• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Достаточно трех-четырех человек, чтобы поджечь шестьсот»

Вопрос о том, как должны преподаваться в средней школе общественные дисциплины, обсуждался 30 августа на круглом столе «Школьные история и обществознание: магистраль модернизации школы», организованном ВШЭ совместно с Департаментом образования Москвы.

Вокруг преподавания общественных дисциплин в школе не первый год не утихают споры. Широкий резонанс вызывают и новые учебники, и новые предметы. Достаточно вспомнить, как проходило обсуждение курса «Основы религиозных культур и светской этики», введенного в качестве эксперимента в отдельных регионах, и какие споры спровоцировало появление в проекте стандарта старшей школы предмета «Россия в мире».

Особые дискуссии ведутся вокруг школьного курса обществознания. Этот предмет засчитывают при поступлении во многих вузах, поэтому ЕГЭ по нему выбирает почти половина выпускников школ. При этом учителей-предметников по обществознанию у нас до сих пор не готовят — как правило, обществознание в школе преподают учителя истории. Впрочем, в академических кругах существует гипотеза, что обществознанию вообще не должно быть места в школе, поскольку такой науки нет — это наследие советских времен, а вместо него следует учить старшеклассников экономике, социологии и прочему.

Открывая круглый стол, научный руководитель Института развития образования ВШЭ Исак Фрумин отметил, что Высшая школа экономики долгое время стояла в стороне от проблем преподавания обществознания и истории. Однако недавно в Вышке появился факультет истории, среди преподавателей — авторы популярных учебников по этим предметам. В ВШЭ недавно появилась магистерская программа для учителей истории «Информационные ресурсы исторической науки», была открыта программа для учителей обществознания «Политические вызовы современности». Это, по выражению заместителя научного руководителя ВШЭ Льва Любимова, — «программа-парадокс», «потому что нет в высшем профессиональном образовании направления «обществознание», нет бакалавров обществознания, а магистратура будет».

Заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ Леонид Поляков рассказал о том, как несколько лет назад была предложена новая концепция обществознания и под его редакцией выпущены учебники «Человек в глобальном мире» для 10 класса и «Глобальный мир в XXI веке» для 11 класса.

У нынешней концепции преподавания обществознания — у «сферного подхода» (когда в курсе обществознания изучаются разные сферы общества — политика, экономика и другие) есть несколько недостатков, по мнению Полякова.

Во-первых, обществознание всегда преподавали по принципу «от простого к сложному». Этот принцип работает в случае с точными науками (в начальной школе изучают арифметику, в вузах — высшую математику, разные разделы математики не противоречат друг другу), а для общественных дисциплин подобная методика является не вполне корректной и может обернуться неправильным толкованием понятий.

Во-вторых, не вполне уместны упрощения и обобщающие формулировки, которые часто можно найти в школьных учебниках обществознания — например, «в политологии принято считать». Дело в том, что в политологии есть разные школы, мнения, которые часто противоречат друг другу, поэтому подобные формулировки, скорее всего, только дезориентируют школьников.

В-третьих, требования, которые предъявляются к учителям обществознания. От учителя физики не требуют, чтобы он знал математику, а учителя обществознания почему-то должны одинаково успешно овладеть знаниями из совершенно разных областей — философии, политологии, экономики.

Ситуация с преподаванием обществознания, по словам Полякова, напоминает порочный круг, из которого нельзя выбраться. В то же время именно сейчас, в XXI веке, «беспредметная дисциплина обществознание» приобретает свой реальный предмет. «Этот предмет называется глобальный мир, и он еще не осмыслен, не освоен и не проанализирован ни одной существующей наукой, — пояснил Поляков. — Глобальность — это принципиально новое качество всех тех сфер, которые до сих пор изучались только абстрактно. Поэтому и пришла идея создать новый тип обществознания, потому что у него единый универсальный предмет».

Московских учителей, которые участвовали в круглом столе, интересовали вполне конкретные вопросы. Реально ли что-то изменить в преподавании, если школьники ориентированы исключительно на сдачу ЕГЭ? И как вообще можно что-то изменить, если на магистерских программах ВШЭ может отучиться ограниченное число учителей, причем преимущественно из Москвы?

