что и как надо делать для написания магистерской диссертации (ВКР). 

Весной я участвую в предзащитах магистров, стараюсь, чтобы это выглядело не как «расстрел», но как обсуждение. Надо не только экспертно оценить каждого студента, но и по-человечески помочь.  Я знаю, они классные, прошли сложный путь, я их защищаю, включаюсь в обсуждения, получается эффективная коллективная работа, комфортный воркшоп. Пробую помогать моему научному руководителю, Андрею Ивановичу Столярову.  Все это — своего рода волонтерство. На самом деле, это не так уж сложно: 21 век дал нам много способов коммуникаций, которые всегда под рукой. Я не могу заменить научного руководителя, не тот калибр, но стараюсь помочь.

Фото: Михаил Дмитриев

Важный вопрос современного образования — у студента часто нет понимания, для чего он получает знания, где их применять. Как изменить эту ситуацию?

Я только через десять лет осознал, ради чего нас мучили всей этой эконометрикой, макро- и микроэкономикой, математикой, статистикой, инвестиционным анализом. Смог реально оценить, сколько всего важного мне дали тогда. Это знания, которые включаются в работу вместе с твоим ростом и уже в среде, где есть конкретные отрасли, люди, процессы.

Вуз не дает тебе место для мгновенного применения знаний — но дает инструменты, формирует модели, оптику, которой ты смотришь на мир, и высокий уровень владения иностранными языками

Вот ты получил достоверную картину мира, а врубаться в технические процессы и реальность начинаешь уже на работе.

Зачем пошли в магистратуру? Вы же уже работали на тот момент, и на хорошей должности.

Компания, в которой я проходил практику на четвертом курсе, приняла меня в штат. Вышка тогда открыла первую магистратуру, где занятия проходили по вечерам. Это было прекрасным решением, чтобы совмещать работу и учебу на программе «Фондовый рынок и инвестиции», сейчас она называется «Финансовый инжиниринг». Утром я бежал на работу в небольшую консалтинговую компанию, потом на пары, из университета — домой, читать и заниматься, немного сна – и все по новой. Прекрасное время! Кстати, программа была платной, это мотивировало, а инвестиции в себя окупил за три месяца после выпуска.

Жить в таком ритме — и не сойти с ума?

Это был челлендж. А я не могу без челленджей. Однажды преподаватель сказал мне, что, по его мнению, я не смогу сдать CFA (Chartered Financial Analyst — международный сертификат по финансам — прим.ред.). Правда? А давайте проверим. И вот я на работе, потом в магистратуре, и еще и готовлюсь к первому уровню CFA. С февраля по май я спал по четыре часа в сутки и имел один выходной в неделю, в который занимался. В итоге три уровня заняли у меня четыре года, подал заявку на членство в ассоциации, и меня квалифицировали. Сейчас я Chartholder.

Какие карьерные бонусы дает этот уровень?

Это своего рода допуск в элитный клуб профессионалов. Когда я пришел на собеседование в девелоперскую компанию RTM Development сразу после сдачи первого уровня, сделал испытательный тест на 100%. Оказалось, мой будущий босс был членом CFA. Он сразу оценил мой уровень, и я получил работу старшим аналитиком с высокой зарплатой. Настоящая гордость для студента магистратуры. В России членами ассоциации CFA являются около 1000 человек. Поэтому в крупных компаниях твое резюме с сертификатом CFA приобретает дополнительный вес.

Фото: Михаил Дмитриев

Как крупные компании смотрят на социальный бэкграунд студента?

Как правило, эйчары всегда обращают внимание на разную волонтерскую активность и опыт некоммерческой деятельности кандидата. Им важно, чтобы человек поддержал и развил ценности компании. Я пришел на работу в «Сибур» совсем недавно. Здесь большое внимание обращают на твою разносторонность — сертификаты, стажировки, волонтерство. Если ты что-то делал, а не сидел на месте, значит, у тебя есть внутренняя мотивация и перспективы. Ты не какая-то «шестеренка», а личность и будущий член команды.

До «Сибура» вы также работали в промышленном секторе? Чем привлекла вас эта область?

С промышленностью меня связала предыдущая работа, где за девять лет я прошел путь от аналитика до директора по инвестициям. Это компания горнодобывающей и металлургической отрасли, «Группа Магнезит», со штатом в 10000 человек. Помимо построения финансовых моделей, мне приходилось очень часто летать в командировки. Я сбился со счета, сколько раз облетел земной шар. Побывал на всех континентах, кроме Австралии. Ездил на графитовый завод в горах Бразилии; стараясь успеть в аэропорт, гнал на джипе по весеннему льду Ангары; заблудился в тайге, да много всего было. Я бы никогда не поверил в то, что экономика — это приключения, если б сам все это не пережил.

Расскажите о каком-нибудь недавнем впечатлении.

Возвращался с Восточного экономического форума во Владивостоке в Москву через Сахалин, где мне нужно было 8 часов ждать пересадку. Что делать? Взял напрокат машину, спросил: «Где тут у вас крабы?» И поехал. По пути посмотрел местный завод Sakhalin Energy, который экспортирует сжиженный газ — обожаю заводы! Через 100 км на обочине дороги нашел продавца крабов и устроил на берегу океана праздничный ужин.

Откуда любовь к заводам?

Когда ты готовишь проект на бумаге, а потом видишь — вот уже готовят карьер, закладывают фундамент будущего цеха, завозят оборудование, и вуаля — ГОК (горно-обогатительный комбинат) заработал, пошла отгрузка продукции. Ты же знаешь, что это отчасти творение и твоих рук. Точнее — головы. Это прекрасное чувство, на своем примере могу сказать, что вопреки стереотипам профессия экономиста очень прикладная, а вовсе не теоретическая.

Какие личные навыки помогают двигать карьеру?

Мне очень помогает умение выступать публично. Когда-то я очень этого боялся. Чтобы научиться, нужно просто выступать, раз за разом. Я и в аспирантуру пошел отчасти потому, что мне нужно было научиться выступать — учеба предполагает выступление на конференциях и перед студентами. Поначалу страшновато, но вот тебе уже надо отчитываться перед советом директоров — и ты это делаешь, лучше и лучше. Любой навык можно натренировать практикой, это как езда на велосипеде.

Почему вы решили уйти с поста директора и чем привлек вас «Сибур»?

В прошлом году я запустил крупный проект с партнерами из Китая, и пришло опустошение. Почувствовал остановку, потерял мотивацию и «впал в комфорт». Нужно было сделать что-то, чего я не делал раньше, чтобы снова начать расти. Я отправился в короткую экспедицию по Европе без определенной цели, подумал и пришел к выводу, что хочу сменить компанию.

На резюме мне ответили из «Сибура». За три месяца я прошел серьезный отбор — после шести собеседований мне сделали оффер, от которого я не смог отказаться

Потому что там меня ожидало — угадайте что — много-много амбициозных задач. Теперь я работаю в должности главного эксперта функции развития бизнеса.

Чем интересна эта компания?

Это нефтехимическая компания, занимающаяся переработкой побочных продуктов нефте- и газодобычи. В «Сибуре» нестандартная иерархическая система, а точнее — ее нет. Нет традиционных департаментов и отделов, нет младших и старших, есть менее и более опытные и есть определенные функции. Это мой первый опыт работы в матричной кросс-функциональной структуре. На мой взгляд, это прогрессивный формат организации из XXI века.

Как это работает: у вас формируется команда профессионалов, задача которой — реализация проекта. В вашем блоке есть сотрудники, которые берут на себя те функции, в которых лучше всего могут себя проявить. Начальник не в состоянии распределить задачи настолько эффективно. Формируются команды по пять-шесть человек. Они выполняют свои задачи в проекте децентрализованно, для оценки работы существует коллективный ценз, если член команды становится слабым звеном, он «выходит из игры».

Фото: Михаил Дмитриев

Почти человеческий блокчейн.

До сих пор не могу поверить в такой высокий уровень кооперации, доверия и ответственности. Меня это восхищает. Эти люди запускали гигантские промышленные комплексы! При этом в компании очень молодой коллектив. Еще мне нравится отношение компании к новичкам. Ко мне прикрепили сотрудника из отдела кадров, HR-партнера, задача которого — заниматься моей адаптацией в компании персонально. А непосредственный начальник говорит, что его главная задача — чтобы мне было интересно работать. При этом здесь очень чувствительная среда по отношению к качеству твоей работы. В такой тесной цепочке невозможно делать работу плохо или просто «делать вид». Еще мотивирует что все коллеги очень сильные специалисты. 

Похоже на какой-нибудь экспериментальный стартап в Кремниевой долине. Это действительно российская компания?

Полностью. Просто менеджеры и акционеры компании хотят меняться, двигать промышленность, быть современными. Чтобы быть большой, прибыльной, устойчивой компанией — и при этом динамичной, уже нельзя работать по старым калькам. На последнем собеседовании в «Сибур» меня спросили: почему вы уходите с высокой должности, чтобы работать у нас? «Вы мне нравитесь», — ответил я.

Какие челленджи вы ставите перед собой в этой компании?

Мне всегда нравилось заниматься проектами, и я хочу развиваться в этой сфере. Понимаю, можно переходить горизонтально в другие направления и пробовать себя в чем-то новом. Здесь есть корпоративный университет, программы кадрового резерва, компания может отправить тебя на МВА.

Мой личный челлендж — выучить китайский. Уверен: объем бизнеса, товарно-денежных отношений, инвестиций между Россией и Китаем будет кратно увеличиваться. Нужна правильная коммуникация, к тому же мне интересна китайская культура.