• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Успехи российских школьников: расслабляться нельзя

5 февраля состоялся семинар серии «Актуальные исследования и разработки в области образования» Института образования ВШЭ. С докладом «Результаты международных исследований PIRLS-2011 и TIMSS-2011: достижения и проблемы» выступила руководитель Центра оценки качества образования Института содержания и методов обучения Российской академии образования Галина Ковалева.

 

В международных исследованиях оценки образовательных достижений Россия принимает участие уже давно. Но лишь в последние несколько лет общество стало серьезно к этим результатам относиться. Более того, в нашей стране заговорили о механизмах влияния этих исследований на качество обучения. Особенно после того, как исследования PIRLS и TIMSS 2011 года показали, что России есть чем гордиться.

 

Лидеры в образовании: азиатские тигры и Россия

По словам Галины Ковалевой, в последнем замере PIRLS участвовало 49 стран, выборку выпускников российской начальной школы представлял 4461 ребенок из 202 образовательных учреждений 42 регионов страны. В замере TIMSS участвовали 4467 учащихся четвертых классов и 4893 учащихся восьмых классов. При этом выборки учащихся четвертых классов в исследованиях PIRLS и TIMSS почти полностью совпадали. Благодаря этому исследователям удалось собрать богатейший материал о детях и их достижениях в чтении, математике и естествознании, а также о факторах, которые могут на эти достижения влиять, включая характеристики учителей, школ и семей учащихся.

Итак, начальная школа, чтение. Здесь, как показывает PIRLS, лидируют четыре страны: Гонконг, Россия, Финляндия и Сингапур. Статистически значимых различий между этими странами нет, говорить о первых-вторых местах нет смысла. Но мы точно можем говорить о том, что у остальных 45 стран результаты статистически ниже российских.

В математике ситуация несколько иная. В лидерах держатся школьники пяти стран: «азиатские тигрята» из Сингапура, Кореи, Гонконга, Тайваня, а также ребята из Страны восходящего солнца. Россия со своими 542 баллами находится во второй группе из 9 стран (включая Англию и США), показавших примерно равные результаты. Далее идут остальные 35 стран, с результатами статистически значимо более низкими, чем российские.

В естествознании лидируют Республика Корея, Сингапур и Финляндия. Российские выпускники начальной школы в среднем набрали 552 балла, примерно такие же результаты показали школьники Японии и Тайваня. Результаты остальных стран значимо ниже российских.

Таким образом, российские младшеклассники, бесспорно, молодцы. Но и в основной школе у нас состояние образования не хуже. По результатам исследования TIMSS в восьмых классах, в математике лидирует все та же азиатская пятерка стран. Российские школьники, получившие 539 баллов, стоят особняком, они ниже лидеров, но значимо выше среднемирового уровня и результатов других 36 участников замера, включая Финляндию, США и Англию. В естествознании лидерство азиатских стран потеснила Финляндия. Следом идут статистически неразличимые по результатам Словения, Россия (542 балла), Гонконг и Англия.

Если смотреть на достижения наших ребят в динамике, то мы увидим, что в целом они постепенно улучшаются. Более того, в 2011 году российские восьмиклассники не просто повысили свои результаты, но показали максимальный среди всех стран прирост в 27 баллов.

 

Дисбаланс в содержании образования?

Во всех исследованиях выделяются несколько уровней подготовки учащихся от самого низкого до самого высокого. Причем за каждым уровнем скрывается важная информация о том, что знают и умеют школьники, достигшие определенного уровня.

Так, например, в чтении высший уровень достижений (боле 625 баллов) имеет 19% российских школьников. Это ребята, которые могут воспринимать текст целостно, понимать его отдельные фрагменты и их взаимосвязи, а также опираться на текст при обосновании своего мнения и в интерпретации авторской позиции. На другом полюсе находятся ребята, которые имеют низкий уровень подготовки. Таких детей в России около 7%, они могут улавливать из текста нужную информацию, если она представлена в явном виде. Но есть у нас и еще 1% детей, которые не достигли даже минимального уровня понимания текста. С одной стороны, 1% детей — это немного. Но если переводить проценты в реальные цифры и распространять их на всю совокупность поколения… Повод задуматься?

Еще один интересный сюжет, затронутый в выступлении Галины Ковалевой, касался содержательного аспекта тестирования. Иначе говоря, нам важно знать не только, как читают наши дети, но и то, насколько хорошо они читают разные виды текстов. Оказалось, что в среднем чтение российскими школьниками художественных текстов можно оценить в 564 балла. А вот информационные, научно-познавательные тексты они читают чуть лучше — на 571 балл.

Содержание математических дисциплин в начальной школе представлено разделами «числа» (арифметика), «геометрия» и «анализ данных». По первым двум дисциплинам баллы составляют 545 и 542 соответственно. А вот «анализ данных» у наших ребят «проседает», по этому разделу они в среднем показывают 533 балла. Похожим образом дела обстоят и в основной школе. В алгебре российские восьмиклассники очень успешны, они получают в среднем 556 баллов, результаты по «числам» и «геометрии» немного меньше. С «анализом данных» ситуация снова хуже, всего 511 баллов.