Отвечая на вопрос о ЕГЭ, Лев Любимов привел в пример пермский лицей №10, к созданию которого он имеет непосредственное отношение. «Когда был его первый выпуск — а сейчас лицею уже 7 лет — его выпускники по результатам ЕГЭ в Пермском крае заняли первое место. Почему? Дело в том, что по шести основным предметам, начиная с пятого класса, здесь каждый месяц проводится независимая оценка знаний. Умножьте пять лет на девять месяцев и шесть предметов и подумайте, сколько раз дети проходят эту независимую оценку. Это воспитывает ответственность, абсолютную прозрачность знаний: дети не знают, что такое шпаргалки и «решебники». Так формируется культура ЕГЭ. А мы вместо того, чтобы создавать культуру, берем институт и пытаемся его насадить».

Что касается ограниченного набора на программу, то здесь Лев Любимов вспомнил слова своих коллег и друзей Теодора Шанина и покойного Юрия Левады. «Шанин мне как-то сказал: «Не пытайтесь обогреть всю Россию, делайте свое конкретное дело». Вот что конкретно мы хотим сделать? Мы хотим сформировать группу магистерских программ для учителей, которые в них заинтересованы. Это программы, которые обеспечены кадрами — профессурой, которую вы не найдете ни в МГУ, ни в РГГУ… И еще. Покойный Юрий Левада мне как-то сказал: «Ты не понимаешь значение и масштаб поджигателей». Чтобы поджечь шестьсот человек, достаточно трех-четырех человек».

Так что, по убеждению Льва Львовича, если за несколько лет удастся подготовить хотя бы несколько сотен учителей — «это рванет по-настоящему»: «Наша цель — через пять лет создать такую когорту гуманитариев — примерно 700-800 человек. Для Москвы, я вас уверю, это критическая масса».

Елена Кузнецова, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Влияние исследований качества образования на политику не стоит переоценивать

На семинаре, прошедшем в НИУ ВШЭ в рамках Дней Международной академии образования в Москве, профессор Университета штата Аризона Густаво Э. Фишман сравнил международные сравнительные исследования качества образования с лошадиными скачками и заявил, что они не столь значительно влияют на образовательную политику, как принято считать.

Борьба с неуспеваемостью. Как предупредить неудачи в школе

У детей из семей с низким уровнем образования и доходов выше риски плохой учебы. Но школа может их снизить. Как именно, рассказали с опорой на международный опыт эксперты Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Кружок качества. Как внеклассные занятия влияют на успехи школьников

Подростки, которые ходят в студии и секции, чувствуют себя увереннее и лучше учатся в школе. Больше всего успеваемость связана с курсами иностранных языков, выяснила социолог Ксения Тенишева. Доклад об этом представлен в программе ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Институт образования будет сотрудничать с глобальной школьной лабораторией

Институт образования НИУ ВШЭ заключил договор о сотрудничестве с онлайн-платформой ГлобалЛаб — сообществом учителей и учеников, выполняющих совместные исследовательские проекты в Интернете.

Дизайнерам и педагогам предстоит найти общий язык

В правильно организованном пространстве школы дети не только комфортно себя чувствуют, но и лучше учатся. О том, как этого добиться, шла речь на исследовательском семинаре «Дизайн образовательных пространств школы», который Центр развития лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ провел 12–13 июля.

«Общество не следит за тем, что происходит в школе, оно придирчиво следит за результатами школы»

В интервью «Учительской газете» ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов рассказал, как цифровизация должна изменить учебный процесс для учителей, детей и родителей, почему красивая pdf-ка — это еще не цифровой учебник и зачем все-таки ходить в класс, если технологии позволяют учиться удаленно.

Образование должно стать основным инструментом преодоления бедности

Сегодня российские школы и профессиональные колледжи не сглаживают социальное неравенство, а в ряде случаев, напротив, его усугубляют. Как изменить систему образования, чтобы ученики из бедных семей добивались в жизни успеха, обсудили 19 июня участники заключительного семинара Института образования НИУ ВШЭ.

Инвестиции в школьное образование

Средства бизнеса на общее дело. Колонка ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова.

ВШЭ, МГСУ и «Просвещение» будут вместе разрабатывать проекты новых школ

24 мая на Петербургском международном экономическом форуме руководители НИУ ВШЭ, Московского государственного строительного университета и группы компаний «Просвещение» подписали соглашение о сотрудничестве. В его рамках два национальных исследовательских университета и крупнейшая российская компания, создающая образовательные ресурсы и сервисы, предложат оптимальные пространственные решения для школьных зданий.

Первоклассная галерея

Исследователи НИУ ВШЭ определили типы развития детей к моменту поступления в школу. Они позволяют спрогнозировать и улучшить будущие достижения учеников.