Естествознание в начальной школе тестируется по таким дисциплинам, как биология, география и физика. И здесь средние достижения наших ребят распределились от 556 баллов по биологии до 548 — по физике. В восьмом классе самые лучшие результаты из четырех уже дисциплин (химия, биология, физика и география) мы имеем по химии — 554 балла, а самые низкие по географии — 535 баллов. Но, как подчеркивает докладчик, важно, что сами цифры очень высокие, и по сравнению со школьниками других стран наши ребята смотрятся весьма достойно.

Если же рассматривать профили достижений российских школьников по видам деятельности, то здесь становятся очевидны определенные проблемы. И прежде всего — это проблемы дисбаланса между знанием, применением и рассуждением.

Среднюю оценку по предмету в исследовании TIMSS можно разложить на оценки по этим трем областям и проанализировать профили страны отдельно в каждой содержательной сфере. Как оказалось, и в математике, и в естествознании у наших восьмиклассников отличные знания, чуть хуже с применением знаний и, мягко говоря, не очень с рассуждением. Ребята хорошо могут воспроизводить стандартные решения, но стоит изменить формулировку заданий, сделать ее нестандартной — их результаты резко снижаются. То есть российские школьники получают высокий средний балл в TIMSS большей частью за счет компонента знаний. Профили стран-лидеров — иные. Например, японские школьники вырываются вперед за счет высоких баллов там, где требуется рассуждение, умение думать в необычной обстановке, решать нестандартные задачи. В то же время корейские и тайваньские ребята наиболее сильны в сфере активного применения знаний. Какой из этого следует вывод? Мы должны обратить серьезное внимание на усиление самостоятельности российских школьников и развитие их познавательной активности.

 

Богатые и мотивированные учатся лучше

Галина Ковалева рассказала также о некоторых рычагах влияния на высокие достижения российских ребят. И TIMSS, и PIRLS показывают, что наиболее значимый фактор, который влияет на успешность наших детей, — это семья. Ресурсы семьи включают образование родителей, их профессию, а также такие показатели, как количество книг, наличие интернета дома, наличие у ребенка собственной комнаты и другое. Надо сказать, что семей с высокими ресурсами в России не так уж много — всего 16%. Но какой результат показывают дети из таких семей? По чтению, например, в среднем 611 баллов. И наоборот — дети из семей с незначительными ресурсами, а таких, по данным анкет, порядка 3%, читают сильно хуже, их средний балл порядка 520.

Впрочем, не стоит забывать и о самих детях, их желаниях и стремлениях. Мотивация школьников и их вовлеченность в учебный процесс приносят щедрые плоды. Так, положительное отношение к математике, которое демонстрируют 29% российских школьников в восьмом классе, позволяет им иметь в среднем 567 баллов. В то время как дети с негативным отношением к математике в среднем получают всего 509 баллов. То есть учителям стоило бы задуматься, как организовать учебный процесс так, чтобы увлечь детей, чтобы им было интересно. А здесь, увы, не все так радужно, как хотелось бы… В заключение выступления докладчик привела данные из исследования качества педагогического образования (TEDS); 27% будущих учителей согласились с тем, что «наилучший способ преуспеть в математике — выучить наизусть все формулы». О чем это говорит? О том, что сегодняшние студенты педвузов, те, кто скоро будут учить наших детей, относятся к своему предмету весьма формально…

Дискуссанты вслед за Галиной Ковалевой также решили затронуть не только светлые стороны, но и болевые точки российского образования последовательно в чтении, математике и естествознании.

 

Нам есть куда расти

Ведущий научный сотрудник Института содержания и методов обучения Российской академии образования (РАО) Марина Кузнецова, отметила, что лидерство российских школьников в PIRLS не должно усыплять нашу бдительность. Профессиональное сообщество и все мы должны обратить внимание на ряд проблем, и прежде всего на соотношение самых сильных и самых слабых в чтении детей. Так, по данным PIRLS 2006 года, 5% самых слабых детей набирали в среднем 440 баллов, в 2011 году результаты значительно выросли, до 455 баллов. В то же время результаты 5% самых сильных учеников практически не изменились: 670 и 672 баллов в 2006 и 2011 году соответственно. То есть слабых мы «подтянули», а вот с ребятами, имеющими высокий балл, российская школа недорабатывает… Нам есть еще куда расти.

Ведущий научный сотрудник Лаборатории дидактики математики Института содержания и методов обучения РАО Лариса Рослова заметила: «Для меня результаты исследования по математике оказались неожиданными. Не совсем понятно, откуда этот подъем взялся. Но пока гипотеза выглядит так: на улучшение результатов школьников по математике «работают» образовательный стандарт 2004 года и введение системы единой государственной аттестации». Другой важный момент, которого коснулась дискуссант, — это учебники. Так, 50% российских школьников учатся по учебникам Ю.Н. Макарычева, который начал издаваться в 1974 году. Геометрию 75% восьмиклассников учат по учебнику Л.С. Атанасяна, тоже десятки раз переизданному. Возможно эти учебники уже «морально устарели»? Учителя тоже замечают дисбаланс между материалами учебников и требованиями ГИА. Получается так, что все передовые векторы приходят в наше образование через экзамен. Насколько это хорошо — большой вопрос.

Третий дискуссант, заведующая отделом естествознания Московского института открытого образования Марина Демидова, обратила внимание на то, что с 2007 года наши дети и в четвертом, и в восьмом классе показывают далеко не лучшие результаты по физике. Но это не потому, что они стали хуже учиться, а потому что некоторым областям физического знания, которые по договоренности 65 стран тестируются заданиями TIMSS, наших детей просто не учат. «Почему у нас дети XXI века первый раз знакомятся с электричеством в восьмом классе, если они чуть ли не с года начинают играть в электронные игрушки? Мы должны подумать о содержании наших естественнонаучных дисциплин», — заметила Марина Демидова.

Последний дискуссант, старший научный сотрудник Центра мониторинга качества образования ВШЭ Юлия Тюменева отметила высокий потенциал программ оценки образовательных достижений TIMSS и PIRLS как с исследовательской, так и с политической точки зрения. Но с исследовательской позиции, по ее мнению, на результаты российских школьников стоит смотреть очень вдумчиво. Все, что может объяснить учебные успехи наших ребят, всю информацию, которой располагает исследователь, он берет из анкет. А качество заполнения анкет и их восприятие российскими педагогами, по мнению дискуссанта, не всегда адекватны. Еще один вопрос — почему все выводы исследований выглядят такими ожидаемыми? Ведь это вполне очевидно, что хорошие результаты показывают мотивированные дети из хороших семей… TIMSS и PIRLS — это, конечно, хорошо. Но России нужны дополнительные источники сбора информации об образовании, которые позволят исследователям больше понять и больше объяснить.

 

Алина Иванова, специально для Новостной службы портала ВШЭ

Вам также может быть интересно:

Вышка подготовила учителей математики, с которыми детям будет интересно

Состоялся первый выпуск магистерской программы «Совместная магистратура ВШЭ и ЦПМ». Эта программа готовит высококвалифицированных учителей математики, интегрируя высокий научный потенциал факультета математики НИУ ВШЭ и практический опыт работы Центра педагогического мастерства в области школьного образования.

Участники НеКонференции спроектировали школу, не похожую на самолет

27 июня в Хорошевской школе состоялась НеКонференция. Так назвали многоуровневую дискуссионную площадку: исследователи сферы образования, педагоги, управленцы и даже ученики генерировали идеи для школы будущего. Организатором и разработчиком программы НеКонференции стал Институт образования Вышки.

Новые частные школы России: «печки» разные, «кирпичики» схожие

На очередном семинаре «Актуальные исследования и разработки в области образования» Института образования НИУ ВШЭ руководители самых известных в России негосударственных школ рассказали, какими умениями и навыками будут обладать их выпускники через десять лет.

НИУ ВШЭ поможет московским школам в создании IT-классов

Университет разработает для школьников учебные модули по ведению IT-бизнеса и обучит педагогов IT-классов. Кроме того, на базе НИУ ВШЭ совместно с ведущими IT-компаниями планируется создать центр сертификации выпускников таких классов.

Влияние исследований качества образования на политику не стоит переоценивать

На семинаре, прошедшем в НИУ ВШЭ в рамках Дней Международной академии образования в Москве, профессор Университета штата Аризона Густаво Э. Фишман сравнил международные сравнительные исследования качества образования с лошадиными скачками и заявил, что они не столь значительно влияют на образовательную политику, как принято считать.

Борьба с неуспеваемостью. Как предупредить неудачи в школе

У детей из семей с низким уровнем образования и доходов выше риски плохой учебы. Но школа может их снизить. Как именно, рассказали с опорой на международный опыт эксперты Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ.

Кружок качества. Как внеклассные занятия влияют на успехи школьников

Подростки, которые ходят в студии и секции, чувствуют себя увереннее и лучше учатся в школе. Больше всего успеваемость связана с курсами иностранных языков, выяснила социолог Ксения Тенишева. Доклад об этом представлен в программе ХХ Апрельской Международной научной конференции в Высшей школе экономики.

Прием заявок от школьников на участие в выездной биологической сессии продлится до 5 марта

Выездная сессия для учеников 6-10 классов, интересующихся биологией, пройдет с 26 марта по 5 апреля в подмосковном Пущино. Ее организует Дирекция общего образования НИУ ВШЭ в рамках проекта «Академия школьников».

Институт образования будет сотрудничать с глобальной школьной лабораторией

Институт образования НИУ ВШЭ заключил договор о сотрудничестве с онлайн-платформой ГлобалЛаб — сообществом учителей и учеников, выполняющих совместные исследовательские проекты в Интернете.

Дизайнерам и педагогам предстоит найти общий язык

В правильно организованном пространстве школы дети не только комфортно себя чувствуют, но и лучше учатся. О том, как этого добиться, шла речь на исследовательском семинаре «Дизайн образовательных пространств школы», который Центр развития лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ провел 12–13 июля